ЛитМир - Электронная Библиотека

Через некоторое время Служба общественной безопасности наконец-то допустила в Институт ярящихся возле оцепления журналистов других теле– и радиоканалов, и немного оскудевший поток шокирующей информации хлынул с новой силой. Поскольку на площади уже собралась и приличных размеров толпа, активно жаждущая крови, еще остававшихся в комплексе сотрудников Института собрали и под конвоем бронетранспортеров вывезли на автобусах в неафишируемое место. Одновременно в спешном порядке эвакуировали и их семьи – и вовремя: уже к вечеру в Масарии половина принадлежащих им квартир и домов оказалась разгромленной, а то и подожженной. Под шумок толпы разгромили и разграбили и соседние дома и квартиры, а также перевернули и сожгли не менее полутора сотен автомобилей. Полиция задержала десятка три самых активных участников погромов, но невооруженным глазом различалось, что полицейские выполняют свою работу крайне неохотно. У большинства из них тоже имелись дети.

К вечеру Президент Катонии в прямом эфире заявил, что деятельность головного отделения, равно как и всех филиалов Института человека в стране приостановлена, все его руководство задержано Службой общественной безопасности, а министр обороны подал прошение об отставке, каковое Президент немедленно подписал. Все государства, на территории которых находились филиалы Института, также заявили о приостановке их деятельности, их территории заняли полицейские силы. Четыре Княжества и Граш не преминули объявить руководство тамошних филиалов персонами нон грата, а телеканалы не упустили возможности в очередной раз с сарказмом попенять Катонии на внедрение своих шпионов под видом ученых и дипломатов. При чем здесь шпионы, правда, журналисты объяснить не удосужились, но их никто и не спрашивал.

На следующий день в прессе появились свидетельства причастности к бесчеловечным экспериментам руководства партий правящей коалиции. Выйти на контакт с главой партии гуманистов Тоем Карацием, известным своими высказываниями об опасности девиантов, так и не удалось. Прочие же члены партии решительно открещивались от всех обвинений. Глава Партии экономического прогресса Масасик Транга также заявил, что ничего не знал о проводимых экспериментах, а все контакты членов партии с руководством Института имели исключительно личный и неофициальный характер. Впрочем, когда ему предъявили выписку из финансового отчета по прошлым выбором, где отдельной строкой значились немалые пожертвования со стороны Института, он скис и заявил, что проведет тщательное внутреннее расследование.

Крайтон Керл витийствовал с трибуны Ассамблеи, не упуская возможности напомнить, что первым забил в колокола. По телевидению и радио шли непрерывные круглые столы с привлечением самых разнообразных экспертов – от ученых-физиков до философов и педагогов. Форумы в Сети бурлили от тысяч и тысяч пламенных дискуссий, в которых немногочисленные сторонники жесткого обращения с девиантами безнадежно проигрывали превосходящим силам их защитников. После того, как спецназ МОБ захватил еще два отделения Института, в которых содержались девианты, и был опубликован полный список освобожденных девяноста четырех детей, органы социальной опеки во всех городах оказались заваленными заявлениями на усыновление и удочерение (конкурс составил примерно пять тысяч заявок на одного ребенка). Более полутора тысяч заявлений об отзыве согласия на государственную опеку поступили от родителей, ранее добровольно или же под давлением передавших своих детей-девиантов государству, несмотря на то, что подавляющее большинство их содержалось во вполне приличных условиях в специализированных детских домах, не имевших к экспериментам Министерства обороны никакого отношения. Под шумок с подачи того же Крайтона Керла Ассамблея отменила Акт о принудительной государственной опеке в исключительных ситуациях. В тот же день, ближе к полуночи, решение Ассамблеи подписал Президент.

Отставкой министра обороны перестановки в правительстве не ограничились. Уже на следующий день под давлением разбушевавшейся общественности в полном составе вынужденно подал в отставку Исполнительный комитет, включая премьера. Временным главой Кабинета по старшинству возраста нежданно-негаданно для себя оказался министр энергетики. Поскольку до выборов оставалось менее двух периодов, Ассамблея практически единогласно проголосовала за фиксацию статус-кво в текущем состоянии.

Другие расы отнеслись к скандалу в человеческом обществе со сдержанностью. Совет старейшин Конгрегации орочьих общин опубликовал заявление, в котором выражал сдержанную уверенность в том, что люди окажутся способными исправить допущенные ошибки. Несколько общин закрыли людям доступ на свою территорию и настоятельно рекомендовали всем своим членам прекратить работу в человеческих организациях и коммерческих фирмах, но они оказались в меньшинстве. Тролли просто не комментировали происходящее. Однако в секретных отчетах специалистов МОБ по межрасовым отношениям позже отмечалось, что и орки, и тролли остались довольны тем, как разрешился кризис.

И, разумеется, никого не удивило, что на следующих выборах в Ассамблею правящая двухпартийная коалиция потеряла половину мест и впервые за тридцать лет перестала быть правящей. Практически все голоса, потерянные партиями гуманистов и экономического прогресса, отошли к партии рационалистов, так что осенью Крайтон Керл с легкостью занял место Глашатая Ассамблеи.

О том, что блистательный господин Крайтон Керл в течение периода после кризиса через подставных лиц заработал на бьющейся в лихорадке бирже около трех миллиардов маеров, с изумительной точностью предугадывая колебания курсов акций, широкая общественность, разумеется, не узнала.

16.06.843, вододень

Коммуникатор коротко звякнул. Оой-полковник Тарагор ткнул пальцем в клавишу приема:

– Слушаю.

– Прибыл, – коротко сообщил секретарь. – Поднимается.

– Понял, – оой-полковник сбросил вызов и поднялся из кресла. Поморщившись, он поправил на носу темные очки и включил верхний свет. Однажды он уже получил от генерала втык за темноту в помещении и больше нарываться не собирался. Проклятые глаза! Проклятые докторишки! Куча умных слов, куча лекарств – а глаза как резало ярким светом, так и режет. И чем дальше, тем хуже. Хотя… если подумать, то в последние пару дней резь чувствовалась не так сильно. Неужто все-таки помогают капли, переданные на прощание оой-генералом контрразведки?

Дверь распахнулась, и генерал Прой стремительно даже не вошел, а влетел в кабинет. Вопреки ожиданиям он оказался один, без привычной свиты. Дверь громко бухнула за его спиной.

– Господин генерал, – отрапортовал заведующий сектором, – оой-полковник Тара…

– Ты что, совсем охренел, оой-полковник? – генерал оборвал его на полуслове. – Ты что о себе думаешь? Ты решил, что самый умный у нас в Службе?

Оой-полковник почувствовал, что его челюсть отвисает на грудь.

– Ты что, думаешь, у тебя кружков на петлицах слишком много нашито, оой-полковник? Может, они тебе грудь жгут? Хочешь, я тебе пару-тройку срежу за твое самоуправство? – продолжал бушевать гость. – Кретин долбанутый, тебе кто позволил операцию самостоятельно проводить, без согласования, без санкции сверху? Кто позволил журналюг пускать? Да ладно бы проверенных журналюг, прикормленных, а то ведь самый желтый канал умудрился припахать, без царя в голове и без костей в языке! Ты хоть представляешь, какую кашу заварить умудрился? И, самое главное, какого хрена я узнаю о результатах проведенной операции из газет и телеящика, а не от своих собственных сотрудников? Ну, что молчишь, придурок, мозги совсем засохли?

Тарагор никогда не дослужился бы до своих кругов и не занял бы свое место, если бы не умел мгновенно приходить в себя. Похоже, здесь опять творилась какая-то мистика. Обдумать ее можно и потом, а пока следует прояснить ситуацию. Он вытянулся по стойке "смирно" и, уставившись прямо перед собой, отрапортовал:

72
{"b":"103149","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самообучающиеся системы
Записки пьяного фельдшера, или О чем молчат души
Кето-кулинария. Основы, блюда, советы
Напряжение сходится
Кому помешал Сэмпсон Уорренби?
Не шутите с боссом!
Пусть об этом знают все
Пять невест ректора
Танец белых карликов