ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она повернула голову на звук, и шею обожгло, как огнем.

- Медленнее, дорогая, не так резко.

Уошен глубоко вздохнула и увидела, что перед ней стоит прелестная земная женщина, одетая в изумрудный саронг и с изумительными черными волосами. Бе полные губы улыбались застенчиво и нежно. Она явно не принадлежала ни к Бродягам, ни к Преданным. Ее одежда и ровные неспешные движения выдавали какое-то древнее благородное происхождение. Вероятно, женщина была пассажиром, и, скорее всего, очень богатым пассажиром. И уж точно - совершенно не имеющим опыта общения с мертвыми женщинами.

- Меня зовут Кви Ли.

Уошен медленно опустила ресницы, что тоже причинило боль. Потом снова открыла глаза и увидела, что находится в земных джунглях, где среди влажной зеленой листвы виднеются купы диких тропических цветов. В теплом сладком воздухе летали птицы и причудливо раскрашенные летучие мыши. На старом пне аккуратным кружком сидели дрессированные мартышки, не обращая на людей никакого внимания и поглощенные какой-то странной игрой в камешки, палочки и обточенные белые черепа умерших сов.

- Они скоро вернутся, - повторила хозяйка. - Очень скоро.

- Они?

- Да, мой муж й ваш друг.

Уошен лежала внутри открытого кювеза, новое тело ее было обернуто черным покрывалом из силикона и разреженного кислорода. Так возрождали солдат - слишком быстро, грубо, плоть и кости воссоздавались кое-как, сведя иммунологические функции до минимума. С одной стороны кювеза сидела Кви Ли, с другой - Локи. Сын был одет в разноцветную робу пассажира, лицо посмуглело от ультрафиолета, прекрасные густые волосы отросли, руки и крупные босые ноги скрывались под стандартными шнурами безопасности.

- Как долго меня не было? - обеспокоенно спросила она.

Локи снова промолчал.

- Сто двадцать два года без нескольких дней,- склонившись, ответила Кви Ли.

Уошен с трудом вспомнила вспышки взрывов и ощущение, что ее тянут куда-то из обиталища пиявок, как замерзает плоть, а мозг впадает в глубочайшую кому.

Ей стало дурно.

- Это ты нашел меня, Локи? - спросила она, справившись с тошнотой.

Он разлепил губы, но не произнес ни слова.

- Вас спас Памир, - пояснила Кви Ли. - С помощью вашего сына, конечно. - Уошен даже попыталась усмехнуться. - Как хорошо, что ваш друг и сын подружились, - заметила Кви Ли.

Лицо Локи потемнело, он выпрямился и заставил себя, наконец, заговорить.

- Это произошло случайно. Я зашел в обиталище пиявок, чтобы узнать, нет ли там кого-нибудь из капитанов. А этот урод выстрелил в меня.

Памир. Конечно.

Локи скривился в отвращении, взрывая, словно конь, рыхлую землю босыми ногами. Как обработали бы Бродяги эту богатую дивную землю! А эти невозможно зеленые деревья! А обезьяны! А эти песни прелестных птичек, доносившиеся из зарослей…

- Я оказался слаб, - неохотно признался он.

- Почему?

- Мне надо было бы убить этого твоего друга.

- Памира убить трудно, поверь мне.

И Локи снова замкнулся в своем молчании.

Уошен постаралась вздохнуть как можно глубже, потом села на постели, и черное покрывало повисло на ее младенчески гладком, совершенно безволосом теле. Поборов очередной приступ боли, она обратилась к Кви Ли.

- Сто двадцать два года. Что-то изменилось за время моего сна. Ведь что-то изменилось, так? - Женщина вздрогнула и снова застенчиво улыбнулась. - Что же произошло? Что-то с Кораблем?

- Ничего не произошло, - успокоила хозяйка. - По словам нашего нового Капитан-премьера, Корабль нуждался в смене лидера, поскольку прежний Премьер проявила явную некомпетентность. А теперь все идет, как положено, как раньше, даже лучше, а мы прилагаем к этому совсем немного усилий.

Уошен посмотрела на сына.

Он сидел, упорно отвернувшись от них обеих.

- Миоцен, - тихо произнесла Уошен, обращаясь, скорее, к себе самой. - Все это очень похоже на нее, - добавила она, глядя на черноволосую женщину.

Внутренний робот говорил с твердой уверенностью и даже гордостью.

- Перри приближается. Он не один. Больше никого нет. Могу ли я позволить им войти, Кви Ли?

