ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока Нед пожимал руку Джеймсу, Том заключил Морган в объятия. Оба Сеймура казались несколько напряженными и взволнованными.

– Что происходит, Том? – нетерпеливо спросила Морган, когда с приветствиями было покончено. – Где все?

Но вместо Тома ответил Нед:

– Сегодня произошло трагическое событие. Вы видели, как отплывала королевская баржа? – Морган и Джеймс одновременно кивнули, а Нед продолжал сухо и сдержанно: – Это Анну Болейн повезли в Тауэр. Она арестована по обвинению в государственной измене.

Морган испуганно прижала ладонь к губам; Джеймс и тот был ошарашен этой новостью.

– В измене? – воскликнул он. – Как королева может быть обвинена в государственной измене?

Том сосредоточенно рассматривал золотое шитье на своем камзоле; Нед нервно облизнул губы, устремив глаза в потолок, затем осторожно глянул на Джеймса и Морган:

– За нарушение супружеской верности. Она состояла в связи с пятью мужчинами.

– С пятью? – возопила Морган. – С кем именно?

Нед проговорил как заведенный:

– Марк Смитон уже сознался в своем преступлении вашему дяде, Томасу Кромвелю. Остальные – Уилл Бриртон, Френсис Уэстон и Гарри Норрис.

– Господи Иисусе! – выдохнула Морган и ухватилась за Джеймса, не в силах устоять на ногах. Смитон – сын плотника, превосходный музыкант, но едва ли на него обратила бы внимание Анна. Что до Бриртона, Уэстона и Норриса – они все благородные люди, особенно Норрис. – Погодите-ка, – произнесла Морган. – Вы сказали пять, а назвали лишь четверых. Кто же еще?

Нед переступил с ноги на ногу, тяжело вздохнул и наконец проговорил:

– Четыре обвинения в супружеской измене. И еще одно – в кровосмесительной связи Анны с ее братом Джорджем.

Последнее было настолько нелепым и невероятным, что Морган едва не расхохоталась. Несомненно, Анна и Джордж были близки друг с другом, но это были отношения брата и сестры. Они любили и поддерживали друг друга, у них были общие интересы и увлечения. Обвинение было просто абсурдно. Наверняка, как и все остальные.

– Пресвятая Богородица! – гневно воскликнула Морган. – Да скорее можно поверить в вашу связь с Джейн, чем в роман Анны с Джорджем.

К удивлению Морган, Нед вздрогнул при упоминании сестры.

– А как, интересно, удалось получить признание у Марка Смитона?

– Пожалуйста, Морган, – сказал Том, наконец повернувшись к ней. – Это не важно. Важно лишь то, что он сознался и назвал остальных.

Но Морган слишком хорошо знала, как ее дядюшка получает необходимую информацию. Лицо Шона мелькнуло перед ее внутренним взором, и, если бы Томас Кромвель сейчас каким-то чудом оказался здесь, она разорвала бы его на куски.

– Его пытали! Ты это прекрасно знаешь, и я тоже! – Морган кричала так, что Джеймс вынужден был утихомирить ее.

– Придержи язык! Это слишком серьезная и опасная тема. Прошу простить графиню, джентльмены, ее утомило путешествие.

– Оно не повлияло на мой разум, – злобно фыркнула Морган. Но падение Анны ужаснуло ее. Анна Болейн, которая властвовала над самыми могущественными мужчинами в Англии, которая сама устраивала собственную жизнь, теперь направляется в Тауэр навстречу судьбе, и одному Господу известно, что ждет ее впереди. Если Анне не удалось совладать со своими противниками, то что говорить о жалких попытках простых смертных вроде Морган?

Нед о чем-то беседовал с Джеймсом, но Морган не прислушивалась. Вероятно, они говорили о Перси, так как его имя прозвучало несколько раз. Затем оба вышли из комнаты, а Том мрачно повернулся к Морган:

– Прости, я и предположить не мог, что ты появишься при дворе в такое ужасное время.

– Мне кажется, другого времени при дворе просто не бывает, – с горечью произнесла Морган, присаживаясь на дорожный сундук. – Не могу поверить. Король просто пытается избавиться от Анны. Господи, чудо, что вас с Недом не арестовали!

Загар на лице Тома словно бы стал гуще. Он стоял, скрестив руки на груди, освещенный золотистым светом послеполуденного солнца, и Морган наконец сообразила, что они с Недом ведут себя несколько странно, даже учитывая сложившиеся обстоятельства.

