ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты когда-нибудь видела по телевизору фильмы про мадамукир? – Дзинтон погладил ее по голове. – Вот и здесь так же.

– Мадамукиры? – недоверчиво переспросила Карина. – Женщины-убийцы? Эта тетенька тоже убийца?

– Нет, он добрая и хорошая. Просто сейчас она немного расстроена.

– Ох, Дзи, не морочь ребенку голову, – вздохнула Цукка. – Кара, я потом расскажу тебе, что случилось. Дзи, можно?

– Можно.

– Тогда мне поясни…

"Цукка, задействуй прямой канал общения. Ты меня слышишь?"

"Да, Дзи. Ты не хочешь, чтобы слышала Карина?"

"Угу. Поздно бросать пить, когда печень загнулась, но вдруг она еще не догадается? Вряд ли, конечно, но шанс есть".

"Итак?"

"Мы поняли, что вирусный эффектор все-таки является творением Майи. Мы проанализировали скудную статистику первичных заражений и сумели локализовать относительно небольшую область на материке, откуда началась пандемия. Она оказалась совсем рядом с Масарией. Камилл заметил, что неподалеку находится одна из секретных лабораторий Министерства обороны, обнаружил там Майю и притащил ее сюда, поскольку не рискнул сместить напрямую в один из своих лагерей".

"Опять Министерство обороны? Кажется, я начинаю его ненавидеть тихой ненавистью…"

"В этом случае, скорее всего, Майя сама им манипулировала. Не забывай – она не ребенок-девиант, а Демиург. По какой-то причине она решила сделать для биоформ эффектор типа нашего, но что-то пошло наперекосяк. Не спрашивай меня, что именно, я сам пока не понимаю, но она полностью потеряла возможность влиять на внешний мир. Включая доступ к каналам коммуникаций, разумеется. Карина умудрилась вывести ее из зависшего состояния, и Майя эффектно ретировалась восстанавливать нервы. Все понятно?"

"Примерно. Дзи, ты обрати внимание на Кару. Она сейчас от любопытства напополам треснет".

"Ага. Ладно, как закончу с ней трепаться – отправлю к тебе. Приготовь пока версию для младших, Кара все равно им проболтается. Отбой".

"Конец связи".

Карина непонимающе смотрела на уставившихся друг на друга Дзинтона и Цукку, что-то шептавшую себе под нос.

– Папа? – нетерпеливо спросила она.

– Да, Кара, – вздохнул Дзинтон. Цукка на крыльце ободряюще улыбнулась девочке и ушла в дом. – Понимаешь…

– Папа! – почти подпрыгивая от возбуждения, перебила его девочка. Она вдруг поняла, что во всей истории самое странное. – Папа! Тот дядя – он сказал, что он Демиург Камилл!

– Да, он…

– Папа, он настоящий Демиург Камилл из той книжки?

– Ой, ё… – тихо пробормотал Дзинтон. – Похоже, длинный язык не только у Эхиры. Предупреждал же я его!

– Папа?!

– Да, Кара, – снова вздохнул Дзинтон. Он приподнял девочку под мышки, усадил на скамейку у стены и сам сел рядом. Девочка немедленно прижалась к нему, с любопытством выглядывая из-под мышки. Именно в такой позе она обычно узнавала от него самые интересные и таинственные вещи.

– Да, Кара. Он – Демиург Камилл из той книжки, – Дзинтон слегка дернул ее за ухо. – А ты у меня сообразительная.

– Папа, но если он Камилл, и он сказал, что "Джао сейчас проявится", а потом появился ты – значит, ты тоже Демиург из книжки? Демиург Джао? Который был Игроком?

– Не Игроком. Арбитром. Да, малышка моя, я Демиург Джао. Не следовало тебе знать раньше времени, но так вышло. Смотри.

Он повернул голову, и Карина, проследив за его взглядом, пораженно увидела, как сами собой задвигались поврежденные камни ограды и начали исчезать трещины. Через пару ударов сердца стена приняла точно такой же вид, как и утром.

– Ничего себе! – восхищенно сказала она. – Папа, а ты еще так можешь?

– Ох, Кара! – рассмеялся Демиург. – Все бы тебе фокусы смотреть! Да ты и сама так сможешь, если немного потренируешься. Ну ладно, смотри…

Он вытянул руку, и откуда-то сверху ему на ладонь в радужном ореоле спикировала самая настоящая фея – та фея, которую Карина уже как-то раз видела мельком.

