ЛитМир - Электронная Библиотека

– Глупая! – уверенно сказала Яна. – Чего она боится? Мы же рядом. И ты рядом, ты ее защитишь.

– Я-то защищу. Но человеческие чувства – очень странная штука. Можно знать, что опасности нет, но все равно бояться. Вот ты, когда паука видишь, от него отпрыгиваешь, хотя и знаешь, что он не кусается. И Карина чувствует себя так же, для нее много людей сразу – как для тебя паук. Ты заметила, что она даже в магазин выходить не любит?

– Понятно, – после раздумья кивнула Яна. – И что делать? Плохо ведь, когда на улицу выйти страшно.

– И я про то же. Плохо. А что делать – я хотел у вас спросить. Вы-то сами как мыслите?

– Да чепуха это все, – пожал плечами мальчик. – Девчонки вечно выдумываю… ой! – Он поперхнулся, когда Яна ткнула его кулачком в бок. – Ну ладно, не всегда. Но все равно это девчачьи глупости.

– И ничего не глупости! – нахмурилась Яна. – Я-то знаю, что она людей боится. Папа, но мы-то откуда знаем? Мы же маленькие.

– Человек никогда не бывает слишком маленьким, чтобы позаботиться о друзьях, – строго сказал Демиург. – Она ваша сестра. Вы должны думать друг о друге.

– Пусть только кто-нибудь попробует к ней полезть! Напинаю больно! – воинственно пообещал Палек.

– Напинать она и сама может, да так, что мозги из носа полезут. А толку-то? Палек, ты элефантов видел? В зоопарке или на картинках? Уж на что здоровые и сильные зверюги, а ведь почти всех перебили. Нет, сила сама по себе мало что решает, нужно еще и уметь ее правильно использовать. На каждого силача найдется свой сильный. Никого не нужно стукать в ухо. Нужно как-то убедить Кару, что она в безопасности, что она может не бояться людей. А вот как?

Дети молча переглянулись и пожали плечами. Дзинтон вздохнул.

– Я вот о чем подумал, – задумчиво сообщил он. – Если человек слабый, он может начинать поднимать тяжести и постепенно станет сильным. Если он боится воды, ему нужно потихоньку тренироваться в плаванье на мелководье, и постепенно он перестанет бояться. Если у него плохая память, он может начать учить что-нибудь, и постепенно память улучшится. В общем, надо придумать маленькую проблему, похожую на большую, и решать ее, все время усложняя. И тогда ты постепенно научишься решать и большую проблему. Верно?

Дети опять переглянулись и синхронно кивнули.

– Значит, надо придумать Каре маленькую проблему, которую ей нужно решать. Но вот какую?

– Если она боится, когда много людей, значит, надо сделать, чтобы она была там, где их мало, – подумав, сообразила Яна. – И делать так, чтобы людей становилось все больше. И она постепенно привыкнет. Да?

– Совершенно верно, – улыбнулся Дзинтон. – Но не до конца. Если ее просто поместить в небольшую группу людей, она забьется в угол, отгородится от всех и не захочет привыкать. Наоборот, она привыкнет быть одной даже среди людей. А так еще хуже.

– Ну и что делать? – растерянно спросила девочка.

– Нужно заставить ее все время с кем-то общаться. Причем так общаться, чтобы она не могла спрятаться в угол. Я вот подумал – а что, если отдать ее учиться рукопашному бою? В какую-нибудь большую школу?

– Да разве девчонок драться учат? – изумился Палек. – Они же коленку поцарапают – и реветь!

– Девчонки, между прочим, ничуть не хуже мальчишек, – гордо сказала ему Яна. – Помнишь, как я сегодня Пурку по башке портфелем заехала? Он ведь ревел, а не я! Ой… – Она бросила на Дзинтона опасливый взгляд.

– То-то я смотрю, на портфеле вмятина, – нахмурился тот. – Смотри, порвешь – нового до весны не купим. Так и будешь со рваным ходить или сама штопать. Ох, разбойники… Ну ладно, не о том речь. В общем, я думаю, что Кару нужно отдать учиться драться. Глядишь, и станет больше уверенной в себе.

– Все равно у нее ничего не получится, – надувшись, буркнул Палек.

– Возможно, – легко согласился Дзинтон. – А ты не завидуй. Я ведь сказал, что у меня для вас пара новостей? Так вот, новость номер раз. Я договорился с ребятами из Большого манежа, чтобы они позволили тебе прийти к ним посмотреть на лошадей.

