ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Тем временем Красная Армия и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией окончательно ликвидировали махновский бандитизм.

Под влиянием новой экономической политики крестьяне в одиночку и группами уходили от Махно. Многие добровольно сдавались Советской власти. К осени 1921 г. сдались: член штаба махновской армии Зверев, инспектор артиллерии Шаровский, начальник связи Полено, электротехник Пахарь и другие махновские командиры – всего 30 человек – и 2443 рядовых махновца.

Лишь Нестор Махно с горсткой своих «гвардейцев» метался, убегая от преследования Красной Армии и чекистов. В августе 1921 г. он с небольшим отрядом прорвался к границе Бессарабии. 28 августа перешел реку Днестр и сдался румынским властям. Правительства Советской России и Украины в ноте правительству Румынии от 20 сентября 1921 г. потребовали выдачи Махно 1. Но правители Румынии не сделали этого. Многие бежавшие за границу махновцы сами с повинной вернулись на родину. Среди них начальник махновского штаба Виктор Белаш, старые махновские командиры Ф. Каретников, Курильников, Иван Лепетченко, Лесовик и другие. Советское правительство амнистировало их. С ликвидацией мелких вооруженных шаек махновщина перестала существовать. Нестор Махно перешел на положение эмигранта. Некоторое время он находился в румынском концлагере, затем бежал в Польшу, где был арестован. В 1922 г. его освободили, он переехал в Париж и отошел от политической жизни. Умер Махно в 1934 г.

Ликвидация петлюровской «Казачьей рады»

5 марта 1921 г. V Всеукраинский съезд Советов, впервые собравшийся после победоносной, упорной борьбы с белогвардейскими силами, считая желательным «предоставить всем нарушившим свой долг перед рабоче-крестьянской республикой возможность обращения на путь честного и добросовестного труда», объявил широкую амнистию. Освобождались от уголовной ответственности виновные в бандитизме, если они добровольно явятся в распоряжение местных властей не позднее 15 апреля и дадут обязательство не принимать участия в вооруженных выступлениях против Советской власти. На тех же условиях освобождались от ответственности также все лица, покинувшие страну. Тем же постановлением была заменена высшая мера наказания за преступления, совершенные до издания постановления, на лишение свободы сроком на 5 лет. Сокращено было наказание и другим осужденным. 30 ноября 1921 г. ВУЦИК объявил амнистию всем рабочим и крестьянам, а 12 апреля 1922 г. и всем другим лицам, служившим во вражеских антисоветских армиях и находившимся за границей.

Первейшими задачами органов борьбы с антисоветчиной на Украине было теперь искоренение охвостья петлюровских подпольных групп.

В марте 1922 г. Киевская губернская чрезвычайная комиссия ликвидировала крупнейшую подпольную организацию, которая пыталась воссоздать на месте разгромленного «Цупкома» новый петлюровский центр, так называемую «Казачью раду Правобережной Украины».

