ЛитМир - Электронная Библиотека

– Гм, а кто вы такая, мадам?

– Это именно я подслушала, как Длинное Ружье и Серый Воин спланировали убийство, и именно я освободила этих… наших мужей из фургона и привезла к себе домой.

– Я – миссис Тайлер Курц, – сказала Мэри и подошла к Тайлеру.

Изабелла встала рядом с Карлом:

– А я – миссис Карл Арнстин.

– Я – миссис Макбрайд. – Лорин присоединилась к остальным, нежно прижав руку к животу.

– А вы, мадам, ангел милосердия, спасающий раненых от верной смерти, как ваше имя?

– Сабрина Александер Коултер, сэр. Мой муж – капитан Коултер. И мы готовы возместить нанесенный армии денежный ущерб. Прилагаю документ о наших доходах и молю об освобождении мужа ради его будущего ребенка.

Глава 22

Ирландец даже задохнулся от смущения, покраснел и взволнованно прошептал:

– Капитан, клянусь, я даже пальцем ее не коснулся. Ну, поцеловал разок и все…

– Знаю, – ответил Коултер, которого и самого все происходящее застало врасплох, если не сказать больше.

Ребенок! Они все выдали себя за беременных, лишь бы спасти любимых от тюрьмы!

– И вы никогда не видели человека по имени Длинное Ружье? – генерал обратился к Сабрине.

– Нет, но когда я услышала этот голос позже, то узнала, что он принадлежит человеку, которого мой муж знает как Дэйна Бэкворта.

– Но его зовут не Дэйн Бэкворт, и он никакой не мятежник. Он – офицер армии США, человек с боевыми наградами и заменит меня на посту командира этого гарнизона, – вмешался капитан Холлэнд.

– Сожалею, капитан Коултер, – произнес генерал с искренним участием, – но показания жены обвиняемого не предусмотрены на слушаниях военным трибуналом. На основании всех данных вас арестуют за возможную кражу второй зарплаты, если и не за убийство конвоя.

– Но, генерал, – вмешалась Сабрина, – мы готовы возместить любую сумму, вменяемую им в вину как кражу, а вторая зарплата в целости и сохранности. Война окончена. И президент Линкольн предложил забыть распри и не наказывать пленных, а отпустить их по домам.

Она поблагодарила в уме Хэндерсона Брукса за сообщение о планах президента.

– Эти мужчины – отцы наших детей. Они нужны нам дома. Они нужны Колорадо.

Генерал поднялся со своего места:

– Мне жаль сообщать вам, но президент Линкольн умер, застрелен актером Джоном Уилксом Бутом. А новый президент, Эндрю Джонсон, вовсе не так мягок и снисходителен.

Все ахнули.

– Актер убил президента? – произнесла Изабелла.

– Сукин… – Тайлер смолк и уставился на Коултера.

Сабрина без сил опустилась в кресло. Она проиграла. И Коултер проиграл. Она совершенно не разбиралась в политике, но понимала, что президент Линкольн был мудрым человеком. Война превратила всех мужчин в солдат. Но войне конец. Надо возвращаться к мирной жизни, к земле, к семьям. Но теперь… Теперь мужчины, взятые ею в плен, никогда не станут их мужьями. Они перестали быть пленниками сестер Александер, а стали военнопленными. И все по ее вине. Она упросила их остаться и помочь ей и сестрам. Если бы они ушли, то ничего этого не случилось бы. Коултер шагнул вперед:

– Если уж нас будут судить за то, чего мы не совершали, то полагаю, что имею право на очную ставку с обвинителем.

– Вас обвиняет армия США, и я – ее представитель, – ответил генерал.

– Нет. Я настаиваю на очной ставке с Дэйном Бэквортом и Серым Воином. Хочу взглянуть Дэйну в глаза, и пусть он обвинит меня при всех в том, что именно я убил тот конвой. Это мое право.

– Уверяю вас, капитан, я не знаю никакого Дэйна Бэкворта. И ваша просьба абсолютно незаконна, – возразил генерал.

– Вся эта война – сплошное беззаконие, – сказал капитан Холлэнд. – Не вижу причин, почему бы нам не удовлетворить просьбу обвиняемого. В конце концов, лейтенант Литлджон все еще под домашним арестом до выяснения обстоятельств кражи второй зарплаты. Можно пока не вести протокол.

– Хорошо. Лейтенант Гарлэнд, приведите вождя индейцев и Литлджона.