– Ну хорошо, – сказала она спокойно, – а теперь выкладывай, что ты и твой отвратительный братец утаили от нас?

– О, малышка! – всплеснул руками Том. – Нед вовсе не отвратительный. Возможно, он и зануда, но человек вполне достойный.

Том замолчал, явно не желая отвечать на вопрос. Однако Морган пристально смотрела на него, едва сдерживая ярость. Тому ничего не оставалось, как сознаться:

– Его величество собирается жениться на Джейн.

– Боже! – выдохнула Морган. – Не верю! Не могу поверить!

Но прежде чем Том успел что-либо ответить, Морган вскочила на ноги и замолотила кулачками по его широкой груди:

– Ах, нет! Конечно, могу! Так вот почему вы с Недом с такой неприязнью всегда говорили об Анне! Вот почему король летом отправился в поместье Неда вместе со всем двором!

Том схватил Морган за руки.

– Нет же, Морган, – сказал он с непривычной суровостью. – Джейн привлекла внимание короля только после его визита в Вулф-Холл. Я и не подозревал об этом, когда приезжал к вам в Белфорд. А что касается нашей неприязни к Анне, то мы с Недом всегда считали, что она не годится на роль королевы.

– А Джейн годится? – возмутилась Морган. – Джейн с ее маленьким ротиком, узкими губками, с ее старушечьим вкусом и манерами? Интересно, что она наденет на коронацию – сутану?

Том отвесил Морган пощечину. Та покачнулась, едва не упав. Глаза Морган сверкнули, она протянула руку и запустила в Тома первым, что попалось под руку, парой тяжелых башмаков Джеймса. Они пролетели мимо и упали у камина. Несколько мгновений молодые люди яростно смотрели друг на друга, после чего Морган рыдала у него на груди, а он, нежно обнимая ее, шептал на ушко:

– Жизнь чертовски неприятная штука, Морган. Иногда я думаю, что главным в ней является ирония, ирония судьбы.

Морган всхлипывала и вытирала заплаканные глаза.

– Клянусь, я и представить себе не мог, что Джейн покорит сердце короля. Господь свидетель, я люблю свою сестру, и она очаровательное создание, но я всегда считал, что лучшей долей для нее было бы стать степенной домохозяйкой где-нибудь в провинции. Но случилось то, что случилось: Джейн уже практически на троне, и, если судьба будет благосклонна, она подарит Генриху сына, о котором он мечтает. Если это произойдет, мы, возможно, сможем наконец пожить в мире и покое.

Внезапно почувствовав невероятную усталость, Морган смогла лишь кивнуть в ответ. Том нежно приподнял ее подбородок и посмотрел в глаза:

– Я не хотел ударить тебя, тебе больно?

– Ну конечно, не хотел, – ответила Морган со слабой улыбкой. – Но я была, пожалуй, слишком несдержанна.

– Ты была слишком рассержена, – сказал Том и поцеловал ее в покрасневшую от удара щеку. – А сейчас, почему бы тебе не познакомить меня с твоим замечательным сыном, малышка?

Морган расплылась в улыбке:

– Разумеется, если он уже проснулся.

Но на пороге детской она помедлила и, обернувшись, сказала:

– И еще одно, Том. Не называй меня больше малышкой.

Джеймс вернулся после беседы с Недом Сеймуром и Гарри Перси мрачным и задумчивым. За ужином он почти все время молчал. Когда Морган сказала, что ей известно о Джейн Сеймур, он заметно расслабился.

– Но ты, наверное, не знаешь о назначении комиссии? – поинтересовался он, ковыряясь в тарелке с десертом. – Специальная комиссия будет расследовать и изучать обвинения, выдвинутые против королевы. Я буду ее членом. И Перси тоже.

Морган застыла, не донеся ложку до рта.

– Ты! О, Джеймс, нет! А Перси – они ведь с Анной были… – Морган не договорила, потрясенная новостью.

Джеймс отставил тарелку и пригубил испанское вино из высокого кубка.

– Френсису стоило бы попробовать это вино, хотя на его вкус оно чересчур крепкое.

– Да пропади пропадом Френсис! – сердито крикнула Морган и тут же прикусила язык, подумав, что на самом деле хотела бы проклясть вовсе не Френсиса, а своего собственного мужа, своего дядюшку, короля, Перси и всех этих самодовольных, самоуверенных мужчин, готовых послать Анну на гибель. – Но почему, Джеймс? Почему вы с Перси согласились на это?

46
{"b":"103165","o":1}