ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конар! – позвала она.

– Что? Я ничего не могу найти.

– И не найдешь. Кто бы тут ни был, он ушел еще до того, как ты зажег свет. Пойдем отсюда, мне нужно успеть в госпиталь.

– Я пригласил Лайама заехать попозже и обязательно расскажу ему, что произошло.

Ну что же, ей тоже есть что рассказать детективу Мерфи. Она едет с Дагом. Конар – следом за ними.

Когда они вошли в палату Эбби, она не спала и выглядела замечательно. Просто вся светилась. Дрю Паркер сидел около ее кровати. Они тихо о чем-то беседовали. Дрю серьезно взглянул на Дженнифер и затем задумчиво на Конара.

«Поищите потайную лестницу», – предупреждал он Дженнифер.

Дрю встал.

– Я позволю вам троим поговорить с Эбби, но только несколько минут, – сказал он. – Скоро принесут ее снотворное.

Эбби улыбнулась, поймав беспокойный взгляд Дженнифер.

– Я здесь по-настоящему отдыхаю, – заверила она дочь.

– Может, стоит поменять и те лекарства, что ты принимаешь дома? – предложила Дженнифер.

– Дженни, я не собираюсь проводить всю оставшуюся жизнь, пичкая себя лекарствами и лежа в постели, – мягко заметила Эбби.

Дженнифер не ответила, глядя на ее руки.

– Ну как прошла сегодняшняя съемка? – меняя тему, поинтересовалась мать.

По какому-то негласному уговору никто из них, рассказывая о съемках, не упоминал о сцене в душе. Даг шутил, говоря о том, какие ужасы выпали на долю Натали Валентайн. Бедная девочка была беременна и никак не могла сообразить, кто же отец.

– Мы можем отснять миллион миль пленки, раскручивая только эту тему, – радостно потирая руки, произнес Даг, при этом его глаза, обращенные к Эбби, округлились, а брови изогнулись дугой.

Эбби заливалась смехом, наслаждаясь беседой.

– И что же, она теперь всегда будет беременна или только несколько недель?

– Во всяком случае, весь следующий месяц. Мы действительно немного отошли от первоначального замысла, меняя главную линию в зависимости от сезона, поэтому я точно не знаю. Но я абсолютно уверен, что это будет по-настоящему увлекательно.

– И скандально, – поддержала Эбби.

– Дай Бог, чтобы все скандалы ограничились «Долиной Валентайнов», – вздохнула Дженнифер.

Появилась медсестра, та же самая милая девушка, что и в предыдущий вечер. Дженнифер неохотно поднялась. Собираясь идти, она крепко обняла мать.

– Я так люблю тебя, мама.

– Я тоже, Дженнифер. Ты не должна выходить…

– Дженнифер носу из дома не высунет в одиночестве, – заверил ее Конар. – У нее есть я и Даг, Дрю и Эдгар. И полицейский, который все время дежурит около дома. Не говоря уже о Леди.

– И Риппер в моей комнате, – не без сарказма заключила Дженнифер.

– А что? Он рычит, как тигр, – рассмеялся Конар.

– Шутки шутками, и все же… Будьте осторожны.

– Обещаем, – сказал Даг, взяв под козырек.

Эбби покорно приняла лекарство, и медсестра проводила их из палаты.

Дженнифер снова сидела в машине с Дагом, Конар следовал сзади, а Дрю замыкал кавалькаду.

Когда они добрались до дома, Мэри уже ушла, но Эдгар давно вернулся и приступил к своим обязанностям. Он приготовил баранину, тушенную с луком и картофелем. Дивный аромат возбуждал аппетит, и все поторопились в столовую, где был накрыт стол. Еда и правда оказалась очень вкусной. За обедом они обсуждали сцену в душе, предварительно взяв слово с Дрю Паркера не выдавать повороты сюжета. Даг защищал продюсеров, а Дженнифер кипятилась, доказывая, что не следовало снимать эту сцену.

– Вы думаете, что Голливуд собирается отказаться от фильмов ужасов? – скептически усмехнулся Даг. – Ужастики, триллеры? Никогда. Так же как и мы стараемся придумать все более головокружительные ходы. Людям полезно впрыснуть чуть-чуть адреналина.

– Я думаю, мне так уж точно достаточно, – усмехнулась Дженнифер.

– Так вот почему твоя сцена снималась в закрытом павильоне и на съемку никого не пускали, – задумчиво произнес Дрю. Дженнифер вскинула брови. Он пожал плечами. – Я приезжал днем, хотел повидать тебя. Охранник у входа набросился на меня, как с цепи сорвался.