На лице генерала мелькнула улыбка:

– Я смогу помочь вам разъяснить это дело раз и навсегда. Я знаю Дэвида Литлджона лично.

Сабрина не сводила взгляда с генерала, от которого зависело их будущее. И вдруг улыбка на лице генерала погасла, а лицо стало суровым:

– Пройдите вперед, солдат, и представьтесь.

Дзйн огляделся, ощутив напряжение, царившее в комнате. Коултер и парни были чисто выбриты и выглядели обычными горожанами. И все женщины Александер были тут же, очень круглые и все, кажется, беременные.

– Что? – переспросил он, нахмурясь.

– Назовите свое имя, звание, место службы, – повторил генерал.

Сабрина не понимала, почему так изменился тон генерала. Как будто Дэйн стал обвиняемым.

– Меня зовут Литлджон, лейтенант, прислан в форт Коллинз для принятия командования фортом.

– Где вы служили до этого, лейтенант?

– Выполнял секретную миссию на Западе. Более конкретно не имею права отвечать на этот вопрос, сэр.

– Чушь! – загремел генерал. – Вы не Литлджон, и вас не было на Западе. Вы – предатель!

– Не понимаю, генерал. У капитана Холлэнда все мои документы.

– Да, они о назначении Литлджона на этот пост, и их выдал я лично, но не вам. Где Литлджон?

– Об этом, кажется, могу рассказать я, – сказал мужчина у дверей и шагнул вперед.

«Уайли». – Сабрина узнала торговца с фактории. Что, ради всех святых, он тут делает? Не хватало только Летающего Облака и Хэндерсона Брукса, а так здесь собрались уже все их знакомые.

– Кто, к дьяволу, вы такой и как сюда попали? – рявкнул капитан Холлэнд.

– Меня зовут Уайли Смит, а попасть сюда было непросто. Ваш адъютант даже не пожелал передать вам, что я здесь.

За спиной Уайли появилась Люси Холлэнд:

– Он вынужден был прийти со своей просьбой ко мне. Это очень важно. Мне кажется, вы должны выслушать его.

Генерал встал:

– Все шаг назад. Дайте ему место. А теперь слово вам, мистер Смит. Что вы можете сообщить?

– Я владелец фактории Уайли. Когда был убит конвой, в лесочке нашли тело. У убитого не хватало одной фаланги на пальце. Не мог ли это быть лейтенант Литлджон?

– Да, это он, – согласился генерал. – Кто же убил его?

– Поскольку свидетелей не было, не могу сказать точно. Но очевидно, что местность убитому была незнакома, а тот, кто теперь играет его роль, знает ее прекрасно.

– И вы знаете этого человека?

– Да. Он был членом партизанской группы Коултера, несколько месяцев работавшей в Колорадо.

– А откуда вам это известно?

– Я был их связным на этой территории. Генерал Ли выслал меня сюда намного раньше, чтобы я успел обосноваться и организовал линию переброски товаров на Юг. Так что отдаюсь в ваши руки как человек, всегда сочувствовавший мятежникам.

В комнате воцарилась гробовая тишина. Все обменивались изумленными взглядами. Теперь Сабрине стало понятно, почему Уайли так мало взял за продукты: он помогал своим.

Дверь резко открылась, и два солдата ввели Серого Воина в кандалах и наручниках. Индеец огляделся, что-то гневно пробормотал, подскочил к Дэйну и схватил его за горло:

– Проклинаю тебя, Длинное Ружье! Ты умрешь медленной смертью!

– Уберите его от меня! – завопил Дэйн. – Это он, Серый Воин, убил конвоиров. Он и его банда, Мне было нужно только золото. Я не хотел, чтобы хоть кто-нибудь пострадал.

Лишь вчетвером солдатам удалось оттащить Серого Воина от Дэйна. Капитан Холлэнд подошел к Серому Воину и внимательно осмотрел его ботинки:

– Ну, конечно! Теперь я узнал их. Они были на одном из конвоиров. Уведите его!

Генерал Шумахер и капитан Холлэнд посовещались. Затем генерал повернулся к пленным:

– Капитан Коултер. Как выяснилось, Дэйн Бэкворт, или Длинное Ружье, спровоцировал убийство конвоя. Какое ему положено наказание, решать суду. Серый Воин, и его банда будут содержаться в тюрьме до получения приказа из Вашингтона. Теперь в отношении вас. Поскольку нет точных указаний, что делать с пленными, и в связи с отсутствием состава преступления мы решили освободить вас.

57
{"b":"103164","o":1}