– Познакомься, ее зовут Фи. Она охраняет дом. Она хотя и маленькая и не слишком сообразительная, но зато храбрая и самоотверженная. Совсем как ты. Может, вы с ней даже подружитесь.

Он щелкнул пальцами, и фея, описав в воздухе круг, взмыла вверх и растворилась в небе.

– Папа, здорово! – захлопала в ладони девочка. – А еще…

– Ну уж нет, молодая госпожа! – строго сказал ей Демиург. – Ты меня вопросами замучаешь. А мучить, между прочим, я тебя должен. Ты забыла, что через неделю ты должна сдавать экзамены за пятый класс? А потом через полгода – еще и за шестой?

– Ну-у-у-у… – разочарованно протянула девочка. – Папа, ну ты же Демиург! Зачем мне учиться?

– Ого! – хмыкнул Дзинтон, поворачиваясь к ней всем телом. – Ну-ка, молодая госпожа, смотри мне в глаза. С чего ты решила, что если я Демиург, тебе учиться не обязательно?

– Но ты же все…

– Нет, Кара, – голос Дзинтона стал твердым. – Даже и не рассчитывай. Я много чего могу, но тащить тебя по жизни на своем горбу не намерен. Или ты забыла, что ты мне обещала?

Карина вздохнула и отвела взгляд. Да, она обещала… Но ведь все так интересно! Папа – самый настоящий Демиург!

– Ну ладно, – смягчился Дзинтон. – Заключим договор. Днем ты готовишься к экзаменам, а вечером я или Цукка проверяем, что ты выучила и какие оценки получили Яна с Палеком. И если ты училась хорошо, а оценки нас устраивают, я рассказываю вам пару занимательных историй. Ну, а если вы учились плохо – увы и ах. Истории отменяются. Договорились?

– Договорились! – яростно тряхнула головой девочка. – Только, папа, ты не забывай!

Она соскочила со скамейки, подхватила учебник и вприпрыжку побежала в сад. Она еще успеет дочитать параграф до того, как вернутся Саматта и остальные. А потом… Яни с Ликой ей снова обзавидуются!

Напоенные жарким солнцем дни тянулись как резина – и одновременно пролетали как пули. Днем Карина наслаждалась тишиной и покоем старого отеля и заброшенного парка, задумчиво листая учебники и тренируясь каллиграфически выводить в тетради буквослоги, а вечером вместе с остальными слушала истории, которые рассказывал папа. Истории оказывались разными – веселыми и страшными, но всегда интересными: про кочующих по степи тарсаков, у которых правили женщины, и про коварных гуланов-скотокрадов, про старые каменные города Четырех Княжеств и обнесенные высокими глинобитными стенами крепости Караграша, и про то, как древнее маленькое княжество Катония стала зародышем великой и могучей Империи Майно, и про войны с Крестоцином, Зерапоном, Клухом и далекой северной Самуканской республикой, где издревле не было ни императоров, ни князей… Дзинтон рассказывал про то, как человек по имени Тилос проявил чудеса изворотливости и политической интриги, не позволив империи после исчезновения Майно и Пробуждения Звезд утонуть в кровопролитной гражданской войне за обладание троном, а после остановив опустошительное нашествие южных кочевых племен на Четыре Княжества. Он описывал, как под ужасными ударами цунами один за другим гибли богатые приморские города, как рыбаки и торговцы бежали вглубь континента, где побирались на улицах городов и деревень, умирая от голода и жестокости местных аристократов, как на долгие полтора века прервалась всякая торговая связь между материками, как тысячами погибали тролли на своих священных островах, зажатые между извергающимися вулканами и бушующей морской стихией, но не желающие согнуться перед обстоятельствами и покинуть свои древние жилища…

Во время его рассказов Цукка и Саматта временами переглядывались и задавали странные вопросы, которые – как и ответы на них – Карина не понимала. Что такое, например, геноцид? Или инфляция? Однако общий смысл она все равно ухватывала. Временами ее собственные беды казались ей совсем-совсем незначащими на фоне тех ужасов, что пришлось пережить миру. В такие моменты она подавленно затихала и съеживалась в углу столовой, где проходили встречи. Но Дзинтон всегда замечал ее подавленность и начинал рассказывать что-нибудь веселое – про то, как пятьсот лет назад князья Клуха выбирали себе наследников, заставляя бояр-претендентов проходить забавные испытания – например, раздевшись догола и намазавшись медом, простоять целый день под палящим солнцем возле пчелиных ульев или ложкой наносить воды в большой кувшин, опередив конкурентов.

82
{"b":"103149","o":1}