ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько же времени прошло с тех пор, как они забылись в своем снежном убежище?

– Сэм! – позвал Джек.

Она лежала рядом с ним на настиле. Такие настилы служат эскимосам постелью. Она открыла глаза и улыбнулась.

– Я в раю?

– Нет, – улыбнулся Джек. – Туда нам пока рано. Я еще не познакомился со своими сыновьями, и… – Он бросил на Саманту взгляд, значение которого не сразу стало ей понятно. – И еще не сказал одной женщине, что безумно ее люблю…

Саманту обдало жаркой волной. Неужели она не ослышалась? Джек наклонился над ней и нежно поцеловал в губы.

Саманте показалось, что она теряет сознание. Голова у нее закружилась, а глаза быстро заморгали…

– Повтори, – взмолилась она.

– Сэм, я тебя люблю, – медленно, отчетливо выговаривая каждое слово, произнес Джек и снова ее поцеловал.

Саманте захотелось закричать от счастья, но сил у нее было так мало, что она могла лишь шепотом произнести:

– Я тоже тебя люблю.

– Интересно, мы здесь одни? – Джек положил руку ей на бедро.

– Думаю, нет. Сейчас наверняка кто-нибудь сюда зайдет, – заметила она.

Но для Джека это уже не имело значения. Впрочем, как и для Саманты. Ведь столько лет прошло впустую! Больше они не хотели терять ни минуты…

Вслед за желанием откуда-то появились и силы. Джек со сладким стоном откинул одеяло и стащил с себя просторную рубашку – единственное, что было на нем надето. Саманта как завороженная следила за ним. Следуя примеру Джека, она тоже стянула с себя одеяло. На ней была такая же рубашка. Просторная, из белого плотного полотна.

Его горячий поцелуй вызвал в ней бурю эмоций. Ощутив жар его тела, Саманта прижалась к нему, желая только одного – чтобы он стал частью ее тела. Их разделяла рубашка, которая была на ней надета. Джек взялся за ее подол. Саманта помогла ему устранить эту последнюю преграду, и они слились воедино – тело с телом, мягкость женщины и твердые мускулы мужчины.

Саманта почувствовала, что самой природой они созданы друг для друга. Добро и зло, истина и заблуждение утратили всякое значение. Остался только Джек, его руки, его губы, его тело, его…

Джек оторвался от губ Саманты и прильнул к ее набухшим соскам. Его руки нежно ласкали ее спину…

– Как я хочу тебя! – прерывающимся голосом произнес он. – С той самой ночи… Не останавливай меня, – молил он, накрывая собою ее тело. – Прошу тебя, Саманта, не останавливай меня сейчас…

Но у нее и в мыслях не было останавливать его…

Саманта обхватила его руками за шею. Она желала только одного – отдаться ему, отдаться полностью. И телом и душой.

– Люби меня, – выдохнула она, нисколько не обращая внимания на шум, доносившийся с улицы. Она воспринимала только прикосновения его рук, ласкающих ее бедра и горячее жаждущее лоно. – Джек, – нетерпеливо простонала она, – возьми же меня!

Одним резким движением он вошел в нее, и гармония была восстановлена – они стали единым целым…

Как им удалось узнать позже, более суток пришлось потратить, чтобы отыскать их в сделанном наспех убежище.

Тревогу поднял Кен. Из записки Саманы он знал, что они уехали на побережье, и поначалу был беспредельно зол на них обоих. Но потом поведение матери и Роя ему показалось подозрительным. Оба явно нервничали. Вечером он услышал обрывок их разговора, где упоминались снегоходы и имена Джека с Самантой. Толком Кен ничего не понял, но решил все-таки заглянуть в гараж. Из простого любопытства.

Каково же было его удивление, когда он увидел там оба снегохода. А ведь этого не должно быть, понял он. Джеку и Саманте просто не на чем было больше уехать!

Дурное предчувствие закралось в его сердце.

