ЛитМир - Электронная Библиотека

– Шеф! – заорал в микрофон Вай. – Шеф! Это я! Желтый сигнал, повторяю, желтый сигнал! Плевать, что сейчас в эфире, тут штурм Института человека в разгаре! Прямое включение через двадцать секунд!

Не дожидаясь подтверждения, он повернулся к фургону. Операторы уже стояли на земле, лихорадочно активируя видеокамеры. Глаза обоих уже скрылись под контроль-панелями, и картинка в студию должна пойти с секунды на секунду. Вай мотнул головой, проверяя, что микрофон не отвалится при резком движении, и на мгновение прикрыл глаза, сосредотачиваясь и переходя в подходящее эмоциональное состояние. Так, глубокий вздох… сердце колотится часто, но в пределах нормы… прочистить горло… быстрым движением превратить прическу в фирменный шторм в вермишельной лавке… готово! Можно начинать. Сейчас где-то там, на студии, диктор захлебывающейся скороговоркой объявляет экстренное включение, и вот-вот он окажется в прямом эфире! Вот только как бы прорваться через оцепление внутрь?

– Кто такой? – гаркнули ему прямо в ухо? – Откуда?

– Репортер Вай Краамс, канал "Трибуна"! – рявкнул в ответ Вай, поворачиваясь. – Вот мое удостоверение! Согласно статье второй Закона о свободной прессе…

– Заткнись! – солдат закинул за спину карабин и ткнул пальцем у сторону входа. – За мной туда. Тебя приказано пропустить. Сколько с тобой?

– Двое… – ошарашенно пробормотал репортер. Такое с ним случалось впервые. "Прессу приказано не пускать" – сколько угодно, два раза из трех или даже три из четырех, но "тебя приказано пропустить"?! Что-то совсем новенькое в его длинной и извилистой репортерской карьере.

В левом ухе дважды резко пропищало. Прямой эфир! Некогда раздумывать. Броситься в воду, а там авось выплывем. Ну, вперед!

– В прямом эфире Вай Краамс, канал "Трибуна", – привычной скороговоркой забормотал он, быстро шагая за солдатом и надеясь, что операторы уже успели дать канал на студию. – Я веду прямой репортаж с места событий. Несколько минут назад Институт человека подвергся атаке со стороны спецподразделений Службы общественных дел. Я еще не знаю, кто в Министерстве и почему отдал такой приказ, но это мы проясним позже. Здесь полный бардак, и сейчас вы, дорогие мои зрители, получите полную и исчерпывающую его картину. Итак, прямо передо мной – главный въезд на территорию…

Дзинтон размашисто шагал через парк, игнорируя асфальтированную дорожку, вьющуюся между деревьев. Чтобы поспевать за ним, Карина почти бежала. Она окончательно утратила ориентацию, но папа, кажется, прекрасно понимал, куда и зачем направляется.

Выкрашенный в больничный белый цвет корпус возник перед ними неожиданно. Они обогнули высокое дерево с раскидистой кроной и оказались на широкой аллее, ведущей прямо к большим стеклянным дверям в центре длинного двухэтажного здания. У дверей расположились несколько солдат в бронежилетах и противогазных масках, чуть в стороне стояла большая бронированная машина. На тропинке, опоясывающей здание по периметру, стояло оцепление.

Карина напряглась, но солдаты не стали их задерживать. Наоборот, они вытянулись по струнке и отдали честь. Наверное, из-за непонятной радужной штуки, которую Дзинтон нацепил на грудь, решила девочка. Ничего себе! Оказывается, папа может даже солдатами командовать! Но зачем он тогда живет с ними в заброшенном отеле? Если он генерал, то, наверное, мог бы занять большие апартаменты в красивом доме, ездить на шикарной машине… и никогда не встретиться с ней? Нет, лучше не надо. Папа лучше знает, что и как делать.

Огромный залитый солнечным светом вестибюль заставил ее вздрогнуть всем телом и прижаться к Дзинтону. Она помнила его освещенным электрическим светом…

…вой сирены. Металлический голос из динамиков, выкрикивающий непонятные слова. Безжизненно валяющиеся тела охранников. Мерцание скрытых в потолке ламп. Вывороченный из пола соединенными усилиями девочек прозрачно-блестящий цилиндр, с хрустом и звоном ударяющийся в стеклянную панель рядом с запертой дверью. Саднящая боль в босых изрезанных осколками ступнях. Сырой ночной воздух, врывающийся в легкие, словно нектар свободы…

…и ощущения у нее остались самые неприятные. Сердце колотилось все сильнее и сильнее. Зачем она увязалась с папой? Дура. Сидела бы сейчас себе с госпожой Эхирой…

– Я Соловей. Статус операции? – резко спросил Дзинтон у группы людей в бронежилетах, но с офицерскими нашивками, настороженно его рассматривающих.

