ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Или, – Майя лукаво прищурилась, – могу сама тебе в этом вопросе помочь.

Карина непонимающе взглянула на нее. Она вдруг заметила, как высока грудь у девушки-Демиурга, как набухшие соски проглядывают сквозь тонкую ткань, какие длинные и красивые у нее ноги, четко очерченные алые губы и понимающие зеленые глаза… Она почувствовала возбуждение. Ей захотелось дотронуться до этой груди, а внизу живота стало горячо и влажно.

– Но ты же женщина, Майя! – почти с отчаянием воскликнула она, со стыдом отворачиваясь. Что с ней? Неужели она женолюбка? И именно поэтому так холодна к мужчинам?

– Ну и что? – удивилась та. – Уверяю тебя, хуже от того не станет. И потом, Кара, ты же должна понимать, что перед тобой всего лишь моя проекция. Настоящий Демиург – бесформенное облако вихревых полей, невооруженным глазом не воспринимаемое. А откуда пол у облака? У нас есть лишь роли, которую проекции играют здесь и сейчас. Я предпочитаю женские роли, как Джао предпочитает мужские, но это всего лишь роли. С тем же успехом я могу воспользоваться и мужским телом, как Джао – женским. Каждый из Демиургов миллионы раз занимался сексом и с мужчинами, и с женщинами, как в женском, так и в мужском теле, для дела и для удовольствия. Я не исключение.

Демиург дотронулась до щеки Карины, и та почувствовала, что ее возбуждение нарастает все сильнее.

– Не надо! – почти взмолилась она. – Пожалуйста!

– Ну, как хочешь, – пожала плечами Майя, и возбуждение внезапно схлынуло. Девушка облегченно вздохнула. – Не стану тебя насиловать, хотя ты просто не понимаешь, от чего отказываешься. Иначе Джао мне голову оторвет, что вмешиваюсь в воспитательный процесс. Надо было сразу надеть мужскую куклу.

– Извини, госпожа, – тихо сказала девушка. – Я… я просто не готова…

– Ну вот, опять "госпожа"! – досадливо пожала плечами Майя. – Впрочем, я сама виновата. Прости, Кара, я не хотела тебя эпатировать.

Она ласково погладила девушку по волосам, и сейчас ее прикосновение показалось Карине теплым и ласковым, почти материнским.

– Спасибо тебе еще раз, девочка моя, – Майя поднялась на ноги. – Я перед тобой в долгу.

Она наклонилась вперед и заглянула девушке в глаза.

– Я не знаю, для чего Джао лично воспитывает тебя. Он Корректор, свои планы заранее не открывает. Но, возможно, он просто привязался к тебе. Привязанность бога к смертному чаще всего плохо кончается – я знала по крайней мере двоих наших, заснувших навсегда из-за тоски по умершей биоформе. Но Джао обычно понимает, что делает. Как бы дела ни обстояли, я желаю, чтобы у тебя все сложилось хорошо. И чтобы у Джао все получилось, как он задумывает, чего бы он ни хотел. До свидания, Кара. Надеюсь, что мы еще увидимся.

Она отступила назад и скрылась в вихре летящей смеси дождя и снега. Погода, казалось, разыгрывалась не на шутку, и девушка вновь почувствовала на лице дуновение промозглого ветра, пока еще осторожное и робкое, но напоминающее. Несколько минут она бездумно сидела на скамье, глядя перед собой, пока, наконец, ветер не прорвался к ней и не забушевал в полную силу, обдавая лицо ледяными брызгами. Только тогда она опомнилась и бросила быстрый взгляд на часы. Десять! Когда же успела настать полночь? Она вскочила на ноги. А завтра у нее дежурство с шести утра! В выходной плановых операций нет, так что они с госпожой Танной и господином Тасаром одни в отделении, если не считать сестер. Если Танне с Тасаром придется экстренно оперировать, она рискует остаться единственным врачом… ну, почти врачом на все отделение! А для этого требуется ясная голова. Поразмыслив, она зашагала в сторону мерцающего яркими огнями проспекта. Нужно поймать такси и добраться до больницы. Она сыта и вполне может прикорнуть на диванчике в ординаторской. По крайней мере, сэкономит время для сна на дороге сейчас и утром.

А может, мелькнула у нее шальная мысль, зря она не приняла предложение Майи? Интересно, как это может выглядеть – секс с Демиургом?

