ЛитМир - Электронная Библиотека

Отчаянно пытаясь высвободиться, Дженни выпростала руку и изо всех сил ударила дядю по щеке. Том Данн отскочил, потирая ушибленное место. Такого от племянницы он никак не ожидал. Воспользовавшись замешательством хозяина, Дженни выпорхнула из дверей пивной и по темному коридору бросилась туда, где было несколько безопаснее – на кухню. Там по крайней мере Дженни будет не одна.

– Что с тобой, глупая ты гусыня? – весело спросила Барбара, увидев Дженни.

– А, ничего, – пробормотала Дженни, подвязывая фартук. Пригладив волосы, она скромно поправила лиф.

– Эй, похоже старый развратник зажал тебя в уголке? – с прежней жизнерадостностью спросила Барбара, но, заметив слезы на глазах Дженни, сменила тон: – Да брось, не переживай. Томас, конечно, козел еще тот, но с такой сухой палкой, как его жена, и не таким козлом станешь. Он вообще-то безвредный – так, ущипнет, пощупает, а большего ему и не надо. Скоро научишься, как с ним себя вести.

– Я не хочу учиться! – сердито воскликнула Дженни. – Если он меня еще тронет, я…

– И что ты сделаешь? Придется тебе мириться со всеми его прихотями, если хочешь остаться здесь. И ни к чему строить из себя леди: вспомни, кто ты есть – такая же никому не нужная сирота, как и я. Если твой папаша войдет в эту самую пивную, он все равно тебя не узнает. Как и ты его. Зачем рисковать? Знаешь, сколько молодых девчонок ищут работу, и большинство из них не против кое-чем поступиться, тем более если за это платят деньги.

Дженни боролась с подступавшими слезами. Она понимала, что Барбара права, но от этого было не легче.

Весь день Дженни только и думала о разговоре с Барбарой, и вечером, когда работы прибавилось, таская тяжелые подносы с едой и унося пустую посуду на кухню, она продолжала думать о том, чем ей грозит сопротивление дяде Тому. Ну, выгонит он ее из дома – тогда каторжной работе придет конец. Дженни украдкой смахнула пот со лба. Посетителей в тот вечер, как и всегда по пятницам, было немало, и все они – грубые фермеры, орали во всю глотку, требуя еду подешевле: бараний паштет, маринованный лук да пахучий сыр с черным хлебом и столько эля, чтобы напиться до бесчувствия, благо цена – пенни за кварту – это позволяла.

Отсюда до Лондона двадцать пять миль, и, решись Дженни убежать, весь путь ей пришлось бы проделать пешком без единого пенни в кармане. Будучи юной и неопытной, она все же не была настолько наивна, чтобы не понимать, какие опасности таились на пути женщины, отважившейся путешествовать в одиночестве. Как бы ни были омерзительны знаки «внимания» завсегдатаев «Короны и розы», мудрая девушка стиснет зубы и будет терпеть и щипки, и сальности – терпеть, пока не накопит сумму, достаточную, чтобы добраться до столицы в наемном экипаже. Здесь по крайней мере у нее была крыша над головой, чтобы укрыться от холода, и еды вдоволь. Комната на чердаке, где жила Дженни, к счастью, была слишком тесной и убогой, чтобы сдавать ее посетителям, и она жила там одна, о чем Рейчел не уставала ей напоминать, превознося достоинства «покоев» своей бедной родственницы. Впрочем, Дженни была далека от того, чтобы жаловаться на духоту или тесноту. Слава Богу, на двери с внутренней стороны имелся засов и Дженни могла спать, не опасаясь ночных гостей.

Время близилось к закрытию. Три догорающих свечи освещали пивную, теперь больше напоминавшую хлев – на полу разбросаны объедки, на столах – разлитое пиво, тут и там храпят мертвецки пьяные клиенты.

– Иди-ка сюда, милашка. – Хмельной, но еще не потерявший прыти фермер поймал Дженни за край юбки, когда она с подносом в руках проходила мимо. Обняв девушку за талию, он опрокинул поднос с сыром и маринованным луком.

Дженни, старательно улыбаясь, попыталась вернуть на тарелку упавший на стол и тут же раскрошившийся сыр.

– Посиди у меня на коленях, отдохни минутку. Томас не будет против.

Фермер сгреб ее в охапку и прижался мокрыми губами к ее губам.

