ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иди сюда, я узнал тебя! – Лицо Мануэля перекосилось от ярости. Дженни бросилась бежать, но слуги, то ли не понимая, что ей грозит опасность, то ли не желая вмешиваться, стояли безучастно. Мануэль в два прыжка настиг ее и потащил к оседланной лошади.

– На помощь! – вопила Дженни что есть мочи, но слуги словно окаменели.

– Не рви голос, лживая дрянь, – бросил ей Мануэль. – Они не станут помогать тебе. Эти люди знают силу цыганских проклятий. Стойте где стоите! – рявкнул Мануэль, обращаясь к запуганным слугам. – Стоит вам сделать шаг, и я превращу ваши кости в воду, а кровь сделаю ядом. – Довольный реакцией на свои слова, Мануэль добавил: – А своему господину непременно скажите, кто осквернил своим приходом эти священные порталы, скажите, что его навестил самый презираемый из его бывших смердов.

Мануэль, не встречая сопротивления со стороны слуг (а с хрупкой женщиной справиться для него не составляло труда), закинул Дженни на коня, вскочил на него сам и пустился в галоп. Он гнал коня к востоку – к морю, где, должно быть, его поджидало судно. Напрасно Дженни кричала, напрасно колотила его ногами, Мануэль лишь хлопнул ее по голове, как назойливую муху, и Дженни обмякла. Очнувшись пару часов спустя, она не сразу поняла, что качает ее не море и не Кит крепко обнимает во сне.

– Осталась всего пара минут, дорогуша, – уведомил ее Мануэль.

Впереди, залитое лунным светом, серебрилось море. Совсем рядом, в двух ярдах, виднелась лодка – наверняка с сообщниками Мануэля, а чуть дальше вырисовывался черный контур корабля, бросившего якорь неподалеку.

– Где же твой красавчик капитан? – язвительно поинтересовался Мануэль. – Представляю, как он будет разочарован, когда, вернувшись в свое гнездышко, не найдет там своей шлюхи!

– Он убьет тебя.

У Мануэля глаза горели ненавистью.

– Мне пришлось изрядно потрудиться, прежде чем я нашел ублюдка. Ни за что бы не подумал, что конечной целью окажется именно этот уголок суши! Может, сейчас ты назовешь мне его настоящее имя, а то он, как оборотень, меняется.

– От меня ты ничего не добьешься.

– Нет, и не надо, – пожал плечами Мануэль. – Куда «Калина» отправится, туда и он. Для меня не составит труда однажды подкараулить его и перерезать горло.

– На твоем месте я бы прежде сто раз подумала. Он лорд, и за него ты попадешь на виселицу.

– Лорд, говоришь? – Мануэля всего перекосило от ярости.

Не вполне понимая причину такой странной реакции, Дженни продолжала говорить взахлеб:

– Да, представь, он не какой-то бедный моряк, он не гость в Россхите, он хозяин всей этой земли! Он твой хозяин!

Дженни и не рассчитывала убежать от него, но, если его разозлить, быть может, он на мгновение ослабит хватку, чтобы ее ударить, и тогда… Тогда она попробует сбросить его с коня, а сама пустится вскачь.

– Господи! Никто мне не говорил… Ты хочешь сказать, что капитан «Калины» – лорд Росс? – Увы, он сжимал ее как клещами – надежда не оправдала себя.

– Не тот лорд Росс, которого ты знал, тот давно умер, но его племянник…

Дженни поздно поняла, что переиграла. Мануэль весь пылал ненавистью.

– Святой Боже! Я немедленно вернусь и убью ублюдка!

Дженни спрыгнула с коня и бросилась бежать, Мануэль за ней. Догнав ее, он больно ударил Дженни по ногам, и она упала на мокрый песок.

Мануэль с тоской смотрел на корабль. Он знал, что судно не станет ждать долго. Он должен был подать сигнал… Но ненависть лишила его рассудка. Быть может, это тот самый негодяй, что лишил Дженни страсти, что отнял у него ее душу. Он боролся с искушением и проиграл. Он принял решение. «Чибис» покачивался на рейде. Там ждали сигнала.

Вдруг за его спиной послышался стук копыт. Мануэль стремительно обернулся. Всадник на каштановом жеребце скакал во всю прыть, рассыпая брызги мокрого песка.

Крик сорвался с губ Дженни. Только один человек мог так лихо держаться в седле. На миг в ее памяти всплыло воспоминание – Карл и неизвестный ирландский лорд на скачках за главный приз…

– Кит! Берегись, он убьет тебя!

