ЛитМир - Электронная Библиотека

Мануэль дрожащей рукой гладил ее шею, плечи, но Дженни лежала отвернувшись. В отличие от него ее ярость и боль не могли с той же легкостью превратиться в похоть. Но, зная, как легко он может заставить ее воспылать страстью, она избегала смотреть ему в глаза.

– Дженни, забудь о том, что было сегодня. Я сумею тебя отстоять.

– А кто постоит за меня перед тобой? – язвительно спросила она.

Мануэль повесил голову.

– Мой ангел, я готов убить себя за то, что сделал. Жизнь моя, любовь моя, воскреси меня! Люби меня, и я заставлю тебя забыть о боли.

Дженни повернула голову и наконец заглянула в его глаза, влажные от раскаяния и страсти. Все произошло так, как бывало не раз. Он был для нее непостижимой загадкой, этот мужчина, принадлежавший сразу двум мирам. Она не знала, что именно в нем заставляет ее сжиматься от предчувствия удовольствия, того острого наслаждения, что он неизменно дарил ей.

– Ты обещаешь больше никогда меня не бить?

– Клянусь! Пусть речь зайдет о тысяче цыган, никогда! – прошептал Мануэль, целуя ее руку. – Я готов поклясться в чем угодно в обмен на твою любовь. Любовь по доброй воле, – добавил он, дыша на ее пальцы.

Мануэль удивил ее. Он не привык просить – преисполненный мужской гордости, он привык брать не спрашивая. Просить значило для него поступиться мужским достоинством.

– Ты правда меня любишь? – спросила она, протянув руку к его смуглому лицу.

– Люблю, люблю, распоследний я дурак. Мне плевать, что говорит Роза, мне плевать на сотни поколений моих цыганских предков, мне плевать на то, что другие цыгане меня осудят, я знаю только то, что я люблю тебя, моя маленькая горджио.

Он ласково провел тыльной стороной ладони по ее груди, поднял смятую юбку, обнажив белые крепкие ноги.

– Ты больше не злишься на меня из-за Берты? – спросила Дженни, накручивая на палец черный завиток.

– Нет, я весь в огне. Я хочу тебя, горджио!

Он зарылся лицом в скрещение ее бедер, лаская ее горячим дыханием. Она не могла бороться с подступающей волной. Страсть, неистовая страсть вела их за собой, горела в их глазах, широко открытых, потемневших, пожирающих друг друга. Мануэль накрыл ее своим телом, и они стали одним.

– Да, Мануэль, заставь меня забыть, – прошептала она.

– Ты забудешь, как тебя зовут, – ответил он, покрывая ее поцелуями.

Прочь, прочь от жалкого настоящего, от болезненных воспоминаний прошлого в пучину страсти, которая одна могла подарить ей забвение!

И в этот момент, весьма некстати, опять послышался тот же скребущий звук. Мануэль не придал ему значения – он решил, что это ветер царапает ветками о крышу вардо. Он был слишком возбужден, чтобы придавать значение чему-либо, происходящему во внешнем мире. Весь мир для него сосредоточился в ней, Дженни.

– О, Дженни, никогда, никогда не позволю я им отобрать тебя, – дрожа от страсти, шептал он.

Дженни слышала его голос словно издалека, она находилась на том пределе, за которым смысл слов уже не важен, важны лишь ощущения, а слова только мешают. Обхватив его голову руками, она прижала его губы к своим губам, чтобы заставить его замолчать, чтобы слова не мешали отдаться потоку страсти. Она с жадным восторгом побуждала его дарить ей все больше наслаждения, столько, чтобы мысленно унестись из этой нищенской кибитки, с грязной ярмарочной площади, из вонючего Саутуорка к звездам.

Но когда все закончилось, ничто уже не могло заслонить от нее уродливую реальность, ибо между ней и Мануэлем не было нежности, не было той теплоты, что способна страсть превратить в любовь.

К десяти утра следующего дня дождь перестал, но землю размыло, к обуви прилипали ошметки жирной грязи, да и все вокруг выглядело уныло и бесприютно. Но несмотря на непогоду, многие жители столицы все же не отказали себе в удовольствии посетить ярмарку, чтобы посмотреть на фокусников и дрессированных медведей. Солнце, наконец-то проглянувшее сквозь серые тучи, вызвало у публики бурный прилив веселья. Казалось, все сошли с ума в безумной погоне за удовольствиями.

