ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но она действительно теряет рассудок?

– Не знаю, – сказал Эдгар, и это прозвучало, как стон. – Не знаю, что вам сказать. Вы сами должны ее увидеть.

Конар впал в задумчивость.

– Странно, она всегда была веселой женщиной. Лекарства, случается, воздействуют на людей, но она выглядела совершенно здоровой, когда в прошлом году вы приезжали в Нью-Йорк.

– Изменения происходят постоянно, – тихо произнес Эдгар.

– И вы думаете, что причина в этом доме?

– В доме?

– Ну да, всем известна его репутация.

– Эбби любит Грейнджер-Хаус.

– Я знаю.

– Дом не может сам по себе источать зло.

– Я и не говорил ничего подобного. Думаю, это превосходный, исключительно красивый дом, но, к сожалению, его история немножко печальна.

– При чем тут дом? – не выдержал Эдгар, вкладывая в слова больше страсти, чем за весь период разговора. – Я живу в нем и работаю на Эбби уже не один год!

– Я сам обожаю это место, – заверил Конар.

Но казалось, его заверений недостаточно.

– Разумеется, с людьми порой случаются странные, нехорошие вещи, но при чем тут дом?

– Конечно, ни при чем.

Эдгар повернулся к нему с изменившимся выражением лица.

– А вот в людях, мистер Маркем, в них может быть сколько угодно зла! Люди подчас очень жестоки, сэр.

Глава 2

– Итак, я могу считать, что меня пригласили?

Стоило Дженнифер переодеться, а вернее, раздеться, оставив на себе лишь тончайшее эластичное трико, имитирующее нагое тело, и устроиться на постели рядом с Энди Ларкином, как он засыпал ее градом вопросов. В этом телевизионном сериале он выступал не только в качестве продюсера, но еще и играл роль главного виновника всех бед, этакого жеребца Дейла Донована. Они готовились к очередному дублю.

Она вздохнула, покачав головой.

– Джен, ты смотришь на меня с таким отвращением, – дразнил ее Энди, – а ведь мы должны изображать убийственную страсть.

– Энди, это уже выходит за рамки, и пошел ты к черту, лучше последи за своими руками.

– Это ты отодвинулась, не я. Ты не ответила, меня пригласили, да? Послушай, я ведь не просто невероятно представительный мужчина, который является твоим партнером по фильму, я один из двух продюсеров, между прочим. Человек, который нужен тебе, мужчина, на которого ты хочешь произвести впечатление.

– О Господи, Энди, если ты так настаиваешь, то, конечно, ты приглашен.

– Благодарю. Это так великодушно!

– Энди, мне очень нравится моя роль. Но если я не произвела на тебя впечатление до сих пор, то чего же ждать дальше?

– Ты хочешь сказать, что ты прекрасная актриса и у тебя куча приглашений, а я, мол, могу катиться ко всем чертям?

– Нет, я с удовольствием продолжу работу над этим «мылом»! Мне это действительно доставляет удовольствие.

– Рад слышать. – Он усмехнулся, затем продолжил: – И разумеется, эта постельная сцена – просто часть сюжета…

– Слава Богу. Я и не думала, что тебе нужен секс, дело в приглашении.

Он рассмеялся. Их окружали люди: режиссер, гример, постановщик, два реквизитора, три оператора, костюмер и несколько актеров, которые сидели за пределами площадки и болтали, ожидая, когда их позовут.

Тот факт, что другие могли слышать их разговор, казалось, мало заботил Энди, он вовсе не собирался за ней ухаживать. Она знала, если его и интересовал секс с кем-то из группы, то это была его бывшая жена, Серина Маккормак, играющая сестру Дженнифер – Верону, которая скоро должна была ворваться в комнату.

– Если бы ты не пригласила меня, я бы попросил Конара, – заметил Энди. – Он ведь собирается жить там, ты знаешь. Эбби настояла. Это будет и его дом тоже.

– Я думала, он просто гостит в доме моей матери, как и я сама, – пробурчала она.

– Так-так-так… я вижу, кто-то собирается показать коготки.

Она не успела ответить.

– Все готово? Пять, четыре, три… – несколько напыщенно скомандовал Джим, обозначив пальцами оставшиеся «два» и «один», – начали!

