ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

19 января 1922 г. вожаки «Казачьей рады» созвали в Белой Церкви совещание, на котором решили учредить штаб для военной подготовки вооруженного выступления весной 1922 г. Атаманам, связанным с организацией, было предложено привести вооруженные силы в боевую готовность и добыть средства на нужды восстания (путем ограбления сахарных заводов и других советских учреждений). Но в марте чекисты прервали «бурную деятельность» авантюристов.

По второму делу, о «8-м повстанческом районе», выяснилось следующее. В апреле 1921 г. петлюровский «Центральный штаб» назначил содержавшегося в лагере интернированных войск УНР в Польше поручика Николая Якубовича начальником «8-го повстанческого района» и приказал отправиться на Киевщину для сформирования вооруженных сил «района». С помощью польских пограничников, выдавших ему советский паспорт на имя Гайлевич Зинаиды Константиновны (этот паспорт переделали на мужское имя – Гайлевича Зинаида Константиновича), Якубович нелегально перешел границу. Сопровождал его казак Дударец, который должен был, как житель Таращанского уезда, познакомить его с подпольными петлюровскими элементами. Дударец привел своего начальника к жителю одного из уединенных хуторов, крупному кулаку Ивану Тимченко. Здесь они и обосновались.

Вскоре произошло непредвиденное. На хуторе появились сотрудники милиции, проводившие облаву на дезертиров. Когда они приблизились к хате, дочь Тимченко, заметив их, предупредила Якубовича и Дударца. Якубович успел выбросить за комод компрометирующие его документы и оставил при себе лишь фальшивый паспорт на имя Гайлевича. Посланцы закордонцев были задержаны как подозрительные лица. Бывший петлюровский сотник лесничий Г. Г. Грабовский явился в милицию с просьбой разрешить ему свидание с Гайлевичем (Якубовичем). Во время свидания Якубович передал ему свои полномочия по организации «8-го повстанческого района».

14 августа 1921 г. Таращанское политбюро при уездной милиции освободило арестованных Гайлевича (Якубовича) и Дударца «за отсутствием улик». Оказавшись на свободе, они возобновили антисоветскую деятельность. Якубович вновь возвратился к исполнению обязанностей начальника «8-го повстанческого района». По заданию «штаба» «8-й повстанческий район» должен был сформировать вооруженную повстанческую «дивизию». Якубович разделил свой район на три подрайона. В первый подрайон, которым командовал атаман уголовной шайки Куравский (Богун), он включил Таращанский и Сквирский уезды; во второй, с хорунжим Питеренко (Ястребом) во главе, – Белоцерковский и Каневский уезды; в третий, под командованием Титаревко-Кузьменко, – Звенигородский и Черкасский уезды. Кроме того, он выделил в самостоятельный подрайон села, лежащие по реке Рось, и назначил его начальником сотника Ронского. В отряды вовлекались бандиты и бывшие петлюровские активисты.

«8-й повстанческий район» являлся частью 2-й (северной) группы, образованной эмигрантским «Центральным штабом». Осенью 1921 г., когда готовился «тютюнниковский рейд», «командующим» группой был назначен начальник организационного отдела эмигрантского «штаба» полковник Л. Б. Ступницкий. Он направил Якубовичу «приказ» от 23 октября 1921 г. о переходе его «сил» к военным действиям. В свою очередь, и Якубович издал «приказ». «Согласно приказу по 2-й группе повстанческих войск УНР, – говорилось в нем, – объявлено всеобщее восстание на территории всей Украины. Мне приказано уничтожить вражеские части в моем районе, не дать им вывозить имущество, прервать связь, всеми силами поддерживать и распространять панику, занять станцию Бобринскую. Главные силы сосредоточить в районе Таращи, Белой Церкви и Сквири. Приказываю начальникам Таращанского, Белоцерковского, Сквирского, Звенигородского, Черкасского и Каневского уездов объявить всеобщее восстание в своих уездах и распространять прилагаемые при этом воззвания».

Все эти «приказы» создавали лишь видимость деятельности. Так называемая «2-я группа повстанческих войск УНР», в том числе и 8-й район, оказалась бессильной, так как крестьяне не поддержали мятежников. Якубович тем не менее продолжал свои авантюры и после разгрома тютюнниковцев. В январе 1922 г. он вступил в переговоры с членом руководства «Казачьей рады» Лозовиком и признал свое, подчинение этому центру. Он получил задание грабить сахарные заводы и занялся уголовщиной. Наконец чекисты поймали в его доме лесничего Грабовского. Здесь чекисты обнаружили и «канцелярию» 8-го района. Чекисты задержали в Бердичевском уезде и бывшего «начальника 2-й группы» полковника Яворского (Карого).