- Обязательно.

Прошло три дня. Уошен уже шесть часов как встала с постели и надела простой белый саронг, белые сандалии и впервые за сто лет поела. Бесконечная усталость сменилась приливом нервической энергии. Она стояла рядом с Кви Ли и ждала. Двери зала открылись, но на экране безопасности не появилось ничего, кроме ряда деревьев, окаймлявших широкую аллею. Все было неестественно тихо и спокойно. Двое мужчин вошли совершенно неожиданно. Тот, что поменьше, был красив и улыбался с поразительным обаянием, другой - высок и грубоват лицом. И Уошен ошиблась..

- Здравствуй, Памир, - сказала она высокому, как только двери закрылись на двадцать разных замков.

Но простоватое лицо отодвинулось, освобождая место второму, принадлежавшему невысокому, красивому, даже очаровательному, но совершенно не похожему на Памира мужчине.

- Извини, - смеясь, произнес кто-то. - Попробуй-ка еще раз.

Памиром оказался тот, кто поменьше. Он сбросил маску и пророкотал своим басом:

- Я приказал аутодоктору сбросить килограммов тридцать. Ну, как?

- Великолепно, как всегда.

Лицо Памира было грубым, словно кто-то вытесал его из единого куска мореного дуба, асимметричным, а грязные, плохо ухоженные волосы придавали его лицу еще больше грубости. Казалось, что перед ней человек, который забыл, когда вообще спал в последний раз. Только карие глаза светились ясно и дерзко. Глядя на Уошен, он улыбнулся и сказал, обращаясь ко всем сразу:

- Умираю с голоду. - Он снова посмотрел на Уошен, и улыбка стала еще шире, превратившись в так хорошо ей известную циничную, мудрую и злую усмешку. - Только не надо благодарности. Во всяком случае, не сейчас. Если эти твои внучки нас обнаружат, то ты еще не раз пожалеешь, что не осталась на дне водородного моря.

Может, и так.

- А где мой пленник? - скидывая остатки камуфляжа, поинтересовался Памир.

- В саду, - ответила Кви Ли.

- И рассказал ли он что-нибудь интересное?

- Ничего! - на одном дыхании выпалили обе женщины.

Памир провел рукой по грязным волосам, снова улыбнулся и признался:

- Я хотел быть с тобой. Когда ты вернулась… Но мои обязанности… Прости.

- Не надо.

- Не буду.

- А что происходит снаружи? - поинтересовалась Кви Ли у мужа.

Красивый человек выпучил глаза и надул одну щеку.

- Одним словом? - Ужасное, бесконечное, таинственное спокойствие.

- А куда вы ходили, милый? Мужчины переглянулись.

- Дорогая! - поднял вверх палец Перри.

- Сначала поесть, - тряхнул головой Памир. - Я хочу получить обратно свои тридцать кило. А потом мы пойдем с тобой куда-нибудь. С тобой вдвоем, Уошен. У меня миллион вопросов, а времени нет, чтобы задать и десять.

Памир вымылся и переоделся во все чистое. Они с Уошен сидели в гостиной. Бриллиантовый пол сверкал от солнечных лучей и голографических изображений. Глядя себе под ноги, они могли видеть парк и светловолосого мужчину, сидевшего в кресле, не пытавшегося освободиться от стягивавших его ремней и только внимательно следившего за полетом каждой птицы и движением каждой обезьянки.

- Расскажи мне, - попросил Памир. - Расскажи все.

Пять тысяч лет пролетели, как одно дыхание. Ложная миссия. Медулла оссиум. Событие. Рождение детей. Рождение Бродяг. Возрождение цивилизации. Побег Уошен и Миоцен. А потом Дью, приведший их в обиталище пиявок и объяснивший, что источником всего этого был только он, он один… И не закончив рассказа, Уошен тронула Памира за руку.

- Я знаю, о чем ты думал все эти последние дни.

- Знаешь?

- Ты пытался решить, хитрю ли я и можно ли мне верить.

- Ну и как? - Памир доел полусырой стейк, вытер губы и снова спросил: - Так можно или нет?

- Ладно. Что там, снаружи?

- Про тебя никто и не вспоминает. И никому ты не нужна. Но Миоцен и эти твои внучки ищут изо всех сил только этого. - Памир ткнул рукой в пол. - Они уже почти нашли его и меня заодно, в топливном баке. Пусть его молчание тебя не обманывает. Локи рассказал мне достаточно, чтобы сузить наши поиски настолько…

78
{"b":"103161","o":1}