10.14.849, златодень. Крестоцин

Несмотря на поздний вечер в отделении банка оказалось довольно много народу – вероятно, из-за того, что оно было единственным, работавшим до полуночи, в радиусе не менее версты. За стойками сидели пятеро операционисток, и каждая общалась с клиентом. Еще насколько клиентов терпеливо дожидались своей очереди. Карина улыбнулась внимательно рассмотревшему ее охраннику, скучавшему у входа, и прошла к банкомату. Вставив пелефон в разъем и активировав кошелек, она принялась штамповать электронные монеты со своего счета. Она предпочитала десятки и двадцатки, но на всякий случай сгенерировала десяток сотенных и пару тысячных. Удостоверившись, что монеты благополучно попали по назначению, она вынула пелефон из крепления и задумалась. Нет, наверное, все-таки надо взять еще и бумажных денег, поскольку электронные деньги до сих пор принимают не везде – буквально пару дней назад она натолкнулась на такое в кафешке, после чего пришлось униженно просить поверить в долг до вечера. Конечно, можно расплачиваться и прямыми переводами, но папа просил пользоваться анонимными средствами… Да, хотя бы пару бумажных сотен при себе иметь всегда следует.

Она подошла к кассе и протянула пластинку паспорта.

– Я хочу снять… – начала она.

Грохнувший выстрел оборвал ее на полуслове.

– Всем на пол! – заорал ворвавшийся в двери мужчина в закрывающей лицо маске. За его спиной маячили еще две тени. – Лежать всем! Это ограбление!

Он прыгнул вперед и ударил растерявшегося охранника стволом помпового ружья в живот, а когда тот согнулся, тут же нанес сверху удар прикладом. Перепрыгнув через его бессознательное тело, неловко скрючившееся на полу, он передернул затвор и снова выпалил в потолок.

– На пол, кому я сказал! – снова рявкнул он. – Перестреляю, как куриц! На пол!

Двое других также подкрепили его слова выстрелами в потолок. Лопнуло несколько плафонов, на головы посыпались мелкие стеклянные осколки, и в зале заметно потемнело. Карина поспешно нырнула вперед, спружинив руками, и сунулась носом в пол, прикрыв затылок руками. Дробовики! Плохо. Очень плохо. Веер мелких дробинок вполне может прорваться через "мерцающую сеть" ее манипуляторов. Пусть не все, но при определенном невезении ей хватит и одной. Нет уж, геройствовать она не собирается. Разве что ее начнут прицельно расстреливать.

– На пол! – орал в это время бандит. – Всем лежать! Кто врубит сигнализацию, башку в жопу засуну! Эй, ты, жирный! Тебе что, смертью храбрых сдохнуть захотелось?

Карина осторожно повернула голову и боковым зрением разглядела, что толстый старик-клиент с трудом, медленно опускается сначала на колени, потом на четвереньки, и лишь затем грузно ложится на живот. Остальные клиенты и работницы банка уже послушно лежали на полу.

Один из бандитов перепрыгнул через нее. Видимо, он сунул кассирше сумку, потому что коротко приказал:

– Греби сюда бабки, быстро!

Тут же девушка почувствовала пинок в бок, несильный, но болезненный.

– Ты! – приказал бандит. – Встать! Слышишь плохо? Встать, я сказал!

Стиснув зубы, Карина поднялась. Внутри начала подниматься злость. Если бы он был один… Если бы они явились хотя бы вдвоем – тогда, оказавшись посредине между ними, она бы смогла дотянуться манипуляторами сразу до обоих. Но их трое, а по трем целям одновременно она может промахнуться. И тогда они начнут палить. Пусть даже не в нее, но все равно – сноп дроби может зацепить кого угодно. Не буду я вас трогать, ребята, только уходите скорее!…

– Следи, чтобы она бабки как следует нагребала, – приказал бандит. – Нагребет – возьмешь сумку и пойдешь с нами. Будешь паинькой – донесешь до машины и уйдешь живой. Начнешь вопить, или если кто-то нажмет на кнопку раньше времени – останешься без башки. Все поняли?

Карина повернула к нему голову. Значит, дружок, думаешь, что в маске – и никто не узнает? Она взглянула на него через сканер. Правильные черты лица, слегка приплюснутый маской нос. Длинные, сейчас спутанные волосы – жаль, сканер не показывает их цвет. Наверное, без маски ты красавчик. Но тебе она не поможет. Завтра же у полиции окажется твой точный фоторобот! Надо только попросить помочь Тришши или Дентора, чтобы не светиться лишний раз. И те двое – они на пределе дальности сканера, но все-таки внутри зоны досягаемости. Она постаралась как следует запомнить черты тех, кто стояли у стоек, угрожающе поводя стволами, и снова перевела взгляд на ближнего.

62
{"b":"103150","o":1}