ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Тетя Эхира! – взвизгнула от счастья Яна, вешаясь на шею женщине постарше. – Ты когда приехала? Я тебя не видела! Ой, как здорово!

– Да еще днем приехала, только отсыпалась, – улыбнулась женщина. – Два перелета, сутки в дороге – когда добралась, веки пальцами держала. Несколько минут назад из душа выбралась. Я тебя тоже рада видеть, Яни. А что с тобой за молодой человек? Не познакомишь?

– Ой! – спохватилась девушка, отцепилась от женщины и подошла к нерешительно замершему на пороге Тори. – Народ! Познакомьтесь, это Тори, я вам о нем говорила.

– Рад знакомству, прошу благосклонности, – пробормотал парень, кланяясь. Интересно, кто из них ее приемный папаша? Наверняка здоровяк. Сам большой и сильный, а мозгов мало, вот и не побоялся двоих девиантов на воспитание взять. А тот, что поменьше, с умной физиономией – опекун-археолог.

– Тор, познакомься, это Дзинтон, – Яна указала на невысокого мужчину, и Тори удивленно захлопал глазами. Он – приемный отец? Да ему самому лет тридцать, не больше! – Это Саматта, а это – тетя Эхира, она к нам в гости приехала. А Цукку и Палека ты уже видел.

– Добро пожаловать героям сопротивления, – улыбнулся Дзинтон. Тори было набычился, но легкая ирония, прозвучавшая в голосе Дзинтона, почему-то показалась совсем необидной. – Рад видеть тебя в нашем доме. Яни, руки ты, разумеется, и сама не вымыла, и Тори не позволила. Как маленькая, чесслово!

– Зануда ты, папочка! – надула губы девушка. – Тор, пошли в ванную, а то еще за стол не пустит.

Парень посторонился, пропуская ее в дверь столовой, и пошел следом. Когда они вернулись, стол уже сервировали на восемь персон, а Палек выкладывал на тарелки из кастрюли одурительно-вкусно пахнущее цурме.

– Соусом сами польете, – заявил он. – И салат сами наложите. Там еще жареные колбаски есть, если кто захочет. Тор, ты не стесняйся, жратвы много.

– А оно съедобно? – подозрительно осведомилась Яна, осторожно пробуя цурме на вкус. – Перца сколько клал?

– Сколько надо, столько и клал, – фыркнул Палек, пристраивая кастрюлю на подставку посреди стола. – Подумаешь, один раз поэкспериментировал, так теперь сто лет не забудешь.

– Такое и тысячу лет не забывается! – парировала Яна. – Ума не приложу, как у меня желудок уцелел после того шедевра.

– Ну да, если вспомнить твоих давешних осьминогов по-ситарски…

– Ша! – внушительно прервал пикировку Саматта. – Кончайте перепираться. Вы, мелочь пузатая, хоть бы гостя постеснялись. Господин Тори, ты на них внимания не обращай, они способны сутки напролет языками чесать.

– Ну, каков опекун, такие и детишки, – показала ему язык Яна. – Вечно без присмотра, дурное влияние улицы… Плохо воспитывали, вот и выросли мы непонятно кем.

– Отчего ж непонятно, – рассудительно заметил Дзинтон, подцепляя вилкой рис и отправляя его в рот. – Вполне себе понятно. Шалопаи и недоросли. Лика, что у тебя за хвост по начертательной геометрии? Только не говори, что сложно, ни в жизнь не поверю. Семестр уже кончился, а ты все сдаться не можешь толком.

– Подумаешь, отвлекся немного, – пожал плечами Палек. Он навалил себе на тарелку кучу помидорно-огуречного салата, полил его оливковым маслом и уплетал за обе щеки. – Забыл. И госпожа Катия только вчера спохватилась. Да все нормально. Сегодня дорешаю, завтра сдам, и привет, семестр окончен.

– Ну, я и говорю – недоросль, – вздохнул Дзинтон. – Цу, что там Кара второй раз звонила? Опять проблемы?

– Типа того, – кивнула Цукка. – Мэр Крестоцина загорелся идеей ее публично наградить. Назвать кучу журналистов и устроить представление. Она полчаса убеждала… как его, ну, директора полицейского управления…

– Теодара, – подсказал Дзинтон.

– Точно, Теодара, чтобы тот мэра отговорил.

– Уговорила?

– Он пообещал поговорить с мэром.

– Там ли не выборы ли случайно на носу? – спросил Саматта. – Тогда понятно, почему мэр так суетится. Дважды героиня-одиночка ему на знамени очень бы пригодилась.

– Стоп! – решительно заявила Эхира, откладывая вилку. – Дважды – это когда? Первый раз, как я понимаю, случился с бандитами в банке. А второй?

