ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подозрительного взгляда удостаивались даже капитаны высшего ранга.

Еще за двадцать метров Уошен зарегистрировали и отсканировали дважды.

Добравшись до второго лифта, она отметилась в регистрирующем устройстве и позволила взять у себя кусочек кожи и каплю крови.

Узнав, ближайший охранник поприветствовал ее:

- Доброе утро, мадам Уошен!

- Привет, Голден!

Этот человек стоял здесь все последние двадцать лет бессменно, никогда ни на что не жалуясь, наблюдая за тысячами талантливых, особо отмеченных работников, входящих в Храм. Кроме квадратного лица и имени, у него, казалось, не осталось ничего своего. Когда Уошен порой спрашивала его, как жизнь, он попросту игнорировал вопрос. Такая у них была игра. По крайней мере, у нее. Но сегодня она не намерена была играть. Глядя, как рука выводит ее имя на пластике, она вдруг снова вспомнила сегодняшний сон и вновь впала в недоумение, почему он настолько обеспокоил ее.

- Удачного дня, мадам.

- Тебе также, Голден. Тебе также.

Оставшись в одиночестве, Уошен села в автомобиль и помчалась к верхушке моста. Тут ее снова приветствовала по имени очередная квадратная физиономия, коротко отсалютовав при этом и сообщив наиболее важные последние новости.

- Дождь собирается, мадам.

- Отлично.

Единственные на мосту окна находились здесь. Целый ряд высоких бриллиантовых панелей смотрел в близлежащий вакуум стратосферы. Небо было из гиперфибры, и усталое синеватое сияние шло непонятно откуда или, можно сказать, отовсюду. Внизу в пятидесяти километрах лежал город, окруженный фермами, прирученными вулканами и древними красными озерами, простиравшимися до горизонта, который, казалось, был прижат к стене, замыкавшей Медулла оссиум.

Только отсюда Медулла оссиум напоминал далекую планету.

Это было зрелище, которым мог Наслаждаться любой капитан.

Как и было обещано, волна грозы медленно подходила к городу. Самые высокие облака были снежно-чисты и постоянно колеблемы ветром, придававшим им все более и более изысканные формы. Но облака казались всего лишь воздушными ямами над отдаленной землей. По мере ослабления силовых полей грозы на Медуллее стали реже и слабее. С отсутствием достаточного количества света и воды они затухали и проходили так же быстро, как и возникали.

Еше три столетия - и Медулла оссиум погрузится в полную тьму.

Надолго ли?

Может быть, всего на один день по корабельным меркам. А может, на двадцать лет. Границы были достаточно широки, и никто ни в чем не был точно уверен. Но у каждого из местных растений и животных имелся запас неистраченных и незадействованных генов, которые, судя по лабораторным опытам в полной темноте, позволяли растениям и слепым насекомым впасть в довольно-таки продолжительную спячку.

Сила контрфорсов исчезнет, в этом никто не сомневался. Или, по крайней мере, упадет до непроизводительного уровня. И тогда Преданные взберутся на рукотворный чудесный мост, Достигнут базового лагеря и вернутся обратно на Корабль.

В благопристойных компаниях никто даже не обсуждал, что произойдет потом. После сорока шести столетий никто никогда не пытался говорить об этом. Любые сомнения на этот счет давно были похоронены в глубокой неведомой могиле.

И тем не менее, они были. Были.

Именно об этом и думала Уошен, входя в свой маленький, спартански обставленный офис и садясь перед мониторами.

Они есть. Есть.

И, как в любое другое утро, Уошен позволила себе взглянуть в бриллиантовое окно. Может быть, мост построен слишком быстро и слишком рано. Но даже таким он все-таки выглядел чудом инженерной мысли и изобретательности. Потаенной частью своего существа Уошен хотелось завершить работу самой с помощью внуков.

Чтобы показать им все те богатства универсума, которыми так гордилась.

- Мадам Уошен?

Она обернулась.

В дверях стоял ее новый помощник. Активный, уверенный в себе человек без возраста. На сей раз на лице его было написано удивление, которым он обычно отнюдь не отличался. Вернее, это была смесь любопытства и замешательства.

- Наша смена закончена.

- Еще пятьдесят минут, - напомнила она, отодвигая ежедневный рапорт. Уошен прекрасно знала, сколько сейчас времени, но рука привычно потянулась к серебряной крышке.- Сорок девять минут и несколько секунд.

- Нет, мадам. - Пальцы затеребили болтающиеся косички волос и пробежались по складкам формы. - Мне только что сообщили, мадам. Все должны покинуть мост немедленно, используя все средства, за исключением главного.

Уошен глянула на экран.

- Не вижу приказа.

- Я знаю…

- Это учения? - Учения время от времени проводились, ведь если земля под ними провалится, то для спасения останутся считанные секунды. - Если это учения, то нужна более совершенная система предупреждения, чтобы людям не приходилось действовать на свой страх и риск.

- Нет, мадам, это не учения.

- Так что же?

- Миоцен, - пробурчал он. - Она связалась со мной лично. По секретной линии. И, следуя ее инструкциям, я отпустил наши команды, а роботов перевел на режим сна.

Уошен промолчала, тяжело задумавшись.

- Все это весьма таинственно, - добавил помощник в явном волнении. - Всякому ясно. Но Вице-премьер всегда любит всякие тайны, и потому я уверен…

- Но почему она не переговорила со мной? Помощник растерянно пожал плечами.

- Она направляется сюда? - уточнила Уошен. - Используя Главный путь?

Быстрый короткий кивок.

- Кто с ней?

- Не знаю, есть ли с ней кто-либо, мадам. Главный лифт был огромным, в нем могли поместиться до пятидесяти капитанов вместе со своими машинами, совершенно не задевая друг друга.

- Я уже посмотрел,- признался он.- Это не стандартная машина.

Уошен нашла на экране поднимавшийся лифт и попыталась включить камеры. Но ни одна из них не повиновалась сигналу.

- Вице-премьер приказала мне отключить все камеры, мадам. Но мне удалось бросить взгляд на эту машину. Случайно. - При этом признании помощник скривился. - Это массивный объект, судя по затратам энергии. С супертолстой обшивкой, по моему предположению. И там есть некие… украшения, которые я не смог расшифровать.

- Украшения?

Помощник посмотрел на свои часы, давая понять, что его время истекло и пора уходить. Однако, гордясь своим мужеством, он, улыбаясь, пояснил:

- Машина одета в какие-то трубки. То есть, она весьма похожа на какой-то шар из веревок.

- Веревок?

- Словом, я не совсем понимаю эти аппараты,- смущаясь, признался он.

Другими словами, это означало, что он сам просит ее объяснить, в чем дело.

Но Уошен ничего не объяснила. Глядя на своего помощника - одного из самых преданных и способных капитанов нового поколения, что было им уже не единожды доказано,- она пожала плечами, перевела дыхание и солгала:

- Я тоже ничего не понимаю. - И затем, словно в раздумье, добавила: - Упоминалось ли мое имя каким-нибудь образом? Ну, пока вы переговаривались с Миоцен?

- Да, мадам. Она хотела, чтобы я передал вам ее просьбу остаться здесь и ждать.

Уошен снова перевела дыхание и снова промолчала.

- Итак, я оставляю вас здесь, - прошептал он.

- Да, исполняйте, что вам приказано, - посоветовала Уошен. - Уходите прямо сейчас. Если она обнаружит вас здесь, то, ручаюсь, самолично сбросит вас в шахту лифта.

50
{"b":"103161","o":1}