ЛитМир - Электронная Библиотека

Сказать что? Что она его любит? Что надеется на его любовь? Хочет того, от чего отказалась раньше, – места в его постели?

Фэнси смотрела в окно, не в силах принять решение. Она последует за своим сердцем, но какой путь ее сердце должно выбрать?

И тут она его увидела. Князь, одетый только в бриджи, неторопливо шел к домику на дереве.

Фэнси смотрела, как он поднялся по извилистой лестнице и исчез внутри. Желание любви истомило ее душу и тело.

В одной ночной рубашке Фэнси, босая, прошла через всю комнату и выскользнула за дверь. Луна, светившая в окна, освещала ей путь к лестнице.

Фэнси добралась до входной двери, никого не потревожив. Лунный свет заливал все вокруг, освещая ей путь. Фэнси приподняла подол ночной рубашки и помчалась через лужайку прямо к извилистой деревянной лестнице у большого дуба.

Остановившись на мгновение, девушка сделала глубокий вдох и стала подниматься вверх по лестнице. Добравшись до верха, она вошла в домик на дереве – и замерла.

Князь стоял к ней спиной. Она залюбовалась видом его обнаженной спины. Широкие плечи. Сильные мускулы. Узкая талия. Узкие бедра.

– Степан?

Он резко обернулся. Господи, его обнаженная грудь, поросшая густыми темными волосами, еще красивее, чем спина!

– Что вы здесь делаете в такой час?

– Я… я… – Фэнси облизнула губы. – А что вы здесь делаете в такой час?

– Пытаюсь избежать соблазна, – произнес Степан, – но он следует за мной.

Фэнси уловила в его голосе иронию. Собрав всю свою храбрость, она сделала несколько шагов и подошла к Степану почти вплотную.

– Вы меня любите?

Глава 14

Ее вопрос удивил князя.

– А вы хотите, чтобы я вас любил?

– Да.

Степана пронзило предвкушение счастья.

– Почему?

– Потому что я люблю вас.

Она его любит. Она принадлежит ему. Он добился ее любви!

Степан провел ладонями по ее обнаженным рукам.

– Я люблю вас больше жизни.

Вместо ответа Фэнси скользнула руками по его обнаженной груди и обняла за шею.

– Поцелуй меня, – выдохнула она.

Степан наклонил голову и прильнул к ее губам. Мягкий аромат розы смешивался с чувственным пряным запахом, обещая любовь, искушая его чувства.

Поцелуй был долгим и томительным. Его язык ласкал ее губы. Они приоткрылись, впуская его, и язык погрузился в сладость ее рта. Фэнси затрепетала, ее язык сплелся с языком князя в чувственном танце. Она прижалась к нему. Груди ее налились и потяжелели, а соски напряглись от желания.

Его руки обнимали ее; одной ладонью он придерживал голову Фэнси, вторая лежала на ягодицах, прикрытых всего лишь прозрачной ночной рубашкой.

Степан и не предполагал, что женщина может быть такой сладкой. Она невинна, и он не хочет ее пугать.

– Ты согласна заняться со мной любовью? – Степан всматривался в завораживающе очаровательное лицо, мечтая о согласии.

Фэнси посмотрела на него фиалковыми глазами.

– Я думала, мы уже занимаемся любовью.

– Это не все, – прошептал он. – Это далеко не все, принцесса.

– Я хочу всей твоей любви, мой князь.

Его губы прильнули к ее рту в медленном поцелуе, от которого воспаряла душа. Один поцелуй перешел в другой. И в третий…

Оторвавшись от ее губ, Степан шагнул назад и положил руки ей на плечи.

– Ты уверена, что хочешь этого?

Полная луна заливала светом ее лицо, отражавшее всю ее любовь к нему.

– Уверена.

– Если принадлежать князю, то это навсегда, – предупредил он.

– Я хочу тебя. Хватит терять зря время.

Степан улыбнулся. Если его певчая птичка принимает решение, никто не может ее переубедить.

Он спустил вниз бретельки ее ночной рубашки, и она упала к ногам Фэнси. При виде ее красоты у него перехватило дыхание. Он неторопливо провел руками вниз по ее телу – по груди, талии, бедрам. Округлые бедра, предназначенные для того, чтобы вынашивать его детей. Руки заскользили вверх по этой шелковистой коже. Большими пальцами он начал дразнить ее соски, и они напряглись и затвердели.

В первый раз в жизни Фэнси ощущала мужские руки на своем теле, и ей это нравилось. Ей нравились сила и нежность его ладоней, скользивших по ее коже, наслаждавшихся ее шелковистостью. Когда Степан начал ласкать ее соски, Фен-си прерывисто задышала, а в потаенном местечке у нее между ног запульсировало.

– Раздень меня, – прошептал Степан.

– Ты хочешь, чтобы я?..

Степан услышал изумление в ее голосе.

– Спусти вниз мои бриджи и прикоснись ко мне.

– Где я должна к тебе прикоснуться? – шепнула Фэнси, начиная паниковать.

Степан не обратил внимания на ее тревогу.

– Там, где захочешь.

Фэнси взялась за пояс бриджей и потянула их вниз. Они упали к его ногам. Не прикасаясь к его достоинству, она провела кончиками пальцев по груди Степана, ощутив силу его мускулов. Прижавшись к нему, она потерлась грудью о густые черные волосы.

– Как приятно, – шепнула она. – Твои волосы щекочут мои соски.

– Почему ты не прикоснулась ко мне ниже пояса?

– Боюсь…

Князь не улыбнулся по поводу ее опасений. Он просто протянул ей руку.

– Пойдем в постель, и я исцелю твои страхи.

Фэнси заколебалась.

– Доверься мне, принцесса.

Фэнси вложила свою руку в его ладонь. Степан сомкнул пальцы и повлек девушку к постели.

Они лежали лицом друг к другу, прижимаясь телами. Фэнси обняла князя за шею; он ласкал ее изящную спину и округлые ягодицы.

Степан повернул Фэнси на спину и всмотрелся в ее лицо. Склонив голову, он начал дразнить языком ее губы и целовать уголки рта.

– Прекрасная певчая птичка, – пробормотал он.

Невесомыми поцелуями он покрывал ее щеки, виски, веки. Скользнув ниже, провел языком по хрупкой шее и услышал, как она мурлычет от удовольствия.

– И это еще не все, моя принцесса.

Степан поцеловал каждую ее грудь, потом сомкнул губы на одном соске, теребя пальцами другой, то и дело проводя большим пальцем по самому его кончику.

Обжигающее ощущение пронзило Фэнси от напрягшихся сосков к сокровенному бутончику страсти. Она прижала голову князя к груди и выгнулась под его губами.

– У тебя очень чувствительная грудь. – Сказав это, Степан провел рукой по ее трепещущему животу, а потом одним пальцем по увлажнившейся расщелине.

Фэнси ахнула – ощущение было совершенно новым и очень возбуждающим. Она и представить себе не могла такую восхитительную пытку.

Степан осторожно ввел палец внутрь, прошептав:

– Не спеши, принцесса.

Фэнси шевельнула бедрами, приспосабливаясь к движению его пальца.

Степан снова прильнул к ее губам, изливая в этом страстном поцелуе всю свою любовь.

– Сделать тебя моей, принцесса?

– Пожалуйста… – Ее шепот молил об этом, говорил, что она умрет без этого.

Степан раздвинул ее стройные ножки и встал между ними на колени. Приподняв ее ягодицы, он направил свое естество к ее сокровенному месту и ввел свое древко в это влажное тепло.

Почувствовав, что Фэнси напряглась, Степан замер и дал ей возможность привыкнуть к новому ощущению. Потом продвинулся еще чуть-чуть.

– Я люблю тебя, – прошептала Фэнси.

И тогда Степан нежно вошел в нее, преодолев покров девственности. Фэнси потрясенно ахнула, но вскоре успокоилась и приподняла бедра в безмолвном приглашении.

И тогда сильными толчками Степан превратил ее страсть в неистовое пламя. Она встречала эти толчки, крепко вцепившись в него, пока он усердно объезжал ее.

– Глубже, – задыхаясь, молила Фэнси.

– Вот так? – Два тела сливались в одно, толчки Степана становились все сильнее и резче. – И так?

Блаженство накрыло Фэнси неожиданно. Пульсирующие волны невероятного наслаждения захлестнули ее, и она закричала.

Толчки Степана делались все короче, быстрее, настойчивее. Вдруг он содрогнулся и излил в нее свое семя. Его стон наслаждения слился с криком Фэнси.

45
{"b":"103167","o":1}