– А, ты не в курсе, – прищурился Дзинтон. – Ее же похитили вчера вечером. Братец того бандита, что живым взяли, решил родственника вызволить, а заодно и Каре отомстить. Он сам бандит, пробу ставить негде, но давненько с "Нормальными людьми" в игры играл, "Армию очищения человечества" придумал, вроде как боевое крыло. Подбил мальчишек и девчонок чуть старше Яны на похищение, стукнул Каре по голове, нацепил ей "ошейник" – еще старой модели, помнишь, со взрывчаткой? – и утащил в заброшенный дом за городом, чтобы там кровожадно убить при стечении прессы.

– И что? – заинтересованно спросила Эхира. – Много трупов?

– На ней – ни одного. Она блокаду "ошейника" пробила, главаря из окна выбросила, остальных носом в пол положила и полиции сдала. Я к шапочному разбору явился.

– Прости, господин Дзинтон, – осторожно осведомился Тори, – ты сказал – пробила блокаду "ошейника"? Но разве это возможно?

– Вполне. Но нужны способности хотя бы второй категории. С третьей, как у тебя, не выйдет.

– Так ты тоже девиант, господин Тори? – подняла бровь Эхира. – Ох, извини за нескромность. Я не хотела быть назойливой…

– Ну, девиант, – пожал плечами парень. – Все равно все знают.

– Мы знаем, – поправил его Саматта. – Но мы такие темы с посторонними не обсуждаем. Хи, потом, ладно?

– Приношу свои извинения, – слегка поклонилась женщина. – Дзи, и что Кара? Что-то на нее много валится в последнее время.

– Кара более-менее в порядке, – хмыкнул тот. – Рада, что никого не убила ненароком. Парса вот по ходу дела покалечили, но ничего серьезного.

– Парса? – от возмущения Палек аж привстал с места. – Да я ж кому-то по ушам напинаю, если поймаю! Я столько времени с ним возился, а его взяли и покалечили? Вот ведь знал я, что нельзя его Каре с собой брать! Пап, кто это сделал?

– Без тебя пинальщиков хватит, – осуждающе взглянул на него Дзинтон. – Расслабься. Я же говорю – ничего серьезного. В любой мастерской за пять минут починят.

– Дзи, когда Кара возвращается? – осведомилась Эхира, возвращаясь к своей тарелке цурме. – К зимникам вроде бы?

– Угу.

– Я в Крестоцин собиралась через две-три недели. И еще на пару недель там зависну. Народ, вы не возражаете, если я вместе с Карой вернусь и с вами Новый год встречу?

– Ой, здорово! – воскликнула Яна. – Конечно, не возражаем!

– Конечно, Хи, – кивнула Цукка. – Мы тебе всегда рады.

– Конечно, Эхира, – подтвердил Дзинтон. – Только нам надо серьезно о будущем поговорить. Завтра с утречка, да?

– Да можно и сегодня. Я выспалась, теперь долго не усну. Ох, ненавижу часовые пояса менять…

– Хорошо. Тогда между десятью и часом загляни. Кстати, Мати, вы в Четыре Княжества когда вылетаете? Что решили окончательно?

– Основная группа летит из Зерапона пятнадцатого, через неделю. Но я все-таки решил в Крестоцин заскочить. Хочу с Дентором наконец-то вживую пообщаться, да и Кару морально поддержать надо. Четырнадцатого я там, пятнадцатого вылетаю в Княжества, там сам до Лесной долины добираюсь и с остальными пересекусь. Кстати, мы возвращаемся в Катонию двадцатого шестнадцатого, а Кара домой уезжает, как мне помнится, двадцать третьего, за два дня до зимников. Думаю, я опять полечу через Крестоцин, и мы вернемся оттуда втроем – я, Хи и Кара.

– Тоже вариант, – согласился Дзинтон. – Только, ребята, все же забронируйте билеты заранее на себя и на Кару. Перед Новым годом мест уже за неделю не бывает даже на трансокеанских, не говоря уже про внутренние рейсы. Особенно с учетом сомнительной манеры некоторых компаний продавать билеты с открытой датой.

Он прожевал последний комочек риса, запил его чаем и поднялся из-за стола.

– Спасибо, Лика, очень вкусно, – поблагодарил он. – Народ, я у себя. Господин Тори, – обратился он к парню, и тот аж вздрогнул от неожиданности. – Если после ужина ты найдешь полчаса для разговора, я буду рад видеть тебя в своей комнате. Не беспокойся о времени – ты можешь остаться на ночь, если хочешь.

94
{"b":"103150","o":1}