Он подождал, когда мать останется одна, и устроил ей настоящий допрос. Его худшие предположения оправдались. Она решила погубить Джека и Саманту, оставив их умирать в безмолвной снежной пустыне.

Хоть Кен и был маменькиным сынком, негодяем он становиться не собирался. Ему и так было стыдно перед Самантой за свое ночное поведение. Надо было срочно спасать ее и брата!

Однако разбушевавшийся буран помешал его планам. На полпути стихия заставила Кена повернуть обратно. Зато он сообщил о случившемся Кейт. На следующий день люди из поселка, к которым присоединились эскимосы, любившие Джека, приступили к поискам. Нашли Саманту и Джека эскимосы. Они и перенесли их в ярангу, обогрели и выходили…

– Милый, ты слышишь шум мотора? – спросила Саманта, теребя за плечо уснувшего Джека.

Они быстро надели на себя рубашки.

Через несколько минут в ярангу вошел Кен. Первой реакцией Саманты на его появление был страх. Но Кен бросился к ним и, обнимая, стал благодарить Бога за их спасение. Позже он все им рассказал.

Кену было больно осознавать, что он навсегда потерял Саманту, но, видя счастливые лица брата и его возлюбленной, он смирился.

Теперь его главной проблемой была мать. Все эти дни она беспробудно пила, а впереди ее ждал суд. Она находилась под домашним арестом.

Рой попытался сбежать, но в поселке его задержали полицейские.

Эпилог

– Дорогой! – Саманта вбежала в кабинет мужа.

Он поднял на нее вопросительный взгляд.

– Ты не поверишь! Смотри! – Она протянула ему какой-то конверт.

– Сэм, что это? – удивленно спросил он. И тут его осенило. – Это именно то, о чем я думаю?

Саманта энергично кивнула. Джек взял в руки письмо и внимательно прочел адрес на конверте.

– Так и есть! – радостно воскликнул он, вскочил из-за стола и подхватил Саманту на руки. – Смитсоновский институт! Как ты и обещала!..

Саманта рассмеялась. Уже полгода, как Джек окончательно встал на ноги, и теперь он не упускал ни единой возможности носить ее на руках.

– Ты сначала прочти!

– Зачем? Я и так все знаю! – Его лицо светилось настоящим счастьем. – Они пишут, что у меня замечательная жена, которая доказала им, что я на многое способен и… И они предлагают сотрудничество!

– Не только, – весело добавила Саманта. – Они до конца года хотят успеть устроить твою персональную выставку!

Она поцеловала ошалевшего от приятной новости Джека.

– Ты не шутишь?

– Ни капельки.

– Но как же мы сможем так быстро все подготовить, а больница? – Джек опустил Саманту на пол, но продолжал обнимать ее за талию.

– У тебя замечательный персонал, и я уверена, что они смогут управлять больницей некоторое время, пока ты будешь занят выставкой… А я тебе помогу…

Джек неуверенно пожал плечами.

– Решайся! Ты же мечтаешь об этом! – настаивала Саманта. – Ты все равно не являешься практикующим врачом. Пациентам из-за твоего отсутствия плохо не будет. А руководить можно и на расстоянии.

Через два месяца открылась персональная выставка Джека Райдмена. Саманта вся светилась от гордости за мужа.

Джек помирился со своей семьей.

Его мать, Келли Райдмен, чуть не умерла от счастья, когда, открыв дверь своего дома, увидела на пороге Джека, Саманту и двух замечательных мальчуганов, как две капли воды похожих на отца.

Томасу, чтобы простить блудного сына, потребовалось несколько больше времени, но все равно очень скоро семья воссоединилась.

– А куда мы поедем на рождественские каникулы? – поинтересовалась Саманта, когда они возвращались с выставки.

– А разве есть варианты? – удивленно взглянул на нее Джек.

Вместо ответа Саманта поцеловала мужа и прижалась к его широкой груди.

Ледяной дом на Аляске уже ждал их…

28
{"b":"103171","o":1}