– Все по плану, – отрапортовал один из офицеров. – Здания блокированы полностью, охрана нейтрализована, персонал изолирован, сопротивления не оказано, потерь нет.

– Хорошо. Где Зимородок-один?

– На минус втором уровне, в блоке девиантов. Лифты отключены, лестница…

– Спасибо, я знаком с планом здания, – кивнул Дзинтон. – Мне нужен один сопровождающий в качестве охранника девочки.

– Ясно, – кивнул офицер. Он махнул рукой, и к ним подбежал высокий рыжий парень с автоматом. – Господин Соловей, это лейтенант Франци Тор. Франции, сопровождаешь господина оой-генерала и… – Он замялся. – …его спутницу до получения от него новых указаний.

– Так точно! – кивнул лейтенант, щелкая каблуками.

– За мной, – скомандовал Дзинтон, устремляясь вперед по холлу. Автоматические двери рядом со стаканом турникета стояли распахнутыми настежь. – Лейтенант, эту девочку зовут Карина. Головой отвечаешь за ее безопасность. Меня охранять не надо. Я и сам присмотрю за ней, но мне придется часто отвлекаться. Если потребуется, умрешь сам, но ее защитишь. Понятно?

– Так точно, господин оой-генерал, – вновь кивнул лейтенант, шагая рядом с Кариной. Он повернул голову и внимательно осмотрел девочку. У него оказались веселые голубые глаза северянина на совсем молодом конопатом лице…

…голубые глаза молодого охранника поверх ствола пистолета, сначала растерянные и непонимающие, потом – мертвые и безжизненные, уставившиеся в потолок…

Девочка тряхнула головой. Там, за поворотом, лестница. Это она помнит.

На лестничной клетке стояли четверо в бронежилетах. Они откозыряли Дзинтону и посторонились, пропуская группу. Четыре узких пролета, каменные ступени, настежь распахнутая дверь второго подземного уровня – и белый восклицательный знак в красном круге. "Внимание!" – гласило объявление. – "Зона повышенной опасности. Предъяви идентификационную карту на контроле. Вход посетителей без сопровождающего сотрудника Института запрещен".

В длинный широкий коридор с обеих сторон выходили двери, над которыми мигали разноцветные лампочки. Их оказалось немного, куда меньше, чем Карине помнилось по своему побегу. Впрочем, наверняка за поворотами есть и еще.

В большой караульной комнате возле лестничной клетки стояла еще одна группа военных с офицерскими знаками различия – шесть или семь человек и три тролля. Тролли бронежилетов не носили – на них была обычная матерчатая форма защитного цвета.

– Господа, я Соловей, – обратился Дзинтон к группе. – Поскольку я здесь, принимаю командование на себя. Оой-полковник Тарагор, все по плану?

– По плану, – недовольно буркнул один из людей с четырьмя большими кружками на левой стороне груди и, несмотря на тусклое освещение, в непрозрачных зеркальных очках. – Мы тебя ждали, оой-генерал. Я решил оставить троих местных умников, чтобы помогали управляться с аппаратурой, – он кивнул в сторону двух человек и орка в белых халатах, испуганно сгрудившихся в углу. – Мои ребята за ними присматривают.

– Не возражаю, – кивнул Дзинтон. – Транспорт для эвакуации девиантов прибудет с минуты на минуту, фургоны уже прошли КПП. Так, что у нас здесь…

Он подошел к пульту управления и несколько минут всматривался в экраны.

– Могло быть и хуже… – пробормотал он. – Восемнадцать детей, все спят. У шестнадцати состояние более-менее приличное, а вот его… и ту девочку придется сразу помещать в интенсивную терапию. Только вот чего я не понимаю… Ты, – он ткнул пальцем в орка в халате, – подойди.

Неуверенно оглянувшись на охраняющих солдат, орк приблизился.

62
{"b":"103149","o":1}