ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сочини мою жизнь
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Курсант
Двое в животе. Трогательные записки о том, как сохранить чувство юмора, трезвый рассудок и не сойти с ума от радостей материнства
Мистер Несовершенство
Когда я падаю во сне
Пост-молекулярная кухня
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Секта с Туманного острова

Морган спустилась с ним рука об руку, пересекла холл и вышла наружу.

– Игрива! Я защищала свою честь! А теперь ваш брат обнаружит, что я не девственница, и одному Богу известно, что будет потом.

– Джеймс? Он не заметит разницы, – легкомысленно произнес Френсис, когда они вышли во двор, залитый солнцем.

Морган внезапно поняла, что они идут не туда. Им следовало обогнуть замок и пройти через задние ворота. Она невольно замедлила шаги и только сейчас поняла, что сказал Френсис.

– Полагаете, Джеймс настолько простодушен? Мне он таким не показался.

Морган искоса взглянула на Френсиса – четко очерченный волевой рот, брови вразлет, высокий лоб.

– Не в этом дело, – сказал Френсис и остановился, любуясь башнями Итона на другом берегу реки и убегающими вдаль полями. – Видите ли, у него никогда не было женщины. В нашей семье первым женился я.

– Вы женаты? – В устах Морган это прозвучало обвинением.

– М-м-м. Очаровательное место. Как бы я хотел побывать в Итоне. Что? А, да, я женился, когда мне было двадцать. Вам понравится Люси: она удивительная женщина.

Морган до боли захотелось стукнуть Френсиса чем-нибудь тяжелым по голове. Но она подумала, что он не обратил бы на это никакого внимания. К тому же они с Френсисом обсуждают ее будущее как свершившийся факт, а не как нечто несбыточное.

– Я пока не замужем, – заявила Морган, но Френсис пропустил ее слова мимо ушей, продолжая делать вид, будто восхищается красотами природы. – Я сказала, я пока не…

– Я знаю, что вы пока не замужем. – Френсис решил двигаться дальше, и Морган ничего не оставалось, как сопровождать его. – Но скоро будете. Синклеры обычно не сворачивают с намеченного пути, и по некоторым причинам, которых я, признаться, не понимаю, Джеймс намерен жениться на племяннице Кромвеля. Полагаю, из политических или религиозных соображений, хотя не уверен, что сейчас мы движемся в нужном направлении.

– Тогда позвольте мне кое-что сказать вам, Френсис Синклер, – гневно произнесла Морган. – Лучше бы вам никому не говорить здесь подобных вещей.

– Это верно, – согласился Френсис, останавливаясь, чтобы рассмотреть Комендантскую башню и примыкавшие к ней монастырские стены. – У нас с вами есть тайна, и, думаю, мы сумеем ее сохранить.

Морган промолчала. По крайней мере, в этом Френсис прав. И странно, но ей приятно, что он с неодобрением относится к политическим тенденциям, господствующим при дворе. Джеймс, видимо, разделял официальные взгляды, иначе не прибыл бы сюда для поддержки Нортумберленда. Не исключено, что в семействе существовали некоторые разногласия, хотя едва ли серьезные.

– Ага, вот и ворота, – заметил Френсис, когда они вошли во двор замка. – Генрих здесь все изменил. Получилось отлично.

– Рада, что вам понравилось, – саркастически прокомментировала Морган.

Френсис вновь остановился, на этот раз, чтобы рассмотреть часовню. Она напоминала собор в миниатюре, витражные окна сверкали на солнце, резные королевские гербы украшали крышу, и все вместе представляло собой великолепный образец готического искусства.

– Восхитительно, – выдохнул Френсис и медленно направился к входу.

Внутри было довольно прохладно и абсолютно пусто. Украшенный искусной резьбой алтарь напоминал шкатулку с драгоценностями. От входных дверей видны были знамена рыцарей ордена Подвязки и королевская ложа, откуда королева и ее гости могли наблюдать за службой.

Френсис преклонил колени у входа, Морган последовала его примеру. В данных обстоятельствах это выглядело несколько нелепо, но Морган вынуждена была признать, что Френсис ведет себя скорее как страстный ценитель и знаток церковной архитектуры, чем беспардонный насильник.

