ЛитМир - Электронная Библиотека

Слегка протрезвев, Индия повернулась к Коннору О'Брайену. Сложив руки на груди, он ждал. И был настроен агрессивно.

– Извините меня, – попыталась она протестовать.

Опустив руки, майор решительно шагнул к ней. Коннор О'Брайен обладал осанкой аристократа. В нем не было решительно ничего от «белой голытьбы». Она отметила это еще раньше, когда пыталась поставить его на место.

Тим Гленни говорил, что ирландская фамилия еще не гарантирует хороших манер. Как, если быть честной, и ее собственное происхождение. Перед уходом в армию конфедератов Тим утверждал, что ирландцы – ужасные хитрецы. Но Тим Гленни был болтуном.

– Ну, – Коннор О'Брайен повелительно кивнул темноволосой головой, – раздевайтесь.

– Извращенец! Вы смеете требовать этого от женщины, которая годится вам в матери? – Она должна отбить его лобовую атаку. – Давайте договоримся: я просто забуду о том, что вы сейчас сказали. – Индия рассмеялась. – Можете не смущаться. Я никому не расскажу о вашей маленькой ошибке, сынок.

Однако ничего не помогало. – Я сказал, раздевайтесь, – еще решительнее бросил майор.

– Я закричу, – отступила Индия.

– Пожалуйста, кричите, – с издевкой сказал он. – Чего вы этим добьетесь? Капрал Смит удалился к себе и не услышит, а миссис Лоренс… на вашем месте я бы не стал рассчитывать на ее помощь.

– Вы – грубиян.

– А кто вы? – Майор понизил голос. – Кто вы такая?

– Вы знаете. Медсестра, сотрудница Санитарной службы…

– Вы, верно, считаете меня глупцом. Г Индия отступила на шаг. Стоит ли ей попытаться схватить револьвер? Нет. Меньше всего сейчас нужно, чтобы армия Соединенных Штатов обвинила ее в том, что она сделала из этого вояки решето.

Но что же предпринять? Женщина выставила вперед руку с растопыренными пальцами. Рослому майору все же удалось испугать ее. Он был такого высокого роста, а она такая маленькая. Он легко мог справиться с ней.

Возможно, Индия – самая отважная из сестер Маршалл. Но ведь всему есть предел.

– Не подходите, майор. Я сумею постоять за себя.

Коннор обвил левой рукой талию Индии, и волна возбуждения прокатилась по ее телу.

– Что это? – Он глазами показал на ее руку. Женщина глянула на белые пятна на своем предплечье – следы змеиного укуса.

– Поэтому я никогда не плаваю, – пояснила она.

– Я говорю не о шраме. Ваша рука выглядит весьма молодо. И если уж вам взбрело в голову изображать вашу бабушку, то следовало бы носить перчатки.

Она не могла вязать в перчатках. А ведь ей необходимо было занимать себя чем-то днем. Сейчас ей хотелось только одного – избавиться от этого несносного детектива.

– Спасибо за совет, – заносчиво выпалила Индия.

– Запах лаванды приятнее винного перегара, – снисходительно заметил майор.

– А вы пахнете много лучше с расстояния в сто миль, – съязвила женщина.

– У вас острый язычок…

– Можете уйти, если он вам не нравится, – парировала медсестра.

– Я не говорил, что не нравится.

В прохладной комнате атмосфера заметно накалилась; сердце Индии стучало. Между тем Коннор продолжал изучать ее. Подняв глаза, женщина разглядела две характерные отметинки на его лице. Одну – на лбу, другую – на левой щеке. Следы оспы. Однако они только украшали его. Обладая весьма заурядной внешностью, Индия всегда восхищалась чужой красотой.

Его роскошные губы нетерпеливо искривились.

– Если вы сейчас же не снимете одежду, я сорву ее с вас! – сказал он угрожающе.

Несмотря на наглость Коннора и собственное опьянение, Индия почему-то боялась настойчивости майора меньше, нежели своей реакции на его требования. О'Брайен имел вид воина-победителя; Индия снова подумала о том, что предпочитает любителей поэзии…

– Начнем с ваших очков, – напирал он.

– Что вы собираетесь делать? Приставать ко мне?

– Нет. Я лишь хочу узнать правду.

– И хотите добиться этого, требуя от беззащитной женщины, чтобы она разделась? Не позорьте вашу форму.

