ЛитМир - Электронная Библиотека

Фэнси проигнорировала мужчину и пошла вперед. Однако грубая рука внезапно схватила ее за запястье и резко развернула.

Он был одет как джентльмен, высок, хорошо сложен и довольно привлекателен. От него несло джином.

– Куда спешишь, красотка?

– Отпустите меня, негодяй! Он расхохотался:

– Эй, да ты, кажется, та самая…

Фэнси попыталась вырвать руку, но мужчина был значительно сильнее и не отпускал ее. Она лягнула его, метясь в пах, но он шагнул в сторону, и Фэнси промахнулась.

– Тебе лучше пойти со мной. – Мужчина поволок ее к карете, не обращая внимания на вопли Фэнси.

– Отпусти девушку.

Фэнси услышала еще чей-то голос и увидела двух незнакомцев.

– Эдди, вовсе ни к чему хватать девушек на улице, – сказал один из них.

Мерзавец отпустил ее так же резко, как схватил, забрался в карету и уехал прочь, оставив упавшую Фэнси с обоими спасителями.

– С вами все в порядке, милая? – спросил первый. Его приятель помог ей подняться с земли.

– Не следует бродить по ночам одной.

– Я Дуглас Гордон, маркиз Хантли, – представился первый.

– А я его кузен Росс Макартур, маркиз Эйв, – добавил второй.

– Мы не можем позволить вам идти домой в одиночку, – сказал Дуглас Гордон.

Маркиз согласился:

– Вам придется пойти с нами, – и протянул ей руку.

– Нет, благодарю вас, милорды. – Фэнси помотала головой. – Со мной все будет хорошо.

Дуглас Гордон сказал:

– Если мы отпустим вас одну, нас замучает совесть.

– И это действительно опасно, – подтвердил его кузен. – Не нужно нас бояться, прелестная незнакомка.

– Мисс Фламбо принадлежит мне!

Фэнси резко обернулась, услышав голос князя, высвободилась и кинулась к нему. Ее охватило необыкновенное облегчение, она разом ослабла и прильнула к Степану, словно решила никогда больше не отпускать его.

Благодарение Господу, он пошел ее искать! Оказывается, в жизни есть вещи похуже, чем встреча с высшим обществом.

Степан заключил ее в объятия.

– Вы не ранены?

Фэнси помотала головой.

– Мы с Россом спасли ее от Сумасшедшего Эдди, – объяснил Дуглас Гордон. – Нельзя так беспечно относиться к своей собственности, Казанов.

Макартур кивнул:

– Сумасшедший Эдди тащил ее в свою карету. Хорошо, что мы оказались поблизости.

Степан наклонил голову.

– Благодарю вас, господа.

– Вы очень хорошенькая, – сказал Дуглас, глядя на Фэнси. – А сестры у вас есть?

– Шесть.

Шотландцы переглянулись и рассмеялись.

– Вашему отцу следовало бы день и ночь думать об их замужестве, – сказал Росс.

Дуглас Гордон согласно кивнул:

– Да, в этом-то весь и фокус.

С этими словами шотландцы сели в свою карету и уехали. Степан сурово посмотрел на побледневшую Фэнси:

– И что мне с вами делать, мадемуазель?

Фэнси смотрела на него огромными фиалковыми глазами.

– Поцелуйте меня…

Степан повиновался.

Фэнси закрыла глаза, наслаждаясь исходящим от него ароматом сандалового дерева. Она ощущала, как бьется его сердце, чувствовала жар его тела, его несгибаемую силу.

– Я так долго этого ждал! – прошептал Степан, все еще не прикасаясь к ее губам.

А потом их губы соприкоснулись, встретившись в первом нежном поцелуе. Его губы были теплыми и твердыми, нетребовательными, но умелыми, они лишали Фэнси последних крупиц разума.

Степан поглаживал ее по спине и по затылку, и девушка вздохнула. А потом он вдруг стал целовать ее более страстно, словно приглашая последовать его примеру.

Фэнси была не в силах сопротивляться этому неотразимому приглашению. Внизу живота у нее растекалось тепло, возбуждая и требуя ответить на его пыл.

Поцелуй был долгим и полным истомы. Князь полностью подчинил ее себе. Мир вокруг растаял. Его тело и губы стали ее вселенной.

Степан провел языком по губам Фэнси, словно убеждая ее сдаться. Она приоткрыла губы, он скользнул языком внутрь, наслаждаясь сладким вкусом ее рта.

И вдруг поцелуй закончился.

Степан провел длинным пальцем по нежным, как цветочный лепесток, щекам. Фэнси словно в тумане смотрела на него. Она пережила самое эротическое впечатление всей своей жизни… первый поцелуй!

Степан притянул ее к себе. Фэнси склонила голову на грудь князя.

– Я… я испугалась.

– Теперь вы в безопасности. – Он посмотрел на Фэнси. – Вы мне верите?

Она вгляделась в эти черные глаза. Уголки ее губ приподнялись в слабой улыбке, и Фэнси кивнула.

Обняв Фэнси за плечи, князь повел ее к своей карете, но вдруг обратил внимание на ее заплетающуюся походку.

– Вы ранены?

– У меня ноги трясутся, как желе.

– Еще бы! Вы пережили такое ужасное приключение.

– Нет, мои нервы разгулялись из-за вашего поцелуя.

Степан помог ей забраться в карету и сел рядом.

– Мисс Фламбо, вам следует быть осторожнее в отношениях с противоположным полом. Женщина ни в коем случае не должна хвалить поцелуи своего поклонника.

– Почему?

– Потому что он зазнается.

Фэнси махнула рукой, отметая эту проблему.

– Это не важно, вы и так давно зазнались.

Степан усмехнулся:

– Спасибо, что вы то и дело напоминаете мне о скромности.

– Сохо находится в другом направлении! Куда вы меня везете?

– Ко мне домой.

Фэнси затрясла головой:

– Но я не хочу…

– Я угощу вас ужином, – прервал ее Степан, – а потом мы поговорим о том, что вы натворили сегодня вечером. Больше ничего, обещаю.

Через десять минут карета остановилась перед особняком на престижной Гросвенор-сквер. Степан вышел первым, помог спуститься Фэнси и сказал кучеру:

– Гарри, карета потребуется мне примерно через час.

Фэнси ощутила незнакомый укол ревности, но постаралась говорить небрежным тоном:

– А куда вы поедете после ужина?

Степан взял ее за руку и повел вверх по ступеням.

– Собираюсь отвезти вас домой.

Фэнси покраснела от смущения. К счастью, ночная темнота скрыла этот румянец.

Открылась входная дверь. На пороге возник высокий величественный мужчина средних лет. Он отступил в сторону, кинул на Фэнси любопытный взгляд и пробормотал:

– Добрый вечер, ваша светлость.

– Хотя он и важничает, этот Боунс, но он превосходный дворецкий. – Степан подмигнул Фэнси. – У него очень оригинальный ум.

– Лучше оригинальный, чем беспорядочный, – произнес Боунс, но уголки его губ подрагивали от смеха.

Фэнси решила, что он ей нравится. Боунс вовсе не был надменным, как ей сначала показалось.

– Скажите Феликсу, что я прошу сервировать закуски и водку в гостиной.

– Да, ваша светлость. – Дворецкий исчез в коридоре. Фэнси оценивающим взглядом окинула холл, бывший по размерам больше, чем их столовая. Мраморный пол, изящная лестница, извиваясь, ведет на второй этаж. Степан показал на лестницу:

– Пойдемте?

Стены в гостиной на втором этаже были покрашены в голубой цвет с белым орнаментом. Пол устилал персидский ковер. Его голубые, кремовые и золотые цвета прекрасно сочетались с разнообразными оттенками синего, царившего в комнате. Большие диваны и кресла с подголовниками располагались небольшими группками, чтобы дать возможность старым друзьям собраться и всласть посплетничать. В центре гостиной стоял круглый дубовый стол, а на нем – ваза с сиренью.

– Это вы ее вырастили?

– Мы, русские, считаем, что сирень – это первый в году дар Господа. Ведь она символизирует освобождение от суровой зимы. – Степан подвел ее к дивану, стоявшему перед черным мраморным камином.

Сидя в гостиной князя, Фэнси чувствовала себя неуютно. Она впервые попала в дом к мужчине – до сих пор ее добродетель охранялась так же строго, как и любой другой дебютантки.

Приличия – вот что главное. Общество считало, что сидеть в гостиной князя без компаньонки столь же безнравственно, как и лежать в его постели. Если кто-нибудь узнает, что Фэнси здесь была, ее репутация будет погублена.

– Расслабьтесь. – Степан наклонился и похлопал девушку по руке. – Вы извинились перед Пэтрис Таннер?

12
{"b":"103167","o":1}