Шесть месяцев длилось предварительное наблюдение за этой организацией, затем в одну ночь киевские чекисты провели крупную операцию: арестовали свыше 600 человек, изъяли ряд документов, 10 пулеметов, много винтовок, револьверов, гранат и патронов. Начальник секретно-оперативной части Киевской ЧК Ю. М. Перцов, руководивший операцией, рассказывал впоследствии такие подробности: «Были мобилизованы все сотрудники, вплоть до регистраторов, очень плохо или совсем не владеющих оружием. Вооруженные сотрудники были направлены по адресам согласно предварительно разработанному плану. Заместителем предгубчека являлся тогда покойный тов. Кравченко (речь идет об известном украинском чекисте Иване Васильевиче Кравченко. – Д. Г.). До отправки сотрудников по адресам он явился в штаб и изъявил желание также получить адрес, попросив дать ему „место поопаснее“… В 11 часов вечера я экстренно был вызван по телефону в одно место, где необходимо было разрешить сложный „узел“. Замещать меня в штабе остался тов. Кравченко. Через полчаса, вернувшись, я не застал его. Предгубчека тов. Лившиц (известный чекист Яков Абрамович Лившиц. – Д. Г.) взволнованно сообщил мне, что Кравченко смертельно ранен, а один сотрудник – Янковский – убит (был убит чекист Дмитрий Васильевич Янковский. – Д. Г.). Во время моего отсутствия в штаб донесли по телефону о том, что на одной из квартир по Дионисьевскому переулку членами петлюровской контрразведки убит наповал наш сотрудник Янковский, а остальные (регистраторы) деморализованы. Предпринятому делу, таким образом, грозил полнейший срыв по всему фронту. Тов. Кравченко, захватив с собой несколько сотрудников, немедленно отправился на место происшествия. Не доехав до Дионисьевского переулка, все сошли с автомобиля, чтобы не спугнуть бандитов, и направились по переулку. Пройдя небольшое расстояние, тов. Кравченко заметил двух мужчин и одну женщину, направляющихся к нему навстречу. Заподозрив в них членов шайки и убийц Янковского, Кравченко выхватил оружие и бросился на них с криком: „Руки вверх!“ Следовавшие за ним сотрудники еще не успели как следует подтянуться, как раздался выстрел. Тов. Кравченко зашатался и упал. Будучи ранен, он успел еще выстрелить в своего убийцу. Поднялась перестрелка между нашими сотрудниками и раненым злоумышленником, который, лежа на земле, не переставал посылать пулю за пулей. В результате он был изрешечен пулями и спутники его задержаны. Тов. Кравченко понесли в ближайший медпункт, где он через 15 минут скончался. Убивший его оказался членом петлюровской контрразведки Брейненсеном, постоянно курсировавшим между штабом Петлюры и контрразведкой через границу. Так тов. Кравченко буквально грудью спас положение и, возможно, жизнь других сотрудников, находившихся по другим адресам, которых, несомненно, контрразведчик Брейненсен поспешил бы известить об опасности».

Расследование преступлений арестованных производилось по трем основным направлениям. По делу главарей «Казачьей рады Правобережной Украины» было установлено, что этот подпольный центр создали в г. Белая Церковь Киевской губернии в августе 1921 г. оставшиеся на свободе активисты разгромленного «Цупкома».

«Казачья рада» была утверждена Петлюрой в качестве центра информационной работы на Правобережье Украины. Но такая роль не удовлетворяла вожаков организации. В сентябре 1921 г. они решили расширить свою компетенцию и действовать еще и как центр по подготовке восстания в Киевской, Волынской, Николаевской и Одесской губерниях. Председателем избрали служащего Белоцерковской кооперации Павла Гайдученко (Гонта); начальником информационного бюро – Николая Лозовика (бывшего заместителя председателя информационного бюро при Директории); уполномоченным почт и телеграфа – Михаила Симака (бывшего члена «Цупкома»); «командующим вооруженными силами повстанцев северовосточной части Правобережья» – атамана Тихона Бессарабенко, имевшего мандат «Центрального штаба У HP»; командующим северо-западной частью – И вана Шамуленко (Федорцева), работавшего в районном союзе кооперации; генеральным писарем – Григория Григоренко.

Активисты «Казачьей рады» вербовали сторонников. Белоцерковский районный союз потребительских обществ и его помещение они превратили в конспиративные квартиры контрреволюционной организации. В работе «Казачьей рады» участвовали и некоторые служащие Белоцерковского уездного военкомата, земельного отдела, почты и других учреждений. Григорий Григоренко вовлек в организацию сотрудников штаба 45-й советской дивизии Ф. Т. Галянта, В. П. Выговского, М. М. Малика, И. Ф. Велика, которые добыли для заговорщиков топографические военные карты и сообщали им секретные сведения о совещаниях, происходящих в штабе. Лозовик и Симак завербовали в Киеве Анастасию Гудимович, которая составляла антисоветские прокламации и связала «Казачью раду» с петлюровцами в Черниговской и Полтавской губерниях. Они вовлекли в работу секретаря киевского церковного совета Ивана Тарасенко и его дочь Марию. Наконец, «Казачья рада» завязала отношения с «8-м повстанческим районом» и с «унровской подпольной контрразведкой» в Киеве, созданными «Центральным (эмигрантским) штабом», и вооруженными бандами Гаевого и Трейко.

72
{"b":"10315","o":1}