Френсис тем временем опустился на колени перед алтарем и, сложив ладони, преклонил голову. Морган стояла поодаль, смущенная и растерянная. Потрясение от встречи с этим человеком вновь было слишком велико; осознание того факта, что он вскоре станет ее родственником, оказалось почти невыносимым. Но сейчас мысли ее приняли более разумное и сдержанное направление. Разумеется, она не намерена выходить замуж за надменного, молчаливого Джеймса Синклера. Вдобавок ее приводил в недоумение Френсис, такой непредсказуемый, необычный и потому раздражающий тип мужчины.

Френсис поднялся с колен и принялся изучать резьбу на хорах, сводчатый потолок с его невероятными переплетающимися конструкциями и боковые приделы.

– Весьма впечатляюще, – произнес, наконец, Френсис, когда они направились к выходу. – Когда-нибудь я покажу вам Йорк-Минстер. Это величайшее архитектурное сооружение Англии. – Он прищурился на ярком солнце. – Полагаю, суд над Дейкром все еще продолжается. Может быть, стоит пройтись немного по городу.

Морган недоумевающе разглядывала его высокую, слегка расслабленную фигуру. Он был одет почти так же, как в тот день в саду – белая сорочка, темно-коричневые лосины, кожаные башмаки, дорожный плащ переброшен через плечо. Она поняла, что все это время ждала извинений, объяснений, чего угодно, что дало бы понять, как он раскаивается в чудовищной ошибке, совершенной в Фокс-Холле, как сожалеет о причиненной ей боли.

Но Френсис уже удалялся.

– Увидимся позже, надеюсь, – бросил он через плечо, и звук его голоса растаял в отдалении.

– Не могу поверить, не могу поверить, – вслух прошептала Морган. – Не верю ему!

– Только не говорите, что братья Синклеры довели вас до того, что вы стали сами с собой разговаривать, – раздался веселый голос позади Морган.

Обернувшись, она увидела Ричарда Гриффина, стоящего на траве неподалеку и откровенно забавляющегося ситуацией.

– Почему бы и нет? – гордо заявила она и, чтобы скрыть замешательство, наклонилась погладить маленького котенка, так вовремя выскочившего откуда-то из-за угла.

– Думал, вы будете радоваться, – сказал Ричард, вынимая платок и вытирая вспотевший лоб. – Я слышал, вы скоро станете графиней Белфорд.

– Вздор. – Морган неловко почесала котенка за ушами, и тот недовольно мяукнул в ответ. Она выпустила зверька и взглянула на Ричарда. – Вы, разумеется, знакомы с Джеймсом. А известен ли вам его омерзительный братец?

– Нет, он уехал в Вудсток. Насколько мне известно, у него там какие-то владения. Но почти уверен, сейчас с вами был именно он. Между братьями есть некоторое сходство. – Ричард бережно положил руку на плечо Морган. – Насколько я знаю Джеймса, это не тот человек, который вам нужен. Вы достойны гораздо лучшего.

– О! – Морган резко отпрянула от Ричарда и едва удержалась от крика. – Он женат, и Господь свидетель, насколько мне жаль его супругу! Джеймс, может быть, и чопорный сухарь, но, по крайней мере, он не… – Она захлопнула рот, внезапно поняв, что и так сказала слишком много.

Ричард удивленно приподнял брови:

– Но, я полагал, что вы познакомились с Френсисом только что. Похоже, он произвел на вас неблагоприятное впечатление.

– Ах, Ричард, я просто ужасно расстроена! Никак не рассчитывала, что кто-то будет устраивать мой брак, и так скоро – я ведь всего четыре месяца при дворе.

Ричард вздохнул и посерьезнел:

– Понимаю, как вы взволнованы. Мы поговорим об этом позже. Я должен вернуться и зал заседаний. Удалось выбраться оттуда лишь на минутку, уж слишком там жарко – во всех смыслах. – Он снова вытер лоб и убрал платок. – Пока вас не увезли, кричащую и брыкающуюся, в Нортумберленд, мы с вами могли бы завершить еще кое-какие дела.

Зеленые глаза блеснули, и его рука игриво скользнула по лифу ее платья. Но Морган не была расположена к романтическим воспоминаниям.

– Я намерена сама устроить собственное будущее, – резко заявила она. – Отныне я беру судьбу в свои собственные руки.

Ричард расхохотался было, но внезапно умолк. В топазовых глазах Морган была решимость, губы упрямо сжались, даже в самой позе чувствовалась непреклонность. И хотя он не собирался так просто сдаваться, однако понял, что для флирта сейчас крайне неподходящее время. Низко поклонившись, он попрощался и вернулся в замок, но Морган словно не заметила этого.

17
{"b":"103165","o":1}