ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, Габриэль Фламбо вряд ли покоилась в мире, и Фэнси не хотела страдать от такой же судьбы.

– Сестры, вы только посмотрите!

Фэнси и Белл обернулись. К ним через садик спешила Блейз, сжимая в руках газету.

– Тут пишут о тебе! – Белл протянула им номер «Таймс».

«ОЧАРОВАНИЕ ЛОНДОНА» – так звучало название рецензии, набранное жирным черным шрифтом. Репортер написал целую статью про дебют Фэнси Фламбо.

Мисс Фэнси[8] Фламбо затмила всех, даже примадонну, во время своего дебюта в Королевском оперном театре. Бог благословил ее дивным голосом, и маленькая певица продемонстрировала невероятный талант и многогранность, без малейших усилий переходя из одного музыкального звукоряда в другой. Ее высокие ноты и превосходный диапазон просто ошеломили всех, а сила чувств потрясла зрителей. Вряд ли в театре осталась хоть одна пара неувлажнившихся глаз.

Дочь эмигрантки из Франции и, как утверждают слухи, хорошо известного английского аристократа, мисс Фламбо завоевала сердца лондонской элиты, что подтверждается случившимся после представления. Джентльмены выстроили свои кареты по обеим сторонам Боу-стрит в надежде, что им окажут честь и они смогут сопроводить дебютантку домой. Однако некий русский князь, один из самых завидных женихов высшего общества, разочаровал всех, выйдя из театра с очаровательной певицей, державшей его под руку.

Ваш репортер будет и дальше следить за развитием этой связи, дожидаясь новостей.

Фэнси уставилась на заметку, возмущенная наглостью репортера. Как смеет этот человек писать о ее личной жизни? Она ожидала рецензии на свое выступление, а не домыслов о своей личной жизни. Неужели газеты писали сплетни о любовной связи ее матери и отца? Как ее мать справлялась с назойливой публикой? Может, именно поэтому она и ушла из театра? Неужели и она, Фэнси, обречена идти по той же дорожке?

Но ведь не все оперные певицы становились любовницами, и Пэтрис Таннер – хороший тому пример. Эта женщина четырежды была замужем и похоронила трех мужей.

– Ты выглядишь не слишком довольной, – заметила Белл.

– Стать поводом для сплетен не самая приятная перспектива.

– Фэнси!

Ну что еще? Фэнси обернулась к дому, где стояла ее младшая сестра.

Рейвен поманила ее:

– Тебя ждет посыльный от князя.

В холле стоял мужчина средних лет, одетый в ливрею лакея. Он протянул Фэнси длинный тонкий сверток.

– Подарок от его светлости князя Степана Казанова.

Фэнси взглянула на сверток, а потом на посыльного.

– Спасибо, мистер?..

Лакей сильно удивился.

– Милтон.

– Ты что, не хочешь взглянуть на подарок? – спросила Белл, как только посыльный ушел.

Фэнси развязала ленточку и развернула сверток. Внутри лежала единственная белая роза и записка.

– «Ваши прекрасные глаза посрамили бы и мои персидские фиалки», – вслух прочитала она.

Все шесть сестер вздохнули. Одна из них сказала:

– Как романтично! Как в сказке.

– Сказки не сбываются. – Фэнси возвела глаза к небу, но, несмотря на весь свой скептицизм, не выдержала и поднесла розу к лицу, вдыхая ее чувственный аромат.

Этот русский – романтик. Или распутник, знающий, как убедить женщину лечь с ним в постель. Только аристократ может позволить себе купить розу в это время года.

Ее губы тронула едва заметная улыбка. Романтик или распутник? Его поведение сегодня вечером покажет, кто он такой.

Тут Фэнси обратила внимание на довольные улыбки сестер. Ничего, она отлично знает, как их стереть.

– Кто из вас подержит мне мишень? – В дверь постучали, избавив девушек от необходимости отвечать. – И нечего радоваться, что вам помешали.

Фэнси рывком распахнула дверь с твердым намерением прогнать незваного гостя и ахнула от неожиданности, увидев на пороге князя. При ярком дневном свете его поразительная привлекательность не исчезла, скорее, наоборот, сделалась еще совершеннее. Да, положение непростое.

Князь Степан улыбнулся:

– Кажется, вы удивлены?

