ЛитМир - Электронная Библиотека

За что ее убили?

Какова бы ни была причина, это не имело ничего общего с навязчивой идеей матери по поводу ее самой. В Лос-Анджелесе подобные происшествия имели место и раньше, это большая территория, очень большая, и, увы, здесь порой случались неприятные вещи.

Она подъехала к портику старого дома. Здание кирпичной кладки стояло на высокой каменистой скале, что придавало особняку некоторую таинственность. Когда опускался туман, казалось, что он плывет над землей. Дженнифер любила этот дом. С третьего этажа открывался изумительный вид.

Выйдя из своей маленькой «мазды», Даг восхищенно присвистнул.

– Вблизи он смотрится еще лучше.

– Дом как дом, – сказала Дженнифер.

– Но это не просто дом, а скорее ранчо, тянущееся на добрую милю, – заметил Даг.

– Не думаю. Красивый, может, даже чересчур роскошный особняк, и все.

Она направилась к центральным дверям. И только ступила на порог, как двери предупредительно распахнулись. Эдгар спешил навстречу. Он уже знал, что они прибыли.

– Добрый вечер, мисс Дженнифер.

Она не раз пыталась объяснить ему, что она просто Дженнифер, никакая не мисс. Но безуспешно.

– Хэлло, Эдгар! Как дела?

Вопрос явно подразумевал: «Как чувствует себя моя мать?», и Эдгар знал это.

– Неплохо. Мистер Маркем уже здесь.

– Полет прошел успешно, и ему даже удалось ускользнуть от поклонников, которые набросились на него в аэропорту, да? – спросил Даг, выходя из-за спины Дженнифер.

– Добрый вечер, сэр, – приветствовал Эдгар гостя. – Да, он избавился от них довольно быстро. Мистер Маркем в кабинете, читает до обеда. А ваша матушка, мисс Дженнифер, отдыхает у себя.

– Спасибо, Эдгар. Даг останется у нас на уик-энд. Где мы его разместим?

– Что-нибудь вроде президентских апартаментов, пожалуйста. На меньшее не согласен, – пошутил Даг.

– Что до меня, то я подумываю о подвале, – сострила Джен, стуча каблуком по полу.

Даг фыркнул, сморщив нос.

– Мне кажется, у нас есть прекрасная комната наверху, и она свободна, – сказал Эдгар. – Почему бы вам не пройти в кабинет и не выпить по коктейлю перед обедом? Я отнесу вещи мистера Хенсона в его комнату.

– Спасибо, Эдгар.

Дворецкий подхватил сумку Дага.

– Пройдем в кабинет? – шепнул Даг на ухо Дженнифер.

– Хочешь посмотреть дом?

– Позднее, хочу поскорее увидеть этого загадочного принца.

– Отлично. Почему бы и нет, в самом деле? Я познакомлю вас, а потом пойду к маме.

– Так ты собираешься оставить меня с ним, а сама сбежишь?

– Вовсе не собираюсь. Просто я беспокоюсь о маме, слишком много волнений для нее.

– А может, это ты чересчур взволнована?

– Ты думаешь, что я излишне деспотична? – спросила Джен.

– Нет, умница, – улыбнулся Даг, взяв ее руки в свои, – я знаю, что ты заботливая.

Она чмокнула его в щеку.

– Спасибо.

– Ну а теперь вперед, посмотрим на этого монстра.

Она повела его через вестибюль и просторный холл, красиво отделанный резными деревянными карнизами и панелями. На высоких светлых стенах великолепно смотрелись шпаги, старинные доспехи и разнообразные произведения искусства. Большинство из них принадлежало Эбби, а что касается отделки дома, то все было сделано еще в эпоху Дэвида Грейнджера, известного английского актера и страстного любителя-иллюзиониста. Вскоре после того как он построил фантастический особняк на скале, Грейнджер увлекся оккультными науками, преклоняясь перед знаменитым представителем этого жанра Гарри Гудини. На его частых вечеринках жизнь зачастую контактировала со смертью, что привело к скандальной славе, так как некоторые из его гостей умерли именно так, как он предсказывал. И с тех пор Грейнджер-Хаус приобрел репутацию дома, где обитают призраки. Но это был красивый дом, и после смерти Грейнджера его жена, а затем и дочери оставались в нем в течение нескольких лет, прежде чем продать имение и вернуться в Англию. Дом хранил и счастливые, и печальные воспоминания. Но Эбби никогда не смущали истории о привидениях. Мертвые, говорила она Дженнифер, безопаснее живых.

