ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Я собираюсь выйти за Джанферро.

Лулу, расчесывавшая волосы перед зеркалом, на секунду замерла.

– Ты что, белены объелась?

Милли нервно сглотнула. Но дело нужно было довести до конца, вне зависимости от того, какие могут быть последствия.

– Прости, мне очень жаль. Но Джанферро и я… мы решили пожениться.

Глаза сестры сузились. Она резко развернулась к Миллисенте.

– Немедленно скажи, что ты шутишь.

Милли отрицательно покачала головой:

– Нет, я не шучу.

На мгновение губы Лусинды скривились в презрительную усмешку. Затем она произнесла тоном, которым уже не раз объясняла младшей сестре, что мужчины не любят девушек, от которых пахнет конюшней:

– Милли, я понимаю, что у тебя могло хватить ума влюбиться в этого хладнокровного мерзавца, но почему ты наивно полагаешь, что сможешь насовсем переселиться в мир фантазий? Когда ты вот так приходишь и делаешь подобные заