ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Если они захотят вообще остаться на борту. Да, мадам. Бесшабашные - капитанами.

- Но почему они хотят покинуть нас? Из-за того, что несколько больных на голову офицеров попытались прибрать Корабль к рукам?

- Вообще-то, на самом деле произошло нечто иное, - снова рассмеялся Памир. - Все гораздо сложнее, и ответы на вопросы займут слишком много времени. Но вы должны знать прежде всего… что мы не можем следовать дальше однажды запланированным курсом…

- Как?

- А в последующие несколько тысячелетий мы вообще выйдем из галактики. Будем двигаться, кажется, в направлении созвездия Девы.

- А что будет со мной? - после очередной паузы проскрипел механический голос.

- С вами, мадам?

- Останусь ли я Премьером?

- Мне лично на это глубоко наплевать, - Памир с наслаждением и очень рассчитано произнес каждое слово. - Вы окружили себя, мадам, талантливыми карьеристами, вы культивировали их амбиции, и когда несколько капитанов свергли вас, вы удивились. Оказавшись неготовой, некомпетентной и обезглавленной, как в прямом, так is. в переносном смысле. - Гневное молчание. - Миоцен собиралась предать вас суду. И я могу сделать то же. Как фактический Премьер, я, в принципе, обладаю такой властью и, учитывая общее настроение, полагаю, что свое драгоценное кресло вы потеряете. Если, конечно, будет честный суд. Впрочем, даже и в том случае, если вам дадут хорошую фору…

- Хорошо, Памир. Каковы же ваши намерения?

- Мы не собираемся вас лишаться. Особенно принимая во внимание и недавнее восстание, и множество столь неожиданных и быстрых изменений. - Памир вздохнул. - Судно нуждается в традициях и преемственности, и если вы согласитесь возвратиться в свое кресло - правда, с некоторыми оговорками, - я уж исхитрюсь представить и вас, и ваш громовой голос пассажирам и команде. Я ясно выражаюсь?

- Да. Хорошо. - И после раздумья: - О, разумеется, ты хочешь быть моим Первым креслом. Я права, Памир?

- Я? Нет,- он долго смеялся. Смеялся искренне и громко. - Но я знаю кое-кого поквалифицированней. Благодаря долгому опыту.

Конечно, Премьер была очень повреждена и дезориентирована, но все же достаточно проницательна.

- Где же Уошен? Могу ли я поговорить с ней?

- Со временем, - позволил Памир, поднялся, надел под нужным углом зеркальную фуражку и заметил: - Ваше Первое кресло решает дела по всему Кораблю. И, поверьте мне, трудно быть преданным кому-нибудь больше, чем ей.

- Спасибо еще раз, Памир, - тихо, почти послушно сказала Премьер.

- Ага. Принимается.

- Я знала, что ты приносишь удачу, Памир. Разве я не говорила тебе этого еще тогда? Разве не говорила?

Но Памира уже не было. Он ускользнул без всякого разрешения, и некому было слышать, как из механической коробки раздавалось: «Благодарю, благодарю. Благодарю всех, кто помог спасти и Корабль, и меня… Триллион благодарностей!..»

На первый взгляд они выглядели любовниками и никем больше.

Женщина была вполне привлекательна, хотя и казалась слишком высокой для своей породы. Мужчина же, также человек и тоже очень высокий, был далеко Не так хорош. Женщина тихо говорила и улыбалась, а мужчина хмурился и громко хохотал. Через пару минут хохотала уже и женщина. Потом они соединили руки. Соединили привычным и простым жестом, и их ладони и пальцы крепко и нежно сплелись. Никто никогда не обратил бы на них особенного внимания. Да и зачем? На этой улице всегда гуляло много влюбленных пар, слишком поглощенных своей повседневной Жизнью, чтобы заметить другие пары, которым посчастливилось отдыхать без формы и в масках, позволяющих получить хотя бы немного заслуженной анонимности.

Это были волнующие времена. Даже дивные. После веков ничем не нарушаемого однообразия в последнее время все на борту Великого Корабля изменилось. Прогремели восстание и война, которые даже и сейчас, через много лет после их окончания, все еще лежали на каждом тяжким бременем. Новый курс Корабля! Среди пассажиров ходили толки о новых капитанах и о новых возможностях для всех существ и рас! А в центре этого великого древнего судна по-прежнему продолжала скрываться тайна, слишком невероятная, чтобы ее можно было описать, и все еще так никем и не понятая в суете бесконечных дней и недель.

Все хотели увидеть Медулла оссиум, но только с безопасного расстояния. А поскольку никто по-настоящему не мог его увидеть, то о нем говорили. Говорили громко, возбужденными голосами, сыпали химическими формулами, наслаждались сложными мысленными построениями. Всюду задавались банальные вопросы, на которые никто, казалось, не знал ответов.

Что заперто в центре Медуллы?

Кто в действительности скрывается под именем Унылый?

Да и сам Великий Корабль? Он несся прочь из галактики, и это представляло для пассажиров определенные трудности. На его пути к межгалактическим пространствам существовало множество населенных миров, но теперь на Корабль не смогла бы попасть даже небольшая часть тех, кто желал это сделать.

Это оставляло уже существующих на Корабле пассажиров с одной стороны в некой ловушке, а с другой - наоборот, в крайне выигрышном положении. Кто еще когда-нибудь бывал в путешествии такого масштаба? Сотни миллионов лет Великий Корабль будет скользить по направлению к созвездию Девы, и потому впереди будет еще много времени и много чудес, которые, без сомнения, удивят всех тех, кто сможет вынести это долгое путешествие.

- А что же с Бродягами? - спрашивали все друг у друга со страхом и невольным уважением.

Молва утверждала, что миллиарды Бродяг продолжают жить на Медулле, поближе к древнему Унылому. Другие, более мудрые и проницательные, утверждали, что Бродяги в большом количестве по-прежнему разгуливают по прекрасно освещенным улицам городов. Третьи кричали, что все Бродяги исчезли в период хаоса и теперь прячутся где-то по самым отдаленным, укромным местам, готовя силы для нового, более успешного нападения.

Если только, конечно, они не у нас под боком.

Несколько человек предполагало, что Бродяги и сейчас находятся среди всех нас. Возможно, они служат, благодаря своему прекрасному обучению, священниками, или прикидываются богатыми человеческими пассажирами. Но как их распознать? Каким образом они смогут, выдав однажды свою истинную сущность, предоставить какому-нибудь простому пассажиру страшную, но блистательную возможность поймать их прямо посреди залитых огнем улиц?

Двое этих любовников и были Бродягами. Их выдали гастрономические пристрастия. Кто-то заметил, что высокая миловидная женщина заказала тарелку с таким чудовищным блюдом, как молотокрылые, и когда их подали, стала вскрывать спинки с невероятной опытностью, а потом положила несколько кусков и на тарелку мужчине, причем прежде чем он начал есть, поцеловала ему руку.

- Бродяги! Вот они! - закричал кто-то. Личности всех видов услышали через переводчиков

этот крик, и тут же ответили тем, что повскакали с мест, окружили маленький столик всеми своим членистыми ногами, неправдоподобными руками и тому подобным и на разные голоса и запахи стали повторять свои обвинения:

- Посмотрите! Посмотрите! Бродяги!

- Держите их!

- Эй, кто-нибудь, арестуйте их! Любовники не могли больше оставаться невозмутимыми. Они не спеша положили на столик приборы, еще раз привычным жестом коснулись рук друг друга и решили снять маски. Затем встали во весь рост, скинули туристские одежки, и под ними засверкала прекрасная яркая форма, которую всегда предпочитали носить капитаны.

- Ну, и что ты думаешь? - спросила у своего возлюбленного женщина.

- Как давно ты ешь этих своих жуков? - хмыкнул мужчина.

- Около пяти тысяч лет, - призналась она.

- И они всегда хороши на вкус?

- А ты как думаешь?

И они дружно рассмеялись, обняв друг друга так, словно не было вокруг них возбужденной толпы, словно они были одни, совсем одни…

- Я думаю, что вам нужно увидеть все это своими глазами, -сказала Уошен. - Сидя в той же вечной комнате, вы никак не сможете помочь созидательному процессу.

101
{"b":"103161","o":1}