ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, они думают, что действует один и тот же преступник?

– Да, и мы уже написали предостережения молодым женщинам, особенно актрисам.

– Значит, дело не только в обеспокоенности Эбби. Сейчас такое время, когда Дженнифер следует быть очень осторожной и не встречаться ни с кем вне дома, да еще и вечером.

– Хм-м, – задумчиво протянул Лайам. – Вчера мне позвонила одна женщина.

– Позволь мне угадать. Лайла Гонсалес?

– Да. Откуда ты знаешь?

– Потому что вчера она звонила Дженнифер, и именно с ней Дженнифер встречалась как раз перед тем, как на нее напал тот бродяга.

– Лайла Гонсалес дала мне список подозреваемых.

– И я тоже там?

– Номер одни.

– Но какой у меня мотив, она как-то объясняет?

– Нет, просто у тебя была интимная связь с жертвами.

Конар покачал головой:

– Я знал Триш Уайлдвуд, но не спал с ней.

– Лайла думает иначе.

– Мне плевать, что она думает, но этого не было.

– Послушай, я вовсе не считаю, что ты виновен.

– Тогда что еще? Ты откопал какие-то схожие преступления в прошлом?

Лайам не спешил, аккуратно подбирая слова.

– Мы предполагаем, что, возможно, кто-то имитирует убийства из фильмов Хичкока.

– Бренда – сцена в душе. «Психо». Триш – «Исступление». Задушена галстуком.

– Да, примерно два года назад убили студента колледжа. Молодой человек, о котором были исключительно положительные отзывы – хорошие друзья, отсутствие врагов, никаких наркотиков. Так вот, его труп обнаружили в сундуке в пустой квартире заброшенного дома.

– Это «Веревка». Джимми Стюарт.

– Возможно, тут все-таки нет связи, – расстроенно произнес Лайам. – В конце концов, если сильно захотеть, сходство можно усмотреть во всем.

– Поэтому вы все еще не остановились ни на чем конкретном.

– Плохо или хорошо, согласно нашим предварительным выводам получается так, что убийца действительно из числа шоуменов. Он стремится к тому, чтобы дело его рук было обнаружено, увидено, оценено – вызвало аплодисменты, как некий акт творчества, если хочешь. Исходя из этого, возможно, он считает, что не получил должного признания.

– И это означает…

– Что он может начать действовать менее осторожно.

– И более безжалостно? – предположил Конар.

– Абсолютно верно.

– Не пора ли мне вернуться на площадку?

– Может быть. Номер два в списке Лайлы Гонсалес…

– Джо Пенни?

– Нет. Хью Таненбаум. А Джо Пенни – третий. Но Энди Ларкин там тоже присутствует, как, впрочем, и Джим Новак. Я думаю, она уверена, что может с успехом указать на каждого. Ей что, отказали в работе?

– Не знаю. Я ведь сам недавно подключился.

– И тем не менее получил сразу очень неплохие деньги. Неудивительно, что она настроена против тебя. Угадай, кого еще она упомянула?

– Не меня. Я ведь первый в списке.

– Нет, не тебя. Далее следует Даг Хенсон.

– Но Дага не интересуют женщины.

– А кто сказал, что они интересуют преступника? – спросил Лайам.

Дженнифер и Энди уже несколько раз репетировали сцену ссоры. Они были на площадке одни, пока не появились Джим и операторы.

Энди выглядел так, словно его только что пропустили через мясорубку. Он изо всех сил старался вести себя нормально, но каждый раз, как упоминали его имя, вздрагивал.

– Энди, что с тобой происходит? Почему ты так странно ведешь себя? – спросила Дженнифер. Она недоумевала, его просто не узнать! Он всегда был так в себе уверен.

– Может быть, мне следует рассказать тебе, Дженнифер? Одному Богу известно, как мне нужно с кем-то поделиться. Я все думаю, не пойти ли мне в полицию? Но этот сериал – все для меня…

– Энди, я ничего не понимаю.

– Там всюду была кровь.

– Где кровь, Энди?

– А на кровати лежало тело. Он спал с этой девушкой, а потом зарезал ее. Эти ребята всегда так делают, а потом снимают про это кино…

– Кто, Энди? О ком ты говоришь?

Он серьезно взглянул на нее.

– Дженнифер, мы должны быть очень осторожны. Очень осторожны. Опасно знать слишком много, ты не думаешь? Но что бы ты сказала… Словом, я думаю… убийство двух актрис – дело рук кого-то из нашего окружения.

