ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

КРИЗИС НЕ ПОЩАДИТ КУДРИНА

Министр финансов России Алексей Кудрин назвал две главные экономические ошибки, допущенные российским правительством. Во-первых, страна не снизила прямую зависимость экономики от экспорта нефти. Во-вторых, государство слишком сильно увеличило расходы, что вызвало инфляцию. Эксперты соглашаются с министром ровно наполовину.

Российская экономика действительно серьезно зависит от экспорта углеводородов и, соответственно, от мировых цен на «черное золото».

«Диверсификация отечественной экономики не произошла, и наша зависимость от нефти и газа слишком сильно влияет на бюджетные параметры», - подчеркнула генеральный директор Центра экономического и финансового консалтинга Елена Добролюбова.

Но вот не тратить нефтяные деньги было невозможно как с экономической точки зрения, так и с политической.

«Теоретически, государство могло быть скромнее в расходах на инвестиционные проекты, но политически это было нереально. Те, кто платит налоги, хотят видеть свои деньги вложенными в реальную экономику», - пояснила Е.Добролюбова.

Кроме того, госрасходы стали далеко не основной причиной роста цен в стране.

«Инфляция была вызвана ростом тарифов на электроэнергию, газ, ЖКХ, а также внешнеэкономическими факторами», - уверен руководитель Центра макроэкономической стратегии Института экономики РАН Владимир Маевский.

Он отметил, что А.Кудрин, наоборот, сделал все, чтобы избыточных денег в экономике не было.

Проблема заключается, скорее, не в размере государственных расходов, а в их направлении. Эти деньги следовало потратить как раз на преодоление нефтяной зависимости.

«Надо было тратить или на социальные программы, или на развитие собственного производства, особенно госсектора», - считает директор Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий.

Социальные программы, по мнению эксперта, могли бы повысить совокупный спрос в стране, что также стимулировало бы рост отечественного производства. Нужно учитывать, что получателями соцподдержки являются малообеспеченные люди, которые действительно пойдут тратить деньги в ближайшем магазине, в том числе и на российские товары, а не поедут в Финляндию в очередной шоппинг-тур.

Е.Добролюбова также выступила за поддержку госсектора. Помимо этого, по ее мнению, у России была возможность решить транспортную и жилищную проблему - позволяли накопленные от продажи нефти средства.

Есть и другие варианты эффективных вложений. В.Маевский убежден, что главным получателем государственной поддержки должна была стать банковская система.

«Одна из причин сегодняшней ситуации в том, что Алексей Кудрин вместе с Сергеем Игнатьевым не сделали ничего, чтобы в хорошие годы укрепить банковскую систему и сделать так, чтобы российские компании занимали у российских банков», - сказал он.

По мнению эксперта, на это хватило бы 50-70 млрд. долларов. А теперь внешний долг российских компаний достиг порядка 500 млрд. долларов и привел к обрушению рубля.

«Если кредиты выдавать под 20-25% годовых, предприятия не смогут ими пользоваться, а экономика - остаться на плаву», - предупредил В.Маевский.

В то же время бесконтрольно вливать деньги в банковскую систему, как это делается сейчас, тоже не следует. Средства просто оседают в валютных активах. По мнению В.Маевского, ставки беззалоговых кредитных аукционов Центробанка нужно снизить с 12-13% до 4-5%, но при этом обязать банки поддерживать нулевую валютную позицию. Это значит, что валюты у кредитных организаций должно быть ровно столько, сколько требуется для обслуживания клиентов-импортеров и других неотложных нужд.

В любом случае, для большинства мер, предложенных экспертами, денег не осталось. Это вызывает самые пессимистичные прогнозы.

«У нас нет шанса пережить кризис. Грядет крах государства. Территория останется, но нынешней экономики уже не будет. И Кудрина не будет», - заключил Б.Кагарлицкий.

bia-news.ru

В ЗАЩИТУ БАРАНОВ

Вряд ли кто-то обратил бы внимание на очередную катастрофу вертолета в восточных районах России, если бы среди ее жертв не был представитель президента в Госдуме Александр Косопкин. Часть пассажиров вертолета Ми-171, потерпевшего крушение 9 января в Горном Алтае, однако, выжила. Они тоже оказались представителями бюрократической элиты, как местной, так и федеральной.