Дженни едва не задохнулась от вони. Злость придала ей сил, и она, исхитрившись, ударила наглеца локтем в мягкое брюхо.

– Пусти! – крикнула она.

Опомнившись, краснолицый фермер добродушно расхохотался.

– А ты девчонка с характером! – восхищенно воскликнул он.

Те, кого эль еще не успел свалить с ног, радуясь новому приключению, принялись давать фермеру советы, как усмирить строптивую.

– Прекрати! – завизжала Дженни – его потные ладони тискали грудь.

Фермер попытался развязать шнуровку на лифе, и Дженни, воспользовавшись тем, что хватка ослабла, извернулась, схватила со стола кувшин с элем – благо он был уже полупустой – и со всего размаха опустила на голову своего мучителя. Оглушенный, он ошалело уставился на нее налитыми кровью глазами и упал на пол.

Отскочив, Дженни привела в порядок лиф. Руки ее дрожали, она с трудом сдерживала позывы к рвоте.

– Что случилось? Что ты наделала, глупая девка? Это же Нед Портер, наш постоянный клиент!

Праведный гнев Тома разделяли большинство тех, кто еще был в состоянии произносить звуки. Дженни, подхватив юбки, помчалась к себе на чердак. В темном закутке, на площадке перед дверью, Том поймал ее.

– Еще раз выкинешь такое, и придется тебе искать другое место, – сказал Том и, понизив голос до шепота, добавил: – И не думай, что я забыл про сегодняшнее утро.

– Я здесь, чтобы подавать еду и убирать. Вы меня не в бордель на работу брали! И я не позволю себя лапать. Никому, и вам тоже, – запальчиво добавила Дженни. – Не то, – мысль пришла к ней внезапно и весьма своевременно, – я обо всем расскажу Рейчел!

Том нахмурился и, схватив Дженни за руку, предупредил грозным шепотом:

– Держи рот на замке, куколка. Все должно быть между нами. Рейчел не обязательно обо всем знать.

– Оставь меня в покое, и я обещаю ничего ей не рассказывать.

Дядя отстал, и Дженни, мысленно поздравив себя с победой, пошла в зал. Том, хоть и мнил себя хозяином, крепко сидел у жены под каблуком. Дженни не удивилась бы, узнай, что Рейчел порой поколачивает муженька.

Глава 2

Кусты боярышника, все сплошь в нежных бело-розовых соцветиях, густо разросшиеся вдоль стен домов, радовали глаз. И деревенские улицы, и лес в сиреневой дымке – все казалось удивительно нарядным и праздничным. Июнь только начался, а жара стояла такая, что многие предпочитали тень каштана духоте таверны и ужинали прямо под деревом на земле, укрытой, как ковром, белыми цветами.

Летний вечер благоухал жимолостью и ароматом высушенного сена и располагал к самым сладким мечтам. Но предаваться мечтам времени не было – работа еще не закончена, как раз сейчас к таверне подъезжали всадники, превосходно одетые господа верхом на великолепных породистых лошадях.

– Эля сюда, да поживее! – В полупустой таверне приказ прозвучал громовым раскатом.

Дженни выглянула из окна – интересно, кто это здесь так повелительно распоряжается.

– Ух ты! Похоже, сюда пожаловали сами дружки короля! – присвистнула Барбара, заглядывая Дженни через плечо. – Давай-ка к ним, я тут и без тебя управлюсь.

Не обращая внимания на громкие протесты завсегдатаев таверны, не желавших уступать привилегию быть обслуженными, девушка поспешила на зов. Между тем нарядные кавалеры уже успели спешиться и расселись на растрескавшихся от непогоды и времени скамейках под каштаном. Дженни на ходу разгладила полосатый фартук, приближаясь к господам с волнением и опаской – до сей поры ей ни разу не доводилось видеть настоящего джентльмена.

– Чего изволите, добрые господа? – спросила она, приседая в реверансе.

– Все, что можешь предложить нам, красотка, – вальяжно протянул один из мужчин и, словно невзначай, коснулся каштанового локона служанки, случайно выбившегося из пучка и упавшего на порозовевшую щеку. – Видит Бог, ты слишком хорошенькая, чтобы пропадать в этой гнилой дыре!

– Эй, Гарри, оставь девушку в покое. Неужто тебе мало зарубок на кровати? Вся Англия только и говорит, что о победах первого щеголя во всем имперском флоте. Сам король может позавидовать твоим победам.

2
{"b":"103166","o":1}