ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы правы, миссис Делия. Но рабство отнимает у человека право выбора.

– Куда мне податься? Вы хотите отвезти Делию на Север, бросить ее, свободную, в пустыне, где у нее никого нет? – Она сверкнула своими большими черными глазами. – Я не хочу ночевать в городе под ящиком. Мисс Индия продала жемчуга и бриллианты, которые ей оставила мать. Она продала их ненавистным янки, чтобы заплатить мне, вот что она сделала. А янки в прошлом году обшарили весь дом и славно поживились. Набили свои карманы.

Делия наклонилась.

– Если вы затеете что-нибудь дурное, я закричу. Мисс Индия прибежит сюда с тесаком ее бабушки.

– Не беспокойтесь, мэм, – улыбнулся майор. – Извините меня за мою ошибку. Я здесь новый человек.

– Вы – вор? Выверните карманы.

Он выполнил ее требование, и пустота карманов засвидетельствовала, что Коннор оказался на мели – поиски Индии обошлись ему недешево.

– На самом деле, миссис Делия, я жених вашей мисс Индии.

– Вы морочите мне голову.

– Вовсе нет.

– Хм. Мордашка у вас смазливая, но что вы здесь вынюхиваете, точно голодный пес?

– Я просто осматриваюсь. Извините меня, пожалуйста.

– Хм. – Женщина взяла корзинку, бросила холодный взгляд на Коннора и зашагала дальше.

Теперь Коннор все понял. Это имение выжило, потому что его обитатели научились справляться с трудностями. Индия владела этим искусством.

– Вы где застряли?

Он не мог не узнать этот голос. Коннор увидел старика и невысокую пожилую женщину. Зик Пейз постриг свою бороду, даже завил ее кончики щипцами. Настоящий денди! Он галантно согнул в локте руку, и его дама положила на нее свою кисть. Очевидно, это была бабушка Мейбл.

На ней не было ни кружев, ни юбки с кринолином. Ее костюм состоял из штанов и рубашки.

– Дорогая Мейбл, по-моему, ваша внучка вернулась домой. Это ее кавалер, майор Коннор О'Брайен из армии Союза.

– Добро пожаловать, сэр.

Коннор обрадовался, услышав ее искреннее приветствие.

Он увидел, как будет выглядеть Индия в начале следующего века. У Мейбл Мэтьюз Маршалл были резкие черты лица и синие глаза. Она являлась светлокожим прототипом своей внучки. Стареющая Индия будет радовать его глаз.

Однако тревога не оставляла Коннора. Что делать в Плезант-Хилле нищему солдату?

Индия была счастлива. Она вернулась домой! Обеспечив комфорт Антуанетте, накормив ее кашей, которую девушка проглотила с безучастным видом, Индия встретилась со своей красивой младшей сестрой.

Она рассказала Персии о своих приключениях, рассказала обо всем, о чем можно поведать за несколько минут. В основном она говорила о Конноре. Но решила не упоминать о Порт-Гудзоне – ей не хотелось омрачать этот день.

– Как хорошо, что ты снова дома. – На лице Персии, кожа которой напоминала по цвету слоновую кость, появилась чудесная улыбка. – Сейчас здесь замечательно. Ты привезла жениха, а я только что получила весточку от Тима.

– Что с ним? – спросила Индия, почти забывшая о том, что этот любитель поэзии когда-то являлся ее идеалом мужчины.

– С ним все в порядке. Но он боится, что южане проиграют эту войну.

– Что будет, то будет. Жаль, что бойня продолжается.

Индия и Персия обнялись.

Появилась Делия. Она решительно выставила сестер с кухни. Они прикатили инвалидное кресло, усадили в него Антуанетту и увезли ее на первый этаж, в комнату, находящуюся возле апартаментов, где постоянно обитала Америка. Сиделка занялась больной девушкой. Индия же прошла к своей очаровательной старшей сестре и попыталась побеседовать с ней, однако Америка ничего не понимала.

– Где Керби? Где мой муж? – снова и снова спрашивала Америка.

– Мы не раз говорили ей о том, что Керби умер. До нее это не доходит. – Персия потянула Индию за руку. – Пойдем. Я голодна. Делия приготовила нам завтрак.

– Я хочу, чтобы сначала ты познакомилась с моим мужчиной.

Персия всегда оставалась Персией. Она взбила свои густые черные волосы и пощипала щеки, чтобы на них появился румянец.

– Как я выгляжу?

