ЛитМир - Электронная Библиотека

Из официальных документов Коннор знал, что капитан Маршалл был опасным мятежником. В Огайо он организовал неудачную попытку побега, в которой принимали участие его земляки из Луизианы. Начальник тюрьмы в Сэндаски решил отделить зачинщика от его друзей; Маршалла перевели на Рок-Айленд.

Здесь у него не было друзей.

Коннор заметил, что брат ни разу не справился о благополучии сестры. Она отдавала ему свою душу, он принимал – такой была эта пара.

– Расскажи мне об Оноре, – попросил Маршалл. – И о малыше Стоунуолле. Что с моей женой и сыном?

– Они скучают по тебе. Но с ними все в порядке, – успокоила его Индия.

– Плантация уцелела? Что с бабушкой Мейбл? Есть ли вести от папы? Что с нашими сестрами? – Вопросы следовали один за другим. – Америка и ее семья по-прежнему живут на плантации? Надеюсь, Керби справляется со своими обязанностями! Что со Смитами? Что происходит в Натчезе? Выстоял ли Уайт-Пост? Нашла себе мужа Персия?

На несколько мгновений в комнате воцарилась тишина. Проигнорировав все остальные вопросы, Индия ответила на последний.

– Персия вышла замуж за Тима Гленни.

– За Тима Гленни? Я считал его твоим поклонником, – удивился брат.

– Тима? Моим поклонником? Он никогда им не был. С чего ты взял?

Она возразила брату, но Коннор, успевший узнать Индию, почувствовал, что она что-то скрывает. Почему Тим ушел к ее сестре?

Майор вдруг обнаружил, что рад этому.

Персия. Америка. Индия. Какие странные имена! Когда в разговоре прозвучало имя еще одной сестры – Китай, – Коннор с трудом сдержал смех. Должно быть, родители выбирали для своих дочерей имена, будучи «под мухой».

Однако мать Коннора также имела «географическое» имя. Майор старался не вспоминать Джорджию Морган. Никто не называл ее «миссис О'Брайен» или «матерью».

Брат и сестра Маршаллы из Луизианы пробуждали в нем любопытство. Похоже, Мэтт Маршалл был единственным братом четырех сестер. Тогда почему в документах он значится как капитан Уинстон Маршалл-старший? С таким же успехом его можно было назвать Маршаллом-младшим.

Неудивительно, что Индия предприняла такие героические усилия ради встречи с капитаном. Сестры обожают единственных братьев. Во всяком случае, Коннор наблюдал такое.

Сам Коннор не имел сестер. Но у него были любящие тети, дед и брат Берк. Что касается второго брата, то никто не знал о судьбе Джона Марка. Возможно, О'Брайены никогда больше не увидят младшего из братьев.

– Мэтт, мне надо кое-что узнать…

Индия взглянула на Коннора, она явно хотела остаться наедине с братом. Наклонившись, девушка что-то прошептала на ухо капитану.

– Ах, вот что привело тебя сюда! – Маршалл прислонился к неровной сырой стене. – А я-то думал, что ты приехала из-за меня.

Очевидно, Индия заговорила о деньгах отца. Она снова поглядела на Коннора.

– Майор О'Брайен, вы можете оставить нас вдвоем?

– Ни в коем случае, – тряхнул головой Коннор. – Это ведь тюрьма, а не дом свиданий.

– Пожалуйста.

Индия знала, что майору нравится это слово. Что страшного, если они поговорят пару минут наедине о месте, где спрятаны деньги?

– Пять минут. И ни секундой больше, – сдался О'Брайен.

Через полминуты Коннор уже пожалел о своей уступке. Кто знает, что замыслила Индия?

Глава 8

– Инди, вытащи меня отсюда, – взмолился брат, как только они остались одни.

– Я делаю все, что в моих силах.

– Ты всегда была способна сделать гораздо больше, сестренка.

Мэтт сказал правду. Индия всегда дарила ему свою любовь и преданность. Угождала ему во всем. Особенно после того, как утонул Уинни. Индия отличалась незаурядным упорством. Ради Мэтта была готова на все. Она нуждалась в его похвалах. Очень нуждалась.

Однако что она может для него сделать сейчас? Боясь услышать его ответ, она опередила его вопросом:

– Что я должна сделать?

– Помоги мне бежать.