– На лошадей? – выдохнул Палек. Его глаза распахнулись на пол-лица. – На настоящих лошадей? Не на пони?

– На самых настоящих лошадей, – улыбнулся Демиург. – А еще они сказали, что у них как раз есть к чему приставить смышленого мальчика, не боящегося грязной работы. И что если ты им понравишься, они тебя возьмут.

– Ура! – завопил Палек, выскакивая из-за стола и исполняя по веранде замысловатый дикарский танец из подскоков. – Лошади! Э-ге-гей!

– Эй, молодой господин! – строго осадил его Дзинтон. – Помни о приличиях. На тебя люди смотрят. Ну-ка, сядь. Рано радуешься. Ты знаешь, что такое мальчик при конюшне? Он за лошадями навоз убирает, корм им задает и чистит после выступлений. Причем бесплатно. За работу тебе всего лишь позволят учиться ездить верхом, и то не сразу.

– Пусть навоз! – Палек, присевший было на стул, снова подпрыгнул. – Зато там настоящие лошади! Лошади!!! Пусть хоть каждый день навоз!

Яна фыркнула, но Палек даже не обиделся.

– Настоящие лошади! – пробормотал он. – Вот это да! Все парни в классе обзавидуются!

– А из-за зависти могут и напинать, – усмехнулся Дзинтон. – Ты там поаккуратнее. Так, Яна, теперь о тебе. Оказывается, совсем рядом с нами есть музыкальная школа. Хорошая школа, судя по отзывам. Ты хочешь научиться петь? По-настоящему петь, как настоящая певица?

– Петь? – не веря своим ушам, переспросила Яна. – Ой… Да, хочу, конечно, хочу! Мама тоже хотела отдать меня в музыкальную школу, но не успела… – Она погрустнела. – А можно? Учиться музыке ведь дорого?

– Недешево. Но тут мы как-нибудь выкрутимся. А если ты станешь хорошо учиться, то тебе в два раза уменьшат плату за обучение. А если сумеешь брать призы в межшкольных конкурсах, то и совсем бесплатно учить начнут.

– Я буду очень хорошо учиться, честно! – горячо заверила девочка. – Я стану петь лучше всех на свете!

– Ну, молодая госпожа, это очень смелое заявление, – рассмеялся Демиург. – Для начала научись петь лучше всех в своей школе. Но ты понимаешь, что учиться музыке – тяжелая работа? Что нужно зубрить нотную грамоту, тренировать голос, тренироваться играть на музыкальных инструментах? Справишься?

– Конечно! – тряхнула головой девочка. – Честное слово, справлюсь!

– Ну, вот и ладушки. Ну что, пострелы, топайте домой. А у меня еще дела. Только Каре про школу ничего пока не говорите, ладно? Пусть для нее новость тоже станет сюрпризом. Кстати, можете слопать мою порцию – мне что-то не хочется.

Он потрепал детей по головам, расплатился с официантом, прощально махнул рукой, сбежал по ступенькам террасы и быстро пошел вниз по улице.

– Настоящие лошади!… – произнес Палек мечтательно.

– Подумаешь, лошади! – презрительно вздернула нос Яна. – Музыкальная школа – вот это да!

– Да что школа… – запальчиво начал Палек, но осекся. – Слушай, Янка, а ведь он нарочно, да?

– Что – нарочно? – не поняла девочка.

– Ну, нарочно все придумал. Он ведь про Кару нас просто так спрашивал. А сам все давно решил. И что отдаст ее в учиться драться, и меня в манеж устроит, и тебя в музыкальную школу. Чтобы мы друг другу не завидовали, понимаешь?

– А мы и не будем, – пожала плечами девочка. – Братья и сестры не должны завидовать друг другу. Мы ведь семья, правильно? Но все равно Дзинтон – самый лучший папа на свете. После моего настоящего папы, конечно, – грустно добавила она. – Ну что, если не пошли за сокровищами, то топаем домой? Нам еще уроки делать. Кстати, а ты станешь порцию Дзинтона доедать?…

– Наслаждаешься видами?

Карина встрепенулась. Она вскочила на ноги, отложив на теплую скалу учебник по обществоведению, и радостно улыбнулась Дзинтону.

– Мне тоже нравится здесь сидеть, – тот вернул ей улыбку и погладил по волосам. – Красиво здесь. Но сейчас нас ждут великие дела. У меня для тебя сюрприз. Бросай учиться и пошли. Нужно побыстрее добраться до… одного места.

Карина быстро кивнула.

93
{"b":"103149","o":1}