ЛитМир - Электронная Библиотека

Семь дней, еще раз печально подсчитала Морган. Неожиданно она поняла, что сегодня первый день мая – месяца, когда должна состояться ее свадьба. Она вздрогнула и еще раз вознесла молитву небесам за здравие Шона. Морган находилась в маленькой келье, выделенной для нее настоятельницей: стол, стул, лавка с бугристым тюфяком и распятие.

Колокол в деревне возвестил полдень. Морган поправила прическу, жалея об отсутствии зеркала. Она хотела присоединиться к общей молитве, но затем решила не покидать келью до самого обеда. Вдруг девушка услышала стук подков в отдалении. Сердце замерло. Шон? Но, судя по стуку копыт, приближалось несколько всадников. Он приехал с друзьями? Возможно, но маловероятно. Не в силах сдержать любопытство, она вылетела из кельи и помчалась по коридору и дальше по лестнице.

В холле у главного входа она заметила монахиню, спешившую к входной двери. Морган остановилась, затаив дыхание, и попыталась скрыться в узкой нише стены. Она не могла расслышать, с кем разговаривает монахиня, но та, похоже, не собиралась впускать посетителей. Волнение сменилось разочарованием – будь это Шон, его бы немедленно провели в монастырь…

Наконец монахиня отступила и посторонилась, пропуская гостей. Морган подобрала юбки и попыталась вжаться в стену. День был пасмурным, а единственное окно в коридоре едва пропускало свет. Морган пересчитала визитеров – трое мужчин, – но смогла разглядеть лишь, что все они в форме. С другого конца холла к ним спешила настоятельница. Матушка говорила громче, чем все остальные, и Морган сумела разобрать несколько слов. Но этого было вполне достаточно:

– Разумеется, если король требует возвращения леди Тодд…

Бежать – эта мысль затмила даже страх и растерянность. Морган ринулась вниз по лестнице. Можно было добраться до выхода в противоположном конце холла и укрыться в лесу… Нет, это опасно, они могут послать собак по следу… Единственный выход – река, тем более что Шон оставил лодку. Они не станут там искать.

Затаив дыхание, Морган тихонько подобралась к двери, благодаря Бога за то, что монахинь внизу не оказалось. Морган удалось добраться до лодки незамеченной, отвязать ее и направить в сторону Фокс-Холла. Ей приходилось нелегко, она не держала весел в руках уже много лет, а тут еще надо было сражаться с сильным течением. Морган отчаянно пыталась удерживать верное направление.

Лишь через полмили отчаянной гонки она немного пришла в себя и стала размышлять. А что, если ее найдут? Что произошло с Шоном? Кто рассказал королевским слугам о ее убежище? Паника охватила Морган. Она перестала грести и постаралась взять себя в руки. Возможно, родители обратились за помощью, пытаясь ее разыскать. Возможно, написали Кромвелю. Ведь они знали, что она где-то неподалеку…

Морган снова взялась за весла. Еще полмили; дождь, моросивший до этого, превратился в настоящий ливень. Лодка постепенно наполнялась водой. Морган остановилась во второй раз. Сможет ли она справиться с лодкой? Или лучше выбраться на берег и спрятаться в лесу? Платье ее промокло насквозь, дождь был холодным, а весла слишком тяжелыми. Но она все еще в миле от монастыря. Морган решила грести до тех пор, пока хватит сил.

Но она чувствовала, что силы покидают ее. Морган не услышала приближавшихся по берегу всадников. Лишь когда один из них прыгнул в воду, Морган подняла голову. И вскрикнула, узнав Ричарда Гриффина, который плыл прямиком к ней.

– Остановитесь, вы, маленькая глупышка! – крикнул он. – Остановитесь, иначе я переверну вашу лодку!

Глаза Морган блеснули – у нее осталось еще достаточно сил для сопротивления.

– Ни за что! Подлец! – И она решительно опустила весла в воду.

Ричард был прекрасным пловцом, и ему оставалось до цели всего несколько ярдов. И вот он уже ухватился за борт лодки. Весло пронеслось прямо над его головой. Ричард перевернул лодку, и Морган шлепнулась в воду. Он нырнул и подхватил ее, увлекая к берегу. Она позволила вытащить себя из воды и в изнеможении рухнула на землю. Морган почти не удивилась, узнав стоявших неподалеку Уилла Бриртона и Френсиса Уэстона.

