ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К сожалению, появления большого числа вакансий для управленцев не ожидается. По словам Евгения Гавриленкова, людей нанимали в расчете на экономический рост. В период спада спрос на менеджеров заметно сузился. «С другой стороны, резко выросли требования к качеству менеджмента. Сейчас ищут только ведущих профессионалов, которые могут принимать решения», - отметил эксперт. Борис Кагарлицкий добавил, что даже при подъеме экономики часть менеджеров не сможет найти работу - бизнес в любом случае ждут структурные изменения, поэтому многие руководящие специальности окажутся не нужны.

newizv.ru

ЭКЗАМЕН КАК КОШМАР

По мере того как приближается весна, страх овладевает тысячами людей, до сих пор не слишком волновавшихся из-за экономического кризиса, политических проблем и глобальной депрессии. Речь идет о школьниках старших классов, которым предстоит сдавать Единый государственный экзамен.

Единый государственный экзамен сам по себе является плохой новостью. Но то, как его внедряет министр образования Андрей Фурсенко, делает эту новость плохой вдвойне. В преддверии эксперимента министерство постоянно меняет правила, засыпая систему образования всё новыми и новыми инструкциями, в которых начинают путаться даже профессионалы. Короче говоря, никто не может толком понять, как будет реализована правительственная реформа и в чем её смысл, но никто не сомневается в том, что она будет несмотря ни на что реализована.

То, что система тестирования не дает четкого представления об уровне подготовки учеников, известно давно. И именно поэтому тесты всегда применялись - и в России и на Западе - лишь как дополнительная система проверки знаний, причем преимущественно по тем вопросам, где могут существовать очень простые формальные критерии. Например, знание таблицы умножения, исторических дат или названий иностранных столиц. Полная замена традиционных экзаменов тестами не только делает результаты экзаменов весьма спорными, но и находится в полном противоречии с общей логикой образования, которая никак не перестраивается. В результате лишний год обучения, который добавился при переходе школы с десяти классов на одиннадцать, тратится практически полностью на то, чтобы переучивать подростков, настраивая их на решение новых задач, связанных с ЕГЭ, но не давая никаких новых знаний.

В лучших традициях рыночной экономики разработка тестов приватизирована, являясь прибыльным бизнесом для частных контор, приближенных к министерству, но не имеющих никакого отношения к процессу обучения. Прошлогоднее полуэкспериментальное внедрение ЕГЭ уже дало весьма показательные результаты. Мало того что количество неудовлетворительных оценок оказалось запредельно большим, но и обнаружилось, что именно хорошие ученики по системе ЕГЭ имеют наибольший шанс получить «двойку», тогда как «двоечники», наоборот, резко улучшают результат. Причина достаточно проста: поскольку переход на ЕГЭ полностью ломает всю логику обучения, дети, наиболее успешно справлявшиеся в рамках этой логики, оказываются первыми жертвами реформы. В прошлом году дошло до нескольких самоубийств. Не хочется делать подобные прогнозы, но трудно избежать опасения, что на сей раз повторится то же самое.

Между тем обнаружилось, что студенты, прошедшие в вузы благодаря хорошим итогам при сдаче ЕГЭ, не справляются с программой, не могут сдать экзамены и вообще не знают элементарных вещей, необходимых для продолжения учебы. Часть подобных «отличников» отчислили уже в первый год. И виноваты опять же не столько они сами, сколько система, порождающая внутреннее противоречие.

Высшее образование переживает свой собственный кризис - организационный, методический и финансовый. И кризис этот в условиях общей экономической депрессии будет только усугубляться. Для полного счастья не хватало только очередной серии экспериментов от министра Фурсенко.

Неудивительно, что с приближением ЕГЭ настроение молодых людей портится. Учителя паникуют, родители школьников в растерянности, а сами подростки возмущаются. Интернет-форумы полны призывами к сопротивлению, под которыми подписываются десятки тысяч юношей и девушек. Однако на практике сопротивление ограничивается некоторым количеством малочисленных митингов, принимающих беззубые резолюции. В значительной мере за подобное положение дел отвечают взрослые. Ведь школьники не очень хорошо понимают, что значит организовать митинг или пикет. Будучи несовершеннолетними, они и права такого не имеют. Потому в Москве и Петербурге школьные активисты обратились к КПРФ как «единственной оппозиционной партии» с просьбой о помощи. И в самом деле, помощь была оказана, но в такой форме, которая сделала митинги совершенно бессмысленными. Взяв дело в свои руки, партийные функционеры свели дело к скучным речам пожилых депутатов и экспертов, рассказывавших подросткам о преимуществе КПРФ и необходимости на следующих выборах - через три с лишним года - проголосовать за эту организацию. Все проблемы будут решены, когда КПРФ получит большинство в Думе. Поскольку сейчас партия имеет совсем небольшую фракцию, которая от выборов к выборам только сокращается, ответ на вопрос, когда удастся исправить положение, получается однозначным: никогда.

Впрочем, выпускникам 2009 надеяться не на что, даже в случае если через три года каким-то чудом КПРФ превратится в мощную парламентскую силу: власть не будет ждать три года, им жизнь сломают уже нынешней весной.

Однако приближение срока экзаменов, совпадающее с углублением кризиса, всё-таки не может не изменить сознание. Москва совершенно не похожа на Париж и Афины, и климат у нас не тот, и традиции совершенно иные. Однако некоторые совпадения всё же возможны. Пока я стоял на митинге, слушая косноязычные речи политиков, группа подростков рядом со мной активно обсуждала вопрос, не лучше ли было бы просто разбить витрину соседнего «Макдональдса». По крайней мере бы согрелись.

Специально для «Евразийского Дома»

ДОЛГОСРОЧНЫЙ КАПИТАЛ ИЗ РОССИИ НЕ УХОДИТ

Отток капитала из России - это возврат «случайных» денег, пришедших в страну с началом паники на мировых биржах. Такое мнение высказал в четверг, 26 февраля, в разговоре с корреспондентом Балтийского информационного агентства (БИА) директор Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий.

По его словам, Россия в полной мере испытала на себе кризис позже других стран и потому показалась инвесторам наиболее надежной для вложений. Как только негативные явления затронули и нашу экономику, капиталы вернулись обратно. При этом, считает эксперт, долгосрочные вложения в производство не уходят, хотя и зачастую замораживаются.

«Это редкий случай, когда я действительно соглашусь с Кудриным: основной отток уже произошел», - подчеркнул Б.Кагарлицкий.

Однако эксперт не исключает бегства российских капиталов за границу. Впрочем, пока непонятно, куда могут побежать, сказал он.

Напомним, 26 февраля вице-премьер, министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что чистый отток капитала из России в январе составил около $40 млрд., но сейчас оттока практически нет.

bia-news.ru

91
{"b":"103134","o":1}