– Ты был на съемке? – насторожилась Дженнифер.

Он кивнул.

– Я боялся, что расстроил тебя утром. Хотел извиниться. Прости, если так.

Он расстроил ее? Да весь этот день все только и делали, что расстраивали ее.

Прибыл Лайам. Он с жаром начал расспрашивать Дженнифер о последнем происшествии. Она описала его, как могла. Он извинился и сказал, что ему нужно позвонить по телефону.

– Я попрошу наших ребят поехать и проверить там все.

Обед подходил к концу. Риппер послушно и тихо сидел у ног Конара. У Джен защемило сердце.

– Я не была расстроена, Дрю, – солгала она. – Извините меня. Все. Хорошо? – попросила она. – Я пойду посмотрю, как там Леди.

Она совсем забыла о полицейском, что дежурил перед домом. Едва шагнула, чтобы потрепать Леди по голове, как внезапно появился Рикардо Карильо.

– Извините! – торопливо воскликнул он.

– Нет, это вы меня извините. Мне следовало предупредить вас, – проговорила она, почесывая голову Леди. Рикардо смотрел мимо нее. Она оглянулась и увидела, что все мужчины вышли следом за ней: Конар, Даг, Лайам, Дрю и Эдгар.

И Риппер.

– Кажется, мне лучше вернуться. Приласкайте Леди за меня, когда будет минутка, хорошо? – попросила она Рикардо.

Он ответил белозубой улыбкой.

– Конечно. Спокойной ночи. – И погромче добавил: – Спокойной ночи, мистер Маркем. Спокойной ночи, джентльмены.

Все возвратились в дом.

Дрю предложил сыграть в «Монополию», что вызвало общее оживление. Даже Эдгар согласился принять участие.

В полночь Даг обошел всех игроков, безжалостно оставив их без денег. Дженнифер поняла, что устала.

– Я сдаюсь!

– Ты не можешь так закончить. Ты должна дать мне возможность разбить вас в пух и прах, – протестовал Даг.

– Все равно я уже ничего не соображаю и иду к себе.

Ни Конар, ни Лайам, ни Дрю, ни даже Эдгар, казалось, не готовы были последовать ее примеру. Конар не оторвал глаз от доски и только буркнул:

– Возьми с собой Риппера.

Она переминалась с ноги на ногу, втайне надеясь, что он пойдет за ней.

Но, поняв, что ее надеждам не суждено осуществиться, закусила губу и взяла собачку на руки. Рип тут же лизнул ее пальцы, с обожанием заглядывая в глаза.

– Спокойной ночи, – выдавила она, выходя из кабинета и направляясь к лестнице. – Знаешь, а ты вовсе не такой уж противный, – сказала она Рипперу. – Мне капельку не по себе, что Леди там одна, в своей конуре. Конечно, ее конура замечательная. Ее собачий домик имеет все, даже кондиционер, моя мама любит ее, но… Не возражай. Я разговариваю именно с тобой, маленький комочек шерсти с огромными коричневыми глазами и мокрым маленьким язычком, к кому же мне еще обратиться?

Она вошла в комнату, заглянула в гардеробную и ванную и, спустив Риппера на пол, заперла дверь.

– Мы с тобой посмотрим телевизор. Может быть, это поможет нам уснуть.

Рип, соглашаясь, тявкнул.

Дженнифер решила в этот вечер обойтись без душа. Ей с лихвой хватило этого днем.

Сняв косметику и переодевшись, она включила новости. Диктор рассказывала о последнем показе высокой моды, только что прошедшем в Париже. Дженнифер переключила на другой канал, но там не было ничего интересного, только прогноз погоды. И тогда, пощелкав пультом, она остановилась на историческом канале.

Разговор шел об использовании в судебной практике энтомологии и о том, как по продолжительности жизни мух и личинок в трупе можно помочь раскрытию тайны смерти.

Брезгливо поморщившись, Дженнифер немедленно нажала кнопку. Она уже и не знала, какой канал выбрать, но ей наконец повезло. Хамфри Богарт рассказывал об Ингрид Бергман. «Касабланка». Да, с этим можно и заснуть.

Она прижала Рипа к груди и закрыла глаза.

Что-то разбудило ее посреди ночи. Сначала она не поняла, что именно. Телевизор работал совсем тихо, но ей слышались какие-то крики. Она искоса взглянула на экран. Неудивительно, фильм ужасов, который показывали по телевизору, так и назывался – «Крик».

57
{"b":"103169","o":1}