ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон выразительно посмотрел на Бориса в зеркало заднего вида, и тот интеллигентно добавил у магнитолы громкость. По салону разлилось бессмертное творение Моисеева о простом Щелкунчике.

– Успокойся, – сказал Тополев. – И ответь мне, пожалуйста. Что мне сейчас говорить парню?

Вепрь упрямо смотрел на проносящиеся за окном машины.

– Да пошли ты его… – наконец буркнул тот.

– Куда послать? – не понял Антон.

– Куда, куда… Туда…

– Опять начинаешь? – побагровел Антон. – Долго я с тобой буду, как в детсаду?

– Каком детсаду?! – перебил его маг. – Тещу его в чувство привести только шок может. Смертельный, понял?

– Как же это? – обалдел Тополев.

– А ты Олега своего пошли далеко и надолго, вот он все и сделает. Родственники все-таки, уловил?

– Уловил, – кивнул Антон. – Я подумаю…

И уже когда до дома оставалось совсем немного, позвонили из группы наблюдения и сообщили о появлении второго свойства.

– Та-ак, – протянул Вепрь, стараясь не смотреть на Тополева. – Второе свойство. Эх… Такой объект, а я…

У него был такой вид, словно он сейчас расплачется.

– Да ладно тебе, – сказал Антон. – Уникумом больше, уникумом меньше… Парню помочь надо. Наш он, понимаешь? Ты уж, Вепрь, держи, будь добр, себя в руках, как к Олегу приедем… И помоги мне, ради Бога…

– Да посмотреть бы хоть, – безнадежно махнул Вепрь рукой.

– А вот сейчас и посмотрим.

И через двадцать минут доказательства оказались перед глазами.

– За-ме-ча-тель-но, – по слогам повторил Вепрь, изучая отчет самописца.

– Что ж тут замечательного? – грустно спросил Олег, все утро рассказывавший Марии Захаровне о преимуществах магнетизма в обычной жизни. – Еще с первым не разобрались, а тут уже второе.

– Мы с таким не сталкивались еще, – пояснил специалист по магии.

– У нас много общего, – кивнул Олег. – Я с таким тоже не сталкивался.

Антон еле заметно улыбнулся.

– Я считаю, пост надо снимать, – сказал он, глядя на унылого Вепря. – Все равно ничего наблюдать, а тем более записывать мы не можем.

На лице мага отразилась целая гамма чувств – от вожделения, смешанного с восторгом, до полного отвращения и неприятия. «Поможет или нет?» – подумал Тополев. Ну же, маг…

– Вы что же, хотите меня бросить? – со страхом поинтересовался Олег.

– Ну, не бросить…

– А как это еще называется? – В его голосе появились истерические нотки. – Одного с этой… Что я с ней один делать буду?!

– Вы же взрослый мальчик, – внезапно вступил в разговор Вепрь. – Знаете, как старых тетенек соком поить. Значит, знаете, как их потом приводить в чувство.

– Не знаю, – с отчаянием произнес Олег. – Честное слово – не знаю.

– А вы попробуйте, – сказал Вепрь. – У вас должно получиться.

– Что делать-то?

– Ее может привести в чувство шок, – задумчиво произнес Антон, поднимаясь из кресла. – Впрочем, как, наверное, и тебя.

– Меня?! Я-то тут при чем?

– Ты замутил кашу. Ты… Теперь сам ее и расхлебывай.

– А как?!

Чувствовалось, что Вепрю не терпелось предложить вариант с переводом в лабораторию. Его прямо распирало от желания забрать с собой уникальный экспонат и перевести свой многострадальный отдел на военное положение. Только не испорть все, сказал ему Тополев глазами. Не прижимай парня, не будь последней сволочью. Но – наука, ответил Вепрь. Но – люди, напомнил Антон. Вепрь в сердцах плюнул, пожал плечами и вышел в коридор, хлопнув дверью.

Тополев перевел дух, а Олег, занятый своими переживаниями, их молчаливого диалога даже не заметил.

– Да-да… И заберите все оборудование, – раздался неестественно бодрый голос Вепря из коридора. – Конечно, только то, которое забрать сможете.

Олег схватил Тополева за рукав.

– Послушай, – произнес он. Его била нервная дрожь. – Не бросай меня так. Хоть ты останься.

Антон сбросил его руку.

– Ты уж давай теперь сам выбирайся, – сказал он холодно. – Я и так на тебя кучу времени, людей и денег потратил. Дерзай, дружок…

И через несколько минут Олег снова остался один на один с разгромленной квартирой и висящей на кухне тещей.