Джен, впрочем, и сама не испытывала негативных чувств к дому. Дом казался ей типично английским, и этим она объясняла выбор матери при покупке мрачного имения. Они не трогали деревянную отделку, но стенам придали более светлый кремовый тон, старинные гобелены подвергли тщательной чистке, полы выскоблили и отполировали, и старый особняк вновь обрел былое великолепие. Каменистые скалы и заборы, не говоря о ее собаке Леди, охраняли обитателей дома и держали прохожих на почтительном расстоянии. Леди, ирландский волкодав, не принадлежала к числу сторожевых собак, таких как доберман, немецкая овчарка, ротвейлер или питбуль, но ее внушительные размеры производили впечатление. И благодаря ее привычке выть на луну она стала известна на всю округу, поддерживая существующую теорию, что она охраняет Грейнджер-Хаус.

– Дженнифер! – Девушка вздрогнула. Кому принадлежит этот странный сдавленный шепот? И тут же почувствовала собственную глупость. Разумеется, это Даг, кто же еще.

– Эта дверь в кабинет? – спросил он все тем же таинственным голосом персонажа из диснеевской мультяшки.

Джен обернулась.

– Хватит дурить, Даг. Господи, отдохни хоть сейчас! Собираешься озвучивать Диснея? А что, ты бы очень подошел для «Дома с привидениями».

– Так эта дверь в кабинет или нет? Смелее, Джен.

– Очень смешно, Даг, – насупилась она.

– Я умираю от любопытства.

– Ты забыл, что это погубило кошку?

– Дудки, я не умру, пока его не увижу.

Дженнифер взялась за ручку двери.

Он здесь. Чудесно. Сидит в кресле, уткнувшись в книгу. Услышав скрип двери, Конар поднял глаза и встал.

Встал. О нет. Он возвысился! Высоченный, загорелый, потрясающий! Казалось, он заполнил собой всю комнату. Сердце застучало быстро-быстро. «Успокойся, дурочка, – говорила она себе, – он ничего тебе не сделает. Улыбайся. Будь милой».

Даг, тихонько насвистывая, последовал за ней, наклонился и шепнул ей на ухо:

– Он в жизни даже лучше, чем в кино.

Она толкнула его локтем.

– Конар! – «Улыбайся, улыбайся!» Она улыбнулась.

– Дженнифер? Рад тебя видеть.

Всего несколько слов, но что за голос! Низкий, выразительный… И двинулся к ней навстречу. Естественно, она тоже шагнула к нему.

– Я… я тоже страшно рада. – Если бы это было на озвучении, им бы сказали: «Дальше!» Да, кажется, у нее все получилось. – Очень приятно видеть тебя.

Конар Маркем, пять футов три дюйма ростом, отличался атлетическим сложением. Густая темная шевелюра обрамляла загорелое лицо, подчеркивая прозрачные серебристо-серые глаза, которые смотрели не просто внимательно, а скорее пронзительно. Лицо словно слеплено по классическим образцам. Но наверное, все же не правильность черт придавала ему особую привлекательность. Глядя на него, вы сразу ощущали его силу, которой он не замечал.

Он обнял Джен, как брат мог бы обнять сестру. И несмотря на тревожность момента, она нашла его прикосновение приятным. И даже успела ощутить свежий запах его туалетной воды и почувствовать силу рук. Она так переволновалась и устала, что внезапно ей до смешного захотелось уткнуться лицом в его широкую грудь и сказать ему: «Иди, действуй, посмотрим, насколько лучше, чем я, ты сможешь лечить мою мать».

Он отодвинулся, изучая ее. Его руки все еще сжимали ее плечи. Джен стало неловко, и появилось желание оттолкнуть его. Напряжение вернулось. Сверкнуло несколько молний. Посыпались искры. Лучше держаться от него подальше.

– Чудесно выглядишь, Дженнифер, – наконец произнес он.

– Спасибо, ты тоже.

Она высвободилась из его рук со всей грацией, на которую была способна. Он все еще замечает, как она выглядит? Надо же… Скорее всего не мог придумать ничего менее банального.

– Дженнифер. – Его тон стал серьезен, лоб прорезала тонкая морщинка. Он, наверное, собирался объяснить, что же привело его сюда, и обсудить, как они будут жить дальше.

12
{"b":"103169","o":1}