ЛитМир - Электронная Библиотека

– А как вы туда?… – спросил Олег. – Ну, попали?…

– А я почем знаю? Вышла вечером чайку попить и – хлоп… Голову вот об потолок расшибла… В побелке вся. Говорила тебе, надо потолок в кухне краской покрывать. Уф-ф… Не слушаете вы старших, сами умные-разумные… И сними ты меня отсюда, ради Бога!

– А как?

– А мне почем знать, а?

Олег встал и, поставив стакан на стол, обошел тещу вокруг. Вернее, не ее даже, а крепкие ноги, достающие ему до груди.

Крепко взялся за одну, ту, с оставшейся на ноге тапкой.

– Ты там, сынок, поосторожнее, – предупредила теща. – Я женщина все-таки в возрасте.

Через несколько минут усиленного сопения, напряжения и взвизгиваний тещи Олег отер пот со лба. Мария Захаровна не желала возвращаться на грешную землю ни за какие коврижки. Даже на сантиметр не опускалась.

– Что делать-то? – почесал Олег затылок.

Потом посмотрел по направлению мусорного ведра.

Сок. Проклятый сок, будь он неладен.

Очевидно, он на разных людей действует по-разному.

Ну кто тебя, дура старая, тянул вчера приложиться к этому пакету? А зачем ты пакет у Тополева увел, тут же поинтересовалась совесть. Что у тебя, проблем в жизни было маловато?!

– Вы тут побудьте, Мария Захаровна, пока, – произнес Олег. – Я сейчас специалистов вызову.

– А что, есть и такие специалисты? – подозрительно поинтересовалась она.

– Есть, – сказал он уверенно. – У МЧС всякие есть специалисты.

– Это у тех, которые взорванные дома разбирали? У них да, наверное…

Олег прошел в комнату.

Отличный уикенд. Отдохнул без жены в свое удовольствие. Поиграл в «Старкрафтов», расслабился в полный рост. Попил пивка с друзьями. Посмотрел видик без Иркиных комментариев.

Что же делать?

Вызвать Тополева?

Может, как-нибудь обойдется?

И тут новая, ужасная мысль возникла у него в голове.

Туалет.

Господи, что будет, если Мария Захаровна вдруг захочет в туалет?

Олег немедленно представил себя в обнимку с ночным горшком и ощутил приступ головокружения. Подскочив, как ужаленный, он бросился на поиски телефонной книжки.

2.

Антон Тополев, личный Олегов эмчеэсовец, прибыл через час.

Судя по всему, он собирался на дачу, поесть шашлычка на природе и попить горячительного, но как только услышал про сок, сразу сказал:

– Еду.

Олег назвал адрес.

– Ну ты и сволочь, – закончил Тополев разговор и повесил трубку.

За это время Олег успел помыться и совершить все утренние процедуры, а также найти и нацепить теще свой старый хоккейный шлем, оставшийся со светлой поры атак один на один, самых сильных в команде троек, лидирующих по забитым шайбам.

– Да зачем мне, сынок? – начала протестовать Мария Захаровна.

– Надо, – отрезал Олег, с ужасом представляя себе транспортную дорогу до туалета.

После многочисленных бесплодных тещиных попыток он поставил стул на кухонный стол и, матерясь про себя, надел шлем сам, заметив при этом явно наметившийся прогресс. Мария Захаровна теперь могла опускаться вниз на несколько сантиметров, она как бы висела на одной лишь ей ведомой высоте, немного не доставая до потолка.

– А скоро твои спасатели приедут? – поинтересовалась теща, дыхнув на Олега чесночным перегаром. Как женщина в возрасте, противогриппозную профилактику она проводила ежедневно, что Олега подчас доводило до бешенства.

Его со стула как ветром сдуло.

– Скоро, – ответил он снизу, пытаясь отдышаться.

– Хорошо, – вздохнула теща, напоминающая теперь медведя-хоккеиста из старого мультика.

В этот момент раздался звонок в дверь.

Тополев, как всегда, был подтянут и элегантен.

– Спер, значит, – прямо с порога констатировал он. – И зачем?

– Долго рассказывать. Ты проходи, раздевайся.

– И где пострадавшая?

– На кухне.

Антон быстро оглядел Олега с ног до головы.

– Видать, крепко тебе досталось, – сказал он. – Ты уж давай держись.

– Держусь, – кивнул Олег, которому еще со вчерашнего развеселого вечера ужасно хотелось сесть и разреветься, как в старые добрые детсадовские времена. – Я молодцом.