– Как Персия.

Когда Коннор познакомился со всей родней Индии, они отправились завтракать на балкон с видом на реку. За столом собрались все члены семьи, кроме Америки; Коннор и Зик дополнили эту компанию, однако майор в присутствии многочисленных Маршаллов казался смущенным.

Утренний ветерок освежал лица присутствующих. Тарелки были завалены ветчиной под красным соусом, овсяной кашей, яйцами, воздушным печеньем. Индия улыбнулась. Все было как в старые времена. Много еды и людей.

Никто не обвинял Коннора и Зика в том, что они служили в армии янки, хотя Индия знала: не всем это по душе. Муж Персии сражался под началом генерала Форреста, отец Кетфиша погиб от вражеской пули, и все члены семьи в той или иной степени пострадали в ходе гражданской войны.

Персия пересказала содержание последнего письма, полученного от Тима Гленни. Она всегда оказывалась в центре внимания. Когда-то это огорчало Индию. Но те времена прошли. Она снова улыбнулась, подумав о подсказках Персии, которые помогали управлять Коннором.

– Дядя Мэтт, – заявил Керби Эбботт-Третий, более известный как Кетфиш, – я рад, что ты вернулся домой. Мне надоело заниматься фермой.

Мэтт взъерошил волосы племянника.

– Я тоже рад возвращению.

Кроха Стоунуолл ударил ложкой по столу. Он был недоволен тем, что его отец уделяет внимание другому молодому человеку.

– Я! Смотри сюда! – закричал карапуз. – Я! Мэтт снял его с высокого стула и посадил себе на колено.

– Ну вот. Так лучше?

Стоунуолл заворковал. Оноре прижалась щекой к руке Мэтта.

– Мой муж говорит, что рад возвращению домой. – В речи красивой уроженки Французской Луизианы чувствовался легкий акцент. – Но на самом деле Мэтт хочет отправиться в море.

– Дядя Мэтт, не надо. – Нахмурив веснушчатое лицо, Кетфиш сложил руки на тощей груди. – Я управляю этой фермой с того дня, когда солдат выстрелил папе в голову, но командовать – твоя работа, а не моя.

– Не слушай тетю Оноре. Я останусь здесь. Индия нахмурилась. Плавание на пароходе Берка О'Брайена усилило тоску Мэтта по морской жизни, это было написано на его лице. Если бы нашелся человек, способный не только управлять плантацией, но и любить ее…

Зик? Он был связан с землей, разводил лошадей, знал фермерскую работу, но этот старик и бабушка Мейбл заслуживали отдыха.

Когда половина тарелок была опустошена, Индия заговорила о деле.

– У нас еще остались помощники? Несколько человек произнесли хором «да».

– Получив деньги Уинстона, мы наняли еще нескольких работников, – сказала бабушка Мейбл. – Они занялись огородом. Теперь мы запасемся на зиму овощами.

– Кто будет их консервировать? – спросила Индия. – Делия не сможет заниматься этим и одновременно готовить.

Персия, до апреля 1861 года не знавшая, что такое физический труд, с гордостью заявила:

– Я учусь, хотя это нелегкая работа. Я уже законсервировала ранние помидоры. Господи, если бы здесь был Тим, он мог бы стоять возле меня с веером… и читать мне стихи, чтобы время летело быстрее. – Она прижала ладони к щекам цвета слоновой кости. – Война – ужасная вещь, она отрывает мужчин от домашних дел. – Персия взмахнула ресницами. – Если бы я не была замужней женщиной, а вы, майор О'Брайен, не были бы помолвлены, я бы попросила вас избавить бедняжку Персию от этих тягот.

Персия вела себя подобным образом со всеми мужчинами, поэтому Индия не беспокоилась. Персия всегда оставалась Персией.

– Занимайся своим делом, сестренка. Я имею в виду консервирование.

Остальные члены семьи начали рассказывать о своем участии в хозяйственных делах.

– Работа, работа, работа. Сейчас здесь говорят только о ней. – Кетфиш, мальчишка, которому пришлось взять на себя мужскую работу, воспользовался временной передышкой. – Пожалуй, я пойду порыбачу.

– Послушайте меня… – Бабушка Мейбл немного помолчала. – Если дама привозит сюда мужчину аж из Иллинойса, тут пахнет романом. Или чем-то большим. Майор О'Брайен, каковы ваши намерения относительно моей внучки?

55
{"b":"103170","o":1}