– Энди, я бы сказала, что ты должен сообщить мне, кто это. И нужно все рассказать в полиции. Сказать им, кого именно ты подозреваешь.

– Тихо на площадке! – крикнул Джим. – Энди… Дженнифер? Вы готовы? Камера! Свет! Поехали…

Они начали сцену. Несмотря на то что Энди чувствовал себя не лучшим образом, ему никак нельзя было отказать в профессионализме. Он не сбился ни разу.

– Снято! – воскликнул Джим Новак. – Мы можем двигаться дальше. Энди, ты свободен.

Помахав Джиму, Энди направился к выходу. Дженнифер хотела пойти следом за ним, но Джим остановил ее:

– Дженнифер, ты куда? Ты мне нужна. Быстренько переходим к сцене в спальне, – командовал он. – Реквизит готов, сейчас ты дома одна и достаешь из сумки тест на беременность. Поняла? Все так, как мы репетировали. Мы начнем прямо отсюда.

– Джим, подожди минутку, – попросила она. – Мне нужно поговорить с Энди.

– Поговоришь позже, давай, Джен, мы не можем нарушать ритм.

Она послушно пошла на свое место в спальне, ощутила на лице свет, почувствовала, как двинулась следом камера, услышала голос Джима:

– Дубль первый… начали!

В тот день снимали сцену страстного объяснения между героями Конара и Дженнифер. Та, где героиня Дженнифер узнает, что она беременна, уже была снята раньше. В кино такая чехарда случается часто, но даже «мыльная опера» не в состоянии изменить естественный ход вещей. Дети могут появляться на свет хоть каждый день, но для этого родители должны иметь интимные отношения.

Дженнифер просматривала текст. В сценарии было написано, что она швыряет в де Виля что попадется под руку, пока он не затащит ее в постель.

Недаром Дженнифер слыла хорошей актрисой. А в этот день она превзошла самое себя. Весь тот яд, всю ту тихую ярость, что вызывал в ней Конар, она вложила в голос своей героини.

Ворвавшись в коттедж де Вилей, где он предполагал встретиться с другой возлюбленной, Дженнифер – Натали вошла в сцену, прихватив со стола бутылку с вином, она была слегка навеселе. Натали Валентайн немедленно начала обвинять де Виля в попытках соблазнить ее сестру и с жаром кричала ему, что он не имел права приезжать и врываться в их жизнь. Он вернулся в долину, чтобы манипулировать ими и лишить обеих покоя. Он намеревался завести роман с ее сестрой! И тогда она напомнила ему, что он точно так же клялся в любви ей, любил ее страстно и безответно… – и, не в силах больше говорить, запустила в него бутылкой.

Почти рядом.

Но мимо.

Следом полетела книга.

И угодила ему прямо в грудь.

Он схватил ее, то есть Натали, как и требовалось по сценарию, ясно было, что он сильнее. И не вызывало сомнений, что он сделал это защищаясь. Он швырнул ее на постель, и, как и требовалось, она подчинилась. Далее ей следовало почти лишиться сознания, борясь с его поцелуями, и она почти лишилась. Потом она сдалась окончательно, ощутив на себе тяжесть его тела, и на этом сцена заканчивалась, но Джим опять забыл сказать «стоп». Когда он наконец опомнился, в павильоне стояла мертвая тишина, а потом разразился гром рукоплесканий. Аплодировали костюмеры, осветители, ассистенты – словом, все, кто присутствовал на съемке. Джим подлетел к ним.

– Черт возьми, мы поднимем наш рейтинг! Вы двое погорячее, чем июль на экваторе, – захлебываясь от счастья, говорил он. – Я потрясен. Нет слов. Дождаться не могу, как бы поскорее увидеть это на экране.

Погорячее, чем на экваторе. Надо же!

Конар опустил глаза на Джен, скрипнул зубами, желваки заиграли. Она тоже взглянула на него, обдав ледяным холодом. А он в который раз подумал – до чего же красивая женщина.

Совершенство во всем. Да, он видел это и прежде. А сейчас наслаждался нюансами – звуком ее голоса, ее неуловимой улыбкой. Ее преданностью Эбби. И тому, как крепко она стояла на земле. Да, конечно, он любил ее, хотел ее. Но чем больше он любил ее, тем больше она выказывала свое отчуждение… как сейчас. Он снова читал в ее глазах холодное подозрение.

52
{"b":"103169","o":1}