– Я не могу. Нас обоих застрелят, прежде чем мы вырвемся из этих стен. Сент-Франсисвилл занят врагом, Мэтти. Янки не позволят тебе остаться в Плезант-Хилле…

– Ты забыла, что я всегда выигрывал, когда мы играли в прятки? Я буду скрываться до тех пор, пока наши парни не прогонят янки на север. – Капитан загремел цепью. – Неужели ты боишься?

– Дело не в трусости. Тебя могут убить прежде, чем ты доберешься до убежища.

Он не желал прислушаться к доводам сестры.

– Ты проникла сюда. И можешь вытащить меня отсюда целым и невредимым, – настаивал Мэтьюз.

– Я бы с радостью это сделала, – Индия уткнулась лицом в свои холодные дрожащие руки, – если бы это было возможным.

Она очень хотела видеть брата свободным. Он был нужен семье, и не только потому, что располагал информацией о золоте. Плантация приходила в упадок без сильной мужской руки. Но Индия проделала этот путь не для того, чтобы освободить Мэтта. Это было слишком опасным.

– Абракадабра.

Услышав произнесенное Мэттом секретное слово, девушка внимательно посмотрела ему в глаза. Когда кто-то из детей в семье Маршаллов нуждался в помощи, этого странного слова было достаточно, чтобы привлечь внимание. И получить помощь. Это слово произносили в самых крайних случаях.

Может ли она вытащить Мэтта с этого острова? Каким влиянием пользуется Индия на Рок-Айленде? Весьма незначительным, если речь идет о побеге из тюрьмы.

– Я должна разработать план твоего освобождения, – помедлив, проговорила она.

– Используй О'Брайена. Это вполне реально. Он знает, кто ты, и не поднимает шума. – В темно-синих глазах Мэтта мелькнуло отвращение. – Я видел, как этот янки пялится на тебя, хоть ты и напоминаешь его бабушку. Он хочет забраться тебе под юбку. Или уже сделал это?

Индия вздрогнула, но не потому, что представила себя с майором. Потрясение, охватившее ее, когда она увидела похожих на скелеты заключенных, до сих пор не прошло. Женщина была готова просто растерзать за это Коннора О'Брайена. Под давлением Индии майор пошел на уступки. Но ему не было никакого дела до томившихся в плену южан.

Мог ли он думать о них? Если он будет проявлять к ним милосердие, то, возможно, ему так и не доведется увеличить количество поверженных им врагов. Вперед, легкая кавалерия!

– Он уже забрался к тебе под юбку? – повторил свой вопрос Мэтт.

– А если да? – с вызовом откликнулась Индия.

– Я убью его, – подняв кулак, ответил брат.

Индия улыбнулась.

– В тебе заговорил араб, Мэтти.

Лицо Маршалла побагровело от гнева.

– Мы – не арабы. Наши предки – португальские моряки!

– Не стану спорить из-за пустяков, – миролюбиво сказала Индия.

– Вот и хорошо. Я предпочел бы поговорить о тебе. Ты – моя сестра. А с О'Брайеном я расправлюсь.

Как часто она была готова отдать все ради того, чтобы Мэтт заступился за нее!

– Скажи, где находится золото. Таким образом ты защитишь твою жену и ребенка. Да и других родственников.

Мэтт потер затекшую руку о колено, прикрытое изношенными штанами. Внимательно посмотрел на Индию.

– Ты спрашиваешь меня о деньгах. Значит, Керби умер.

– Да, – кивнула головой Индия. – Он выстрелил из пистолета в верхового янки. Это было неразумно. Северянин подкрался сзади. Пуля снесла Керби затылок. Мы похоронили его возле дедушки Мэтьюза, Франции и… остальных.

– Глупец Керби никогда не отличался благоразумием. Нельзя было на него полагаться, черт возьми! – Закрыв глаза, Мэтт простонал. – Бедная Америка. Бедный Кетфиш. Бедные мы.

– Да, бедные мы. Америка потеряла рассудок. – Индия понизила голос. – Я продала мамин фарфор – слава Богу, удалось найти покупателя – и наняла сиделку для сестры. Кетфиш старается быть мужчиной, главой семьи. Но нашему племяннику ведь только двенадцать лет, он еще слишком молод.

– Если бы только Уинни был с нами… Эти слова Мэтта словно ударили Индию.

– Наш брат давно мертв, – взяв себя в руки, сказала она.

20
{"b":"103170","o":1}