– О вашей беззащитности мы поговорим позже. А сейчас… кого вы хотите обмануть этим маскарадом? – Майор провел пальцем по щеке Индии, стирая с нее пепел. – Почему вы решили, что эту тюрьму охраняют слепые? Уверяю вас, у меня прекрасное зрение. Я вижу вас насквозь.

Она могла предоставить О'Брайену объяснение всему этому, но не желала. Ее камуфляж был весьма удачным и надежным. Что еще она могла придумать? При таких сочных грудях и полных ягодицах она не могла изображать из себя солдата. Никто бы ей не поверил.

И тем не менее Индия признала бессмысленность своего дальнейшего обмана; увидев майора, она забыла о старушечьем голосе…

– Вы – первый человек, усомнившийся в подлинности моего облика, – устало проговорила она.

– Возможно, я – первый, кто был обязан это сделать.

Майор снял с нее очки без диоптрий и швырнул их на подоконник.

– У вас замечательно живые глаза. Глаза молодой женщины. И грим не сможет это скрыть. – Его голос зазвучал мягче. – У вас прекрасные глаза, Индия Маршалл, – повторил он. – Необычные. Цвета индиго с лиловыми крапинками. Они слишком красивы, чтобы прятать их.

У нее красивые глаза? Индия, наименее привлекательная из четырех сестер, не привыкла к столь приятным комплиментам. Поддавшись лести, она с трудом сдержала улыбку.

– А что у вас под париком? – не унимался он. Коннор стянул с нее парик. Свежий воздух чуть шевельнул ее черные волосы. Майор не засмеялся, как Кетфиш.

– Я знал, что вы – брюнетка. Посмотрим, что можно сделать с вашими волосами. Они, бедные, просто прилипли к голове.

Индия нахмурилась. Сейчас она испытывала еще один оттенок стыда. Не такую неловкость, которая охватывала ее в минуты, когда племянник покатывался от хохота. Сестры Индии обладали роскошными пышными волосами. Все дети в семье были темноволосыми: отец имел частично арабское происхождение. И только Индия унаследовала тонкие английские волосы бабушки Мейбл Меттьюз. Прическа Индии становилась объемной, лишь когда сестра Персия или бабушка прикладывали к ней свои волшебные пальцы. К сожалению, сейчас ее родные находились возле южных берегов Миссисипи, а не здесь, в стране янки.

Реакция О'Брайена обидела Индию сильнее, чем насмешки двенадцатилетнего племянника.

Майор принялся укладывать пальцами шелковистые волосы Индии. Женщина снова ощутила трепет. Ей захотелось иметь пышную, роскошную прическу…

Итак, ее уловки оказались разгаданными.

– Не прикасайтесь ко мне, майор О'Брайен. – Индия сделала шаг назад. – Вам нет нужды раздевать меня дальше. Вы узнаете правду.

Его божественные глаза торжествующе заблестели.

– Я жду, – спокойно сказал он.

– Санитарная служба не допускает к работе в войсках незамужних женщин моложе тридцати лет. Вашингтон не хочет, чтобы их присутствие отвлекало бойцов.

Это было правдой. Поза Коннора стала менее напряженной – похоже, он принял это объяснение. Или усомнился в собственном выводе.

– Я была вынуждена так одеться, – добавила Индия, – иначе меня прогнали бы, точно хорька из курятника.

Майор накрутил прядь парика на указательный палец, потом бросил эту часть ее камуфляжа на очки.

– Посмотрим ваше предписание, мисс Маршалл. Сейчас.

Она достала из сумочки документ. Он выглядел вполне солидно.

– На бумагах стоят подпись и печать главного хирурга Уильяма Хэммонда, – пояснила сотрудница Санитарной службы.

Майор пробежал взглядом по листу пергаментной бумаги, потом свернул его.

– Полковник Лоренс отправился в Вашингтон, в министерство обороны, – заявил он. – До его возвращения режим тюремного лагеря Рок-Айленд останется без изменений. Я не допущу никаких проверок даже со стороны представителей Санитарной службы.

Ждать возвращения полковника Лоренса? Индия не могла себе этого позволить. Полковник, только что посетивший Вашингтон, мог узнать, что ее предписание – фальшивка.

– Конечно, вы не откажете вашим заключенным в том, что может спасти несколько жизней…

– Мы уже обсуждали это днем, – оборвал майор женщину.

9
{"b":"103170","o":1}