2.

– Как думаешь, справится? – спросил Тополев у Вепря.

Они сидели в микроавтобусе службы наблюдения перед небольшим экраном телевизора, транслирующим прямой репортаж с Олеговой кухни.

– Конечно, – пожал Вепрь плечами, доставая из портсигара тонкую изящную папироску. Он вообще любил все тонкое и элегантное.

– Твой парень сейчас в шоке. Сам подумай. Мы его бросили, у тещи только все ухудшается, а послезавтра утром должна приехать любимая супруга, которая сейчас же поинтересуется, что он сделал с ее мамой. Поставь себя на его место. Поставил?

– Я бы ее убил, – прошептал Тополев, но Вепрь услышал.

– Э… Ты не до конца поставил. Убить тещу, да еще в отсутствие жены… Ай-ай-ай.

– Ты тещу, можно подумать, в присутствии жены валил.

– А у меня замечательная была теща, – усмехнулся Вепрь. – Я против нее ничего не имел никогда. И вообще, она умерла своей смертью. Тихо, в собственной постели.

Они замолчали, глядя на монитор.

– Вот что, Вепрь… Спасибо тебе, – сказал Тополев. – Здорово ты мне помог там, наверху… Согласился с нашими доводами, что ли?…

– Это не доводы, Антон, – после паузы ответил маг. – Для меня это все пустой звук. Просто сейчас наверху твой парень проводит серьезнейший эксперимент. А мы это все протоколируем…

Тополев усмехнулся.

Вот оно что. Как дитя малое! Дали ему новую игрушку – и все обиды как рукой сняло. Эксперимент, надо же! Раб науки, чтоб его…

– Постой… – поднял руку Вепрь. – Постой-ка… Начинается, кажется.

На экране появился Олег с бутылкой водки.

Бутылку он поставил на стол, достал стакан из шкафчика над плитой и вынул из холодильника тарелку с порезанными огурчиками. Потом повернулся к теще и что-то ей сказал.

– Интересно, что он говорит? – спросил Тополев. – Опять наши олухи микрофоны не поставили!

– А я могу тебе сказать, – доброжелательно произнес Вепрь, не отрываясь от телевизора. – Сейчас он ее поминает.

– Кого? – не понял Антон.

Олег на экране налил водки в стакан, поднял его, что-то произнес, глядя на Марию Захаровну, и залпом осушил.

– Тещу свою он поминает, вот кого, – сказал Вепрь. – Начало психической атаки.

На экране грузное тещино тело заколыхалось, облепленное железяками.

– Как бы у нее инфаркт не случился от таких атак, – сказал Антон обеспокоенно.

Вдруг большая дверца микроавтобуса распахнулась.

– Вы послушайте, – просунул внутрь голову водитель Боря.

Даже отсюда, снизу, различался отчетливый крик Марии Захаровны. Она кричала что-то типа «Убивают!», и голос ее проникал через толстые кухонные стекла на восьмом этаже.

– Не случится у нее инфаркт, – довольно произнес Вепрь с легким оттенком зависти. – Во силища у бабы. Такой редкий… – Он, очевидно, хотел добавить «экземпляр», но смолк, глянув на Тополева.

Похоже, вся ситуация начинала его забавлять.

– Как бы милицию соседи не вызвали, – сказал Борис, глядя вверх.

– На дачах все, – сказал Антон.

– Да и не успеют, – кивнул Вепрь на экран.

Там творилось что-то странное.

Не обращая внимания на тещины вопли, Олег поставил на стол чайник и коротким движением отсек ножницами провод питания. Потом поднял чайник и вылил его содер-жимое на тещины задергавшиеся ноги. Через мгновение на месте чайника появился обыкновенный удлинитель. Олег деловито размотал его и воткнул в розетку. Потом повернулся к Марии Захаровне и что-то начал говорить, покачивая отрезанным от чайника проводом.

Антон вопросительно посмотрел, на Вепря.

– Ай молодца, – восхитился тот. – Твоему парню не таможней заниматься, а бабки у жертв выколачивать. Самое страшное, когда человек видит, как деловито проходят приготовления к его умерщвлению. А сейчас твой орел просто объясняет своей родственнице, что произойдет, если он ее, облепленную металлом и с мокрыми ногами, подключит к сети двести двадцать вольт. Конечно, если та не заткнется.

20
{"b":"103160","o":1}