ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Миоцен кивнула со значением. Премьер опустила руку и пояснила:

- Чтобы прекратить панику, нужно всех вас снова вернуть домой.

В зале начали улыбаться.

Некоторые устали от постоянных неудобств, другие просто жаждали славы и наград, ждавших их наверху.

- Вы говорите обо всех, мадам? - откашлявшись, осторожно спросила Уошен.

- На данный момент - да.

Она не удивилась, что вся история об экспедиции куда-то к экзофобам оказалась под сомнением. Сотни капитанов не могут исчезнуть незамеченными. Но разочарования Уошен не чувствовала. На протяжении последних трудовых недель она даже хотела, чтобы этот вымысел оказался правдой. Чтобы они действительно оказались где-нибудь у высокоразвитых экзофобов, пытаясь склонить их к полезному сотрудничеству. Это было бы сложное, но приносящее добрые плоды дело. Однако теперь, услышав, что их миссия закончена, она неожиданно вспомнила о сотнях проектов, связанных с ее озерком, - работы хватило бы на целое столетие.

Но спрашивать об этом было прерогативой Миоцен.

- Вы хотите, чтобы работы были свернуты как можно быстрее, мадам?

Премьер положила руку на голову одного из бюстов. Для нее реальностью был конференц-зал, а капитаны - лишь иллюзией.

- План миссии всегда может быть пересмотрен,- напомнила она. - Самое важное, что вы успели закончить исследования обоих полушарий. Причем, я уверена, больших сюрпризов там не оказалось. Поэтому я думаю, что наиболее сомнительные исследования лучше свернуть. Десяти дней будет достаточно. Даже более чем достаточно. Затем вы возвращаетесь домой, оставив для продолжения работ дронов. В дальнейшем мы решим, каков будет следующий шаг.

Улыбки стали шире, но все молчали.

- Десять дней? - прошептала Вице-премьер.

- Есть проблемы?

- Но, мадам, - начала Вице-премьер, - я не уверена, что в такой короткий срок… Медулла оссиум не является угрозой, мадам.

Наступила пауза, вызванная отнюдь не отдаленным нахождением Премьера. Тишина была лёгкой и спокойной.

- Ваши соображения, - прозвучало наконец. Начинался раскол.

Остальные Вице-премьеры разделяли точку зрения Миоцен. Завершение работы в десять дней, очевидно, потребовало бы помощи всех капитанов и даже команд поддержки. Базовый лагерь пришлось бы свернуть или почти свернуть. Этим еще можно было пожертвовать. Однако эти казалось бы спокойные высказывания произносились со сжатыми от волнения кулаками и сопровождались агрессивными взглядами.

Премьер принимала критику без комментариев.

- Уошен, - неожиданно обратилась она к своему будущему Вице-премьеру намеренно резким тоном. - Что можете добавить вы?

Уошен колебалась, не зная, рискнуть или нет.

- Может быть, Медулла оссиум и был маховым колесом, - наконец решилась она, не обращая внимания на удивленные лица вокруг.

- Это шутка? - ответила Премьер, не скрывая удивления. - Разве мы обсуждаем не вопросы повестки дня?

- Но если это было бы действительно так, - продолжила Уошен, - и если бы эти магические контрфорсы ослабли пусть даже на мгновение, Медулла оссиум разнес бы себя в куски. Катастрофа. Гиперфибровое покрытие не абсорбировало бы углового момента скорости и было бы разорвано, а расплавленное железо затопило бы все. И тогда ударные волны прошли бы через весь Корабль. - Тут она привела несколько простых примитивных расчетов и, избегая взгляда Ааслин, добавила: - Впрочем, может быть, это был очень хитроумный маховик. Но и в таком случае он должен был породить эффективный саморазрушающийся механизм. Мы просто не знаем, мадам. Мы не знаем, каковы были намерения строителей. Мы даже не можем определить, были ли у них враги, настоящие или воображаемые. Но если ответы есть, то искать их надо именно здесь.

Лицо Премьера стало непроницаемым. Большие карие глаза закрылись, и она тихо покачала головой, как-то странно улыбаясь.

- С первого момента моего пребывания на борту этого славного судна, - объявила она, - я придерживалась одного главного принципа: строители, архитекторы, кем бы они ни были, никогда бы не стали подвергать свое прекрасное творение каким бы то ни было опасностям.

Уошен и сама очень хотела бы в это верить. Затем видение из света и звука поднялось над золотыми бюстами и перламутровым столом и сказало:

- Вам нужно сменить обязанности, Уошен. Вы со своей командой возглавите поиски. Поможете нам исследовать дальнее полушарие. Попытайтесь найти там ключи к вашим экстравагантным предположениям. И как только ваши разработки будут закончены, все вернутся домой. Согласны?

- Как вам будет угодно, мадам, - ответила Уошен. И ее поддержали все.

Только тогда Уошен заметила косой взгляд прищуренных Глаз Миоцен, будто бы говоривший: «Счастливой попытки, дорогая!»

В этом взгляде скрывался тайный оттенок уважения.

Глава одиннадцатая

Стаи дронов-птерозавров интенсивно наносили на карты территорию Медулла оссиум. Но, следуя по дорогам, намеченным машинами, Уошен быстро поняла, что карты даже недельной давности уже слишком стары, чтобы принести какую-нибудь пользу.

Измененный землетрясением, когда-то ровный ландшафт дыбился теперь горами, потоки расплавленного железа текли по новым склонам. Перекрывая грубый рокот механизмов, слышался низкий и упорный, разгневанный голос железа. Уошен летела параллельно бурной реке, и там, где три последние карты показывали огромное озеро, стояла теперь лишь лужа, наполненная остатками воды и грязью. К небу поднимались столбы водяного пара и водорода, быстро исчезая потом где-то на востоке. Ради эксперимента Уошен влетела в паровой столб. Приборами кара тут же были взяты образцы воздуха, пропущены через фильтры, сотни датчиков и даже простой микроскоп, и, наконец, результаты исследования высветились на экране.

- Представляете? - воскликнул, улыбаясь во весь рот, Дью. - Жизнь!

В капельках пара оказались споры, яички и наполовину созревшие насекомые, заключенные в тугую биокерамическую оболочку и недоступные высокой температуре. Внутри наконечника одной из иглообразных капсул, слишком маленькой, чтобы увидеть невооруженным глазом, находилось такое количество семян и зародышей жуков, что ими можно было заселить не одно озеро.

Тем временем на Медулла оссиум надвигалась катастрофа.

Ее ожидание мучило Уошен каждый день, каждый час. Однако параллельно ему где-то глубоко внутри вызревало суждение: миром всегда правят катастрофы.

Внезапно весь пар рассеялся, открывая глазам синий свет небес; лагерь был высоко вверху, а внизу, насколько охватывал взгляд, лежали хрупкие черные кости джунглей.

Огонь и пепел кремировали каждое дерево. Каждого карабкающегося жука.

Бойня была жестокой. Но несмотря на то, что после землетрясения прошло не больше двух дней, новая поросль уже пробивалась сквозь поваленные стволы и свежие расщелины, и тысячи новых, блестящих, похожих на зонты листьев уже сверкали в горячем воздухе.

Дью пробормотал что-то невнятное. Брок склонился над плечом Уошен.

- Может быть, остановимся? И посмотрим как следует?

Через следующие пятьдесят километров они уже находились на максимальном расстоянии от моста. Предполагаемый конец мира. На этот символический момент были даже приготовлены замороженное шампанское и кое-какие удовольствия посильнее. Уошен решила, что нужно спокойно подождать до тех пор, пока, получив задание по имплантированной системе связи, кар не найдет достаточно прохладное и удобное местечко, где шесть капитанов могли бы как следует отпраздновать конец своего маленького путешествия.

Кар задумался на какое-то мгновение, затем резко снизился, прополз еще немного и остановился.

Наружный воздух был достаточно прохладен, чтобы дышать, но все же только поверхностными быстрыми вздохами. Следуя протоколу миссии, каждый взял пробы сгоревшей почвы и чего-то, похожего на камни, рассортировав по отдельности живые и мертвые образцы природы. В целом все это выглядело как некое извинение за проведение экспериментов в этом странном, не ставшем ничуть более понятным Мире.

22
{"b":"103161","o":1}