– Я вижу, – кивнул с сомнением Антон и прошел на кухню.

Очевидно, он ожидал чего-то другого.

Он, скорее всего, и представить себе не мог, что такое полтора центнера живого веса, висящие без всякой опоры под потолком.

Присвистнув, Антон обошел Марию Захаровну вокруг, потом поднял голову.

– А чего это она у тебя в хоккейном шлеме? Спит, что ли, в нем?

Теща обиженно захлопала под потолком глазищами, а Олег еле сдержался, чтобы немедленно не зайтись в неистовом припадке смеха.

– Это я надел, – опережая тещу, с трудом выговорил он. – Чтобы голову не повредить.

– А… Правильное решение, – с сомнением произнес Антон. – И давно висит?

– Часов уж пять как минимум.

– С программы «Время», – сказала теща. – С вечерней.

Антон отшатнулся.

– Она еще и говорит?

– Да она в полном сознании, – давясь смехом, ответил Олег. – В наиполнейшем.

– И вообще, молодой человек, – возмущенно произнесла Мария Захаровна, – кто вы такой? Кого ты привел, Олежек? Дружка какого-то своего, собутыльника, над старой, больной женщиной поиздеваться?! Вы что же себе позволяете, а? Ну-ка, дай-ка мне телефон, я врачу участковому позвоню! И что б духу вашего здесь не было, понятно? И тебя, зятек, и дружка твоего, собутыльника, тоже!

Исходя из опыта общения с тещей Олег быстро понял, что, судя по всему, начиналась тирада униженной и оскорбленной женщины. Олег уже уныло закатил глаза, чувствуя, что истерика с каждым тещиным словом уходит из его организма, но Антон, человек конкретный, моментально весь этот словесный поток оборвал.

– Мария Захаровна, – резко сказал он, – я – сотрудник клиники, занимающейся вопросами левитации. Заместитель главного врача. И если вы немедленно не прекратите свои грязные высказывания в мой адрес, я уеду, и будете вы до конца лет своих висеть под потолком вашей загаженной кухни. Я ясно выразился?

– Э… – только и смогла произнести теща, обалдевшая от такого обращения. – А…

– А удивился я вашему хорошему самочувствию, потому что обычно пациенты в вашем состоянии пребывают без сознания, – строго добавил Антон. – Я рад, что у вас заболевание протекает в самой легкой форме.

– Пить вы ей давали? – повернулся он к Олегу, войдя уже в роль врача.

– Э… Нет, – растерялся Олег. – Нельзя?

– Ни пить, ни есть, – официально сказал Антон и посмотрел вверх. – Вы работаете?

– Нет, – ответила присмиревшая теща. – Уж тридцать лет отработала, хватит уже…

– Значит, больничный лист не нужен, – отрезал Антон и кивнул Олегу. – Пройдемте в комнату, оформим вызов.

– И скоро, доктор, меня снимут? – крикнула Мария Захаровна, когда они уже выходили.

– Два дня – максимум, – бросил через плечо Антон.

– Два дня не есть?! – охнула теща.

Антон остановился на пороге.

– Давайте сразу договоримся, Мария Захаровна, – повернувшись, строго сказал он. – Либо мы лечимся, либо нет. Вы что выбираете?

– А что у меня за болезнь?

– Ле-ви-та-ция, – по слогам произнес Тополев. – Так как, лечимся?

– Первый раз слышу, – грустно произнесла теща и вздохнула, словно разрегулированный двигатель внутреннего сгорания. – Конечно, лечимся, доктор.

– Ну и заварил ты кашу, – сказал Тополев в комнате. – Ты соображаешь, что наделал?

– Не заваривал я ничего, – грустно сказал Олег. – Сама она этот проклятый сок долбанула. А я-то откуда знал? Прихожу из магазина – вот вам, пожалуйста. Принимайте клиента…

– Ну а спер-то его зачем?

Олег молча пожал плечами. Рассказывать эпопею с Настей совершенно не хотелось.

– Н-да… – развел руками Тополев. – Что же делать?

– Но это ведь сок для похудания был, разве нет?

– А черт его знает, – пожал Антон плечами. – Может, ошиблись мы… Очень неприятный симптом… Надеюсь, наши не все по дачам разбежались. Главное, Вепрь… Он у нас ведущий специалист по сокам. Но готовься к тому, что бардак у тебя дома будет – только держись. Готов?

17
{"b":"103160","o":1}