Кит резко остановил коня и спрыгнул на землю.

– Грязная цыганская собака, как смеешь ты поднимать на меня руку?! – Он наступал на Мануэля с обнаженной шпагой в руке.

Мануэль вытащил из-за пазухи нож.

– Иди поближе, ублюдок! Как я мечтал перерезать тебе горло!

Кит сбросил шляпу, луна осветила его лицо, и Мануэль застыл, беззвучно шепча проклятия.

– Это ты! – взревел он, побагровев от гнева.

– Да, Брэндон, мерзавец, это я. Я предупреждал тебя, чтобы твоей ноги не было на моей земле. Так что теперь пеняй на себя.

– Сволочь, ты изуродовал мне лицо своей поганой саблей! Не припомнишь ту ясную июньскую ночь?

– А, ты про это, конокрад. – Кит брезгливо скривил губы.

– С того самого дня я поклялся, что убью тебя. Твой час настал, ты трижды проклят цыганом. Брось саблю, трус! Или ты не умеешь драться по-мужски, на ножах? Пусть эта шлюха достанется победителю. – Мануэль вытащил из-за голенища второй нож, наставив его врагу в сердце.

Если бы не ловкость Кита, Мануэль уже пронзил бы его сердце – цыган в этом виде единоборств был виртуозом. Кит тоже не был новичком в игре в ножички, хотя фехтовал куда искуснее. Кит отбросил саблю в сторону и вытащил нож. Дженни ахнула от ужаса – глупо было соглашаться на правила игры, предложенные Мануэлем.

Первым сделал выпад Кит – Мануэль увернулся. Они обходили друг друга кругами, словно исполняли какой-то древний ритуальный танец. Лунный свет придавал всей сцене зловещий и торжественный вид. Мануэль изрыгал проклятия на своем родном языке, но Кит не был суеверен и умел сосредоточиться в нужный момент. Мануэль сделал выпад, но Кит увернулся, потом пришла очередь нападать Киту, и снова впустую. И так еще и еще… Оба тяжело дышали, и ни один из них в эти минуты не думал о женщине, из-за которой они затеяли эту смертельную дуэль.

– Давай же, трус, или ты ночевать здесь собрался? – Мануэль внезапно вспомнил о «Чибисе», ждущем сигнала. – Ну, вот он я… – Он намеренно открывался, заманивая противника перейти на ближний бой.

Кит с гневным возгласом бросился на противника, при этом осмотрительно не приближаясь вплотную, и выпад его был успешным – он порезал противнику предплечье, выступила кровь. Мануэль, не ожидавший такого поворота, пришел в ярость. Он отчаянно бросился на Кита, и оба повалились на песок. Мужчины, сцепившись, катались по песку, опасно приближаясь к кромке воды. Мануэль сумел освободиться от захвата и вскочил на ноги.

Кит попытался встать, но песок ушел из-под ног, и он упал на колени. Мануэль с победным кличем бросился на него – казалось, конец поединка близок.

– Кит, ради Бога, осторожнее! – закричала Дженни. Она отвлекла внимание Мануэля, и в тот момент, когда он сделал выпад, чтобы нанести свой смертельный удар, нога его попала на тот самый голыш, на котором оступился Кит, и, падая, он угодил на выставленный противником нож. Мануэль с проклятиями закатил глаза. Песок под ним окрасился кровью – пена пошла изо рта. Все было кончено.

Кит поднялся на ноги, склонился над умирающим, все еще не веря, что это не очередной цыганский трюк. Но нет – это случилось на ирландском берегу, на родине его ирландского предка поджидала цыгана его судьба.

– Кит, ты не ранен? – Дженни подбежала к нему, обхватила руками. Мышцы его были до предела напряжены. – Кит!

Он обнял ее. Дженни била дрожь. Трудно сказать, что она чувствовала – только что пережитый страх, потрясение, счастье видеть его живым… Кит гладил ее по голове, ждал, пока она успокоится, и, когда она подняла лицо, нежно прильнул к ее губам.

– Кит, ты все еще любишь меня… – пробормотала она, уткнувшись ему в грудь.

– Мне бы надо разозлиться на тебя за обман.

– Но ведь ты хотел, чтобы я…

– Нет, ты всегда останешься дурочкой! Ну неужели ты не поняла, что я хотел спасти твою жизнь, простофиля? Если меня арестуют, я не смогу уберечь тебя, и тогда остается одно – сыграть на слабости Карла к симпатичным мордашкам.

80
{"b":"103166","o":1}