Мануэль решил не показывать сегодня номер с лошадьми, он был занят другим делом – вместе с двумя моряками-иностранцами осматривал содержимое многочисленных бочек и сундуков.

– Очень хочешь погарцевать? – с ухмылкой спросил Мануэль, заметив хмурую мину Дженни – она явно не одобряла его подозрительные связи.

– Уж лучше отбивать зад верхом, чем шататься в толпе, где тебя того и гляди затопчут в грязь.

– Ты меня разочаровываешь, горджио. Раньше после страстной ночи ты бывала добрее, – заговорщически подмигнув, сказал он вполголоса.

Дженни улыбнулась. Она любила, когда Мануэль бывал и хорошем настроении. Жаль, что она все реже видела его таким.

– Верно говоришь. Иначе ты бы вообще перестал меня хотеть.

Мануэль громко рассмеялся.

– Ах ты, чертовка! Иди ко мне… Прямо сейчас, никто не смотрит, а если и смотрит, мне плевать. – Мануэль привлек ее к себе и громко чмокнул в губы. – Сегодня к вечеру я принесу тебе наряд как у королевы – с серебряной оторочкой. Что ты дашь мне в обмен? – прошептал он, касаясь ее губ языком.

– Это мне положена награда за то, что я вынуждена носить краденые наряды.

– Кто сказал, что наряд краденый? Ты мне не веришь?

– Нисколько.

Он снова поцеловал ее и, приподняв на руках, спросил:

– Ты окажешь мне услугу, любимая?

– Смотря какую.

– Отнеси от меня пакет владельцу лавки на Мейпол-стрит. Я бы сам отнес, но должен дождаться весточки от шкипера. Я больше никому не могу доверить такое дело.

Дженни взяла у него из рук небольшой, туго набитый мешочек из промасленной парусины – в таких, только раз в двадцать побольше, хранят свои вещи моряки.

– Эта улица далеко? – спросила Дженни, отправляя мешочек в вырез лифа. Жесткая ткань, царапала грудь.

Мануэль жадно облизнулся.

– Черт! Ты что, специально меня мучаешь? Как бы я сам хотел туда нырнуть. – Он привлек ее к себе, но, вспомнив о деле, отпустил. – Пойдешь по Хай-стрит, потом свернешь направо. Лавка как раз напротив тюрьмы, не пропустишь. Они пойдут с тобой.

Из-под дерева выступили два крепких цыганских парня и штанах из домотканой холстины и в ярких косоворотках. Мануэль часто использовал их в качестве посыльных, поскольку они обладали весьма ценными для посыльного качествами – оба были немые и не умели ни читать, ни писать.

– Можешь не торопиться, до полудня я все равно буду занят, и смотри, – добавил он, – не заигрывай ни с кем на улице: эти лондонцы такие проныры – шасть под юбку, не успеешь и глазом моргнуть, а мне всем им глотки резать недосуг.

Дженни вымученно улыбнулась. Она понимала, зачем Мануэль отослал ее с поручением. Посыльные вполне справились бы и без нее, но он не хотел, чтобы она находилась поблизости, пока он будет вести переговоры со шкипером. Наконец ей предоставлялась реальная возможность покинуть табор. С того памятного вечера, когда Мануэль побил ее, она затаила на него обиду, но в чувствах своих к нему не могла разобраться. Она и ненавидела его, и желала одновременно.

Дженни шла по главной улице, наслаждаясь ласковым солнцем бабьего лета. Проводники держались поодаль, но не отставали.

– Дженни! Дженни! Куда идешь?

– Мануэль послал с поручением, – буркнула Дженни – общаться с Мартой ей совсем не хотелось.

– Я с тобой пойду. Роза тоже меня послала с поручением.

– У меня уже есть провожатые. – Дженни кивнула в сторону двух немых парней. Марта была в таборе на привилегированном положении, поэтому сопровождающие Дженни почтительно поклонились ей.

– Я составлю тебе компанию, – словно не замечая угрюмого тона Дженни, заявила Марта. Она улыбалась слегка заискивающе. – Мы не должны ссориться. Подожди меня, я мигом.

Дженни и не подумала бы дожидаться Марту, но некий господин у прилавка с пирожками, чей восхищенный взгляд Дженни почувствовала на себе еще до того, как к ней подошла Марта, заговорил с ней, заглядывая в вырез корсета:

19
{"b":"103166","o":1}