Морган закашлялась, выплевывая воду. Мужчины молча наблюдали за ней.

– Как вы меня нашли? – с трудом выговорила она, пытаясь встать.

Ричард помог ей подняться на ноги.

– Ваш возлюбленный рассказал нам, – коротко ответил он.

– Шон? Неправда! Вы лжете! Где он?

В голосе Ричарда появилось что-то вроде сочувствия:

– Он мертв. Казнен два дня назад.

– Нет. Не может быть… – прошептала Морган. – Нет…

Она так кричала в отчаянии, что Ричард пришел в замешательство, и успокаивать девушку стал Френсис Уэстон.

– Шон не предал вас, Морган. Я знаю. Ему пригрозили, что, если он не скажет, где вы, вас обвинят в государственной измене. Иначе он и словом не обмолвился бы о монастыре.

– Вы глупы, Морган, – вмешался наконец Ричард, взяв себя в руки. – И вполне можете оказаться в Тауэре. Ваш дядя в бешенстве от этого безумного дурацкого плана.

Морган наконец вышла из оцепенения:

– Плана? Какого плана?

Уэстон мягко продолжал:

– Шон пытался освободить из Тауэра сэра Томаса Мора. Его схватили и приговорили к смертной казни. Но перед этим подвергли пыткам, чтобы выяснить, кто помогал ему. Сначала он молчал, но случайно именно в это время ваши родители написали Томасу Кромвелю, пытаясь узнать, где вы находитесь. В письме говорилось, что вы сбежали из Фокс-Холла вместе с Шоном. Поэтому Шону предложили помочь как можно скорее отыскать вас ради вашей же безопасности, дабы доказать, что вы не знали о готовящемся побеге.

Морган, казалось, не слышала последней фразы. С широко раскрытыми глазами она бормотала:

– Безумие… безумие… я должна была догадаться… – Внезапно она воскликнула: – Почему он не рассказал мне всю правду? Я могла бы его остановить! Могла бы спасти его! О Господи, Боже мой!

Уэстон подошел поближе.

– Морган, вы и в самом деле ничего не знали об этом диком плане?

Она сотрясалась в рыданиях и, не в силах вымолвить ни слова, лишь покачала головой.

– В таком случае, – продолжал он, – вы должны убедить в этом вашего дядюшку. Уверен, он не захочет упечь в Тауэр родную племянницу.

– Шон мертв! – крикнула Морган. – И мне плевать, что будет со мной!

– Ради всего святого! – взорвался Ричард. – Вам, может, на все наплевать, но я скоро совершенно окоченею. Пойдемте отсюда. Необходимо как можно скорее добраться до деревни и переодеться.

Дрожа всем телом и рыдая, Морган поплелась следом за Френсисом Уэстоном, который помог ей взобраться на коня и сам вскочил сзади. Кавалькада направилась к деревне.

ЧАСТЬ 2

1535–1540

Глава 8

Забот у Томаса Кромвеля прибавлялось с каждым днем. Законы, налоги, торговля, отношения с церковью, международные проблемы, внутренняя политика – все требовало его непосредственного участия и неисчерпаемой творческой энергии. В эти весенние дни 1535 года он работал больше, чем когда-либо. Но сейчас пришлось решать еще одну проблему, на этот раз семейного характера.

Морган, думал он, тихо проклиная свою сестрицу и ее мужа за их записку из Фокс-Холла. И вот его собственная племянница оказалась замешана в дерзкой попытке противостоять королевской воле.

До Шона О’Коннора ему нет никакого дела. Этот глупый юнец получил по заслугам. Но вот участие Морган – совсем другое дело. Френсис Уэстон убедительно доказал, что Морган ничего не знала о планах О’Коннора. Да и сам О’Коннор даже под пыткой отрицал ее причастность к заговору с целью освобождения сэра Томаса Мора.

Перебирая бумаги, разложенные на столе, Кромвель обдумывал следующий шаг. Он был человеком практичным и хорошо разбирался в людях; вина Морган состояла не в политических заблуждениях, а скорее в любовных. Что гораздо важнее, именно семья Морган обеспечила ему то положение в обществе, которое необходимо для продвижения по карьерной лестнице. Да и ситуация с родственницей, заключенной в Тауэр, наверняка пагубно отразится на будущем.

30
{"b":"103165","o":1}