Затем в прессу просочились сведения, что пассажиры вертолета занимались браконьерской охотой на занесенных в «Красную книгу» горных баранов - архаров. Сразу понятно, что такая информация становится достоянием гласности не случайно. Фотографии расстрелянных баранов, доказывавшие вину охотников, вряд ли стали бы доступны публике, если бы кто-то из местных или центральных чиновников не захотел этого. «Охотничий» кризис - очередной симптом нарастающего кризиса верхов. Российская бюрократия все более раскалывается на враждующие группы.

Между тем власти Горного Алтая прилагают все усилия, чтобы замять дело. И этим только обостряют ситуацию. Скандал разрастается. Демонстративное нежелание властей возбуждать уголовное дело вызвало возмущение - как в столицах, так и в самом Горном Алтае. Власти начинают оказывать давление на протестующих - дело из экологического превращается в политическое.

Борцов против браконьерства уже обвиняют в попытке то ли устроить «оранжевую революцию» на Алтае, то ли отделить Алтай от России и присоединить к Монголии. Тем более, что, по сведениям экологов, именно туда ушли остатки расстрелянного чиновниками стада. То, что среди борцов с браконьерством оказались даже члены «Единой России», не смягчает конфликта, а лишь выявляет условность официальных партийных делений.

Дискуссия идет уже не о «Красной книге» и сохранении природы. Ключевой темой становится равенство граждан перед законом. Если высокопоставленные браконьеры не будут наказаны, это станет очередным публичным доказательством того, что в России существуют сословные привилегии, официально не провозглашенные, но стоящие выше закона и Конституции. Однако если они будут наказаны - общественное мнение почувствует свою силу. Появятся новые вопросы и требования.

22 февраля акция протеста прошла в Горном Алтае и одновременно в Москве. На 7 марта на Новопушкинском сквере назначен новый митинг. Как и прежде, к этим выступлениям были не причастны лидеры либеральной оппозиции или сторонники Геннадия Зюганова. На площадь вышли люди, которые никогда не пойдут ни на коммунистический митинг, ни на «Марш несогласных». И это самый тревожный симптом для власти. Недовольство распространяется не только среди тех, кто традиционно был настроен к ней враждебно, но и среди тех, кто обычно был к ней настроен лояльно или даже позитивно, а к оппозиции испытывал в лучшем случае презрение. Это и есть главный политический симптом кризиса.

В свою очередь, власть дает все новые и новые поводы для того, чтобы превратить пассивного обывателя в протестующего гражданина. А поводов для недовольства становится все больше. Правящие круги все еще не осознали, что изменилась не только экономическая ситуация, но и общественная. Психология масс в условиях кризиса быстро эволюционирует. Не умея идти на компромисс и не считая общественное мнение достойным внимания, чиновники собственными руками создают себе новых врагов. Они провоцируют людей на протест, дают им неожиданные уроки политической борьбы. Провоцируют на протест то людей, озабоченных состоянием окружающей среды, то автомобилистов, то пользователей интернета, то рабочих автопрома. Список новых недовольных растет с каждым днем. Создается впечатление, будто власть проверяет на прочность общество, пытаясь экспериментальным образом выяснить, с чем население смирится, а с чем нет.

Понятно, что дело о мертвых баранах не изменит политическую картину в стране, но оно уже смогло дестабилизировать обстановку в одном из самых спокойных и тихих регионов России. Нетрудно догадаться, зная повадки местного начальства, что и в других областях найдутся собственные поводы для недовольства. Начальство может контролировать ситуацию до тех пор, пока все эти выступления остаются разрозненными и не связанными между собой. Но ведь рано или поздно ситуация изменится!

96
{"b":"103134","o":1}