Третья группа арестованных привлекалась по делу «унровской подпольной контрразведки г. Киева».

В августе 1921 г. «Центральный штаб» командировал в Киев для шпионской работы офицера Николая Афанасьева, окончившего в Польше курсы контрразведки. Николай явился к отцу, Самуилу Афанасьеву, бывшему директору департамента в министерстве финансов при Директории. Отец и сестры (Ольга и Елена) добыли Николаю Афанасьеву подложные документы, позволившие легализоваться в Киеве, а затем познакомили с лицами, которые могли бы помочь ему в выполнении преступного задания.

Спустя некоторое время независимо от Николая Афанасьева в Киев прибыл командированный эмигрантским «штабом» и 2-м отделом 6-й польской армии бывший полковник генерального штаба царской армии Виктор Алексеев, получивший мандат на организацию подпольной петлюровской контрразведки. Под фамилией Георгия Мосейчука он с помощью жены и ее знакомых поступил на службу в советское военное учреждение. Он разыскал Николая Афанасьева и договорился с ним о совместной шпионской работе. Собранные через завербованных агентов шпионские сведения Алексеев в шифрованном виде регулярно переправлял в Польшу через Эдуарда Брейненсена.

В феврале 1922 г. Алексеев, узнав о существовании «Казачьей рады», вошел в контакт с нею. Заговорщики предложили ему работать по совместительству помощником начальника контрразведки при штабе «Казачьей рады». Алексеев принял предложение, помогал этой организации и переправлял через свою шпионскую сеть ее донесения в Польшу. 3 марта 1922 г. чекисты ликвидировали и «унровскую контрразведку».

По указанным трем делам было предано суду 245 человек. Дела рассматривались чрезвычайной сессией Киевского губернского революционного трибунала под председательством известного чекиста Е. Г. Евдокимова, входившего в состав трибунала в качестве представителя ГПУ. 24, 26 августа и 1 сентября 1922 г. трибунал вынес приговоры, согласно которым от наказания были освобождены 53 человека, а остальные осуждены на разные сроки лишения свободы. Участников же бандитских шаек, выступавших с оружием в руках, и шпионов приговорили к расстрелу.

Конец петлюровского охвостья

Во время военного разгрома вторгшихся на советскую землю в 1921 году петлюровских отрядов Тютюнника и Палия-Черного некоторым участникам «рейда» удалось вырваться из окружения и рассеяться по селам Волыни и Подолии. Одна из таких групп состояла из военного врача В. А. Грунтенко, его помощника Н. К. Длугопольского, разведчика генерального штаба У HP М. Т. Зубченко и казака М. Чмиля. Они укрылись в селе Карповцы Полонского уезда Волынской губернии у кулака Слубского. Спустя некоторое время они связались с хорунжим А. Т. Маслюком, также бежавшим из окружения и скрывавшимся в соседнем селе Трощи. Маслюк ввел их в уголовную банду Тимофея Мельника (Торгана). Вскоре к банде присоединился еще один петлюровец из отряда Палия-Черного, хорунжий И. Андреевский. Вместе с уголовниками банды Торгана петлюровцы участвовали с ноября 1921 г. по июль 1922 г. в нападениях на советские учреждения. В местечке Краснополье они разгромили милицию и волисполком, уничтожив там все документы и архивы, захватили 12 винтовок и убили председателя волисполкома.

В июле 1922 г. во время одной из перестрелок с милицией бандитский главарь Мельник (Торган) был убит. Руководство бандой перешло к Длугопольскому, Грунтенко и другим петлюровцам, которые попытались придать ее деятельности «политический характер». Они вовлекли в банду несколько сельских интеллигентов, а затем решили связаться с другими петлюровскими подпольными группами и с «унровским руководством» в Польше. Их посланец М. Т. Зубченко нелегально перешел границу, явился к члену «Центрального штаба» полковнику Ступницкому, подробно рассказал ему о деятельности своей организации и просил указаний. Лидеры УНР, деморализованные сокрушительным разгромом «тютюнниковского рейда», рекомендовали приостановить активные действия группы Длугопольского и до особого распоряжения занять выжидательную позицию.

73
{"b":"10315","o":1}