Славный парень этот Джим! С ним всегда так легко работать! Всего около тридцати, но очень хорошо знает то, что делает. Джим носил джинсы и строгие хлопковые рубашки, его песочные волосы обычно свисали на лоб, когда он смотрел в глазок камеры, оценивая кадр. «Мыло» почти всегда имело второго режиссера, но Гарри Остерли, пожилой мужчина, который преимущественно работал с ним, внезапно вышел на пенсию. И даже Энди Ларкин и Джо Пенни не смогли найти никого, кто бы смог его заменить.

– Давай, детка, – прошептал Энди прямо ей в ухо и, улыбнувшись, наклонился, изображая страстный поцелуй.

Дверь на площадку распахнулась.

Серина Маккормак, она же Верона, старшая из трех сестер Валентайн, ворвалась в комнату в сопровождении какого-то мужчины.

– О мой Бог! – воскликнула она.

Энди резко отодвинулся от Дженнифер. Присев на постели, она растерянно прикрывала грудь.

– О мой Бог! – повторила Серина. – Ты только посмотри на этих голубков! – Даже в гневе она была чертовски хороша. В свои тридцать пять она являла собой образец элегантности. Длинные ноги, правильные черты лица, рыжая грива волос и бирюзовые глаза, точь-в-точь морская вода. Мрачный мужчина, тенью следовавший за ней, не спеша двинулся вперед. Это был Джей Браден в реальной жизни и Рэнди Рок в сериале, муж Дженнифер по сценарию. Высокий, худощавый темноглазый мужчина с пепельно-русыми волосами.

Серина была прекрасная актриса. Ее игра отличалась такой естественностью, что ей удавалось оставаться правдивой в самой абсурдной ситуации. Она уже десять раз номинировалась на премию «Эмми» и две награды получила. Повернувшись к своему спутнику, она сказала:

– Не входи, это больно ранит тебя.

Джей, пораженный неверностью жены, принял свирепый вид. Пульс на его шее драматично отстукивал дробь. Это был один из его уникальных трюков.

– Ну уж нет, позволь мне войти, Верона! – сказал он, пытаясь оттолкнуть ее и приблизиться к паре в постели. – Я убью тебя! – грозно прорычал он, глядя на Дженнифер. – Я убью тебя, шлюха…

– Поаккуратнее, парень! Не ты ли обманывал свою жену с ее собственной сестрой? – возразил Энди, стараясь защитить Натали, героиню Дженнифер.

– И тебя я тоже убью, – прошипел Джей, повернувшись к Энди. – Если бы я захватил пистолет, вы оба уже были бы мертвы! – Он подошел к Дженнифер. – Но ты, моя дорогая, сейчас же отправишься домой… со мной.

– Прекрати, прекрати, слышишь, – закричала Дженнифер, забираясь поглубже в постель.

– Оставь ее! – крикнул Энди, пытаясь вцепиться в шею Джея.

– Прекратите вы, оба! – закричала Серина, бросаясь между мужчинами.

– Ну что, довольна? Разве ты не этого добивалась, Верона? – обратилась Дженнифер к своей сестре по фильму. – Рэнди, оставь меня. Между нами все кончено, я ничего…

Сорвав с нее одеяло, он пытался стащить ее с постели, но она отчаянно сопротивлялась.

– Не сегодня, до конца еще далеко, – бормотал он, таща ее за собой к выходу.

– Ах ты, дрянь! – набросился Энди на Серину. – Ты нарочно это подстроила.

– Может быть, – усмехнулась та.

– Он убьет ее! Он убьет ее! – причитал Энди, качая головой. Глазок камеры следовал за ним, пока он вставал с постели и тянулся к своим штанам. Надевая их, он не сводил глаз с Серины.

– Может быть, – повторила она.

– Хорошо бы ему хватило ума прикончить и тебя, – буркнул Энди.

Она повернулась, чтобы уйти.

– О нет, – сказал он, загораживая ей дорогу. – О нет, моя сладкая. Ты хотела испортить мне вечер? Тогда тебе придется вспомнить, что ты моя жена.

Он силой притянул ее к себе.

– Стоп! – воскликнул Джим Новак. – Снято. Прекрасный дубль. Целую вас всех. Всего один дубль, но просто великолепный. Желаю приятно провести уик-энд. Кстати, Джен, я приглашен к тебе на вечеринку?

Дженнифер неловко поправляла бретельки своего слишком откровенного одеяния.

Все взгляды устремились на нее.

5
{"b":"103169","o":1}