Он застал Фэнси врасплох, и она чувствовала себя безмозглой курицей, но решила скрыть свою неуверенность за сарказмом:

– Разве вы не должны сейчас быть где-нибудь в другом месте, придумывая свои возмутительные комплименты?

– Своей красотой вы лишили меня возможности сосредоточиться на творчестве. – Степан подмигнул ей. – Вы пригласите меня в дом?

Фэнси замялась. Разум и сердце боролись друг с другом. Пригласить дьявола в дом? Или прогнать его прочь? Битву выиграло сердце, и девушка отступила в сторону, давая князю возможность войти.

– Нет, Паддлз!

Мастиф прыгнул на князя, пригвоздил его к двери, как и прошлым вечером, и начал слюняво вылизывать благородные щеки.

– Сидеть. – Степан посмотрел на певицу. – Вам не помешало бы подражать гостеприимству вашего любимца.

Фэнси вспыхнула, не сумев найти подходящего ответа, услышала, как хихикают сестры, и покраснела еще гуще. Она открыла было рот, собираясь разогнать сестер, но князь ее опередил.

– Я хочу пригласить вас всех в воскресенье на пикник, – сказал Степан.

Фэнси попыталась отказаться:

– Мы просто не можем…

– Воскресный пикник – это замечательно! – воскликнула Блисс.

Фэнси кинула на сестер предостерегающий взгляд, но, к ее возмущению, они не обратили на это внимания.

– А Паддлз приглашен? – спросила Блейз. Степан потрепал пса по голове.

– А как же. Он поедет с нами, а я позабочусь о еде и транспорте.

– Только вряд ли мы все поместимся в вашу карету, – усомнилась Рейвен.

– Верно, – согласилась Фэнси. – И поэтому мы не можем…

– У меня не одна карета, – прервал ее Степан, не желая слушать возражения. – Если хотите, каждая может поехать в отдельной. И даже Паддлз.

– Полагаю, двух карет вполне достаточно, ваша светлость. – Фэнси казалось, что ее загнали в ловушку. Неужели мама чувствовала себя так же? Во всяком случае, их много, а значит, она в безопасности, и князь рядом с сестрами будет изображать из себя джентльмена.

– Проводи его светлость в гостиную, – предложила Белл.

Фэнси смотрела, как ее сестры не спеша уходят в сторону кухни. Она заставила себя улыбнуться князю и показала на гостиную. Господи, как неловко она себя чувствует. До сих пор ей не приходилось разговаривать с мужчинами, кроме Алекса, конечно. Если сейчас она поговорит на все известные ей темы, о чем они будут беседовать за ужином?

– Садитесь, пожалуйста.

– Сначала вы, мадемуазель.

Фэнси села на диван и тут же поняла, что совершила ошибку, потому что князь сел рядом. Нужно запомнить на будущее.

– Вы уже видели «Таймс»? – спросил Степан. Фэнси кивнула.

– Успех не сделал вас счастливой?

– Я бы радовалась успеху, – сказала она, – если бы репортер воздержался от замечаний о моей личной жизни. Какое он имел право?

Степан вытянул длинные ноги, словно это был его собственный диван.

– Ах, такова высокая цена славы. Ее, если хотите, издержки.

Фэнси подняла на него глаза:

– Вы, наверное, смеетесь надо мной?

– Ни в коем случае!

Ее взгляд скользнул от темных глаз к чувственным губам.

– Не может быть, чтобы вам нравились такие заметки в газетах.

– Я научился не обращать внимания на вмешательство прессы в мою личную жизнь, – пожал плечами Степан. – Кроме того, репортер оказал мне услугу, отметив, что вы – моя. Теперь другие джентльмены не посмеют вас беспокоить.

– Я принадлежу себе, а не вам! – вспыхнула Фэнси. Она женщина, а не чья-то собственность. – Должно быть, вы слишком высокого мнения о себе, если считаете, что никакой другой джентльмен не сможет мной увлечься.

– Соревнование меня не волнует. – Степан сверкнул своей мальчишеской улыбкой. – Зачем пить воду, если можно смаковать самое лучшее шампанское?

Этот князь скоро лопнет от самомнения. Уводя разговор в сторону от личных тем, Фэнси сказала:

вернуться

8

Fancy – очарование, любовь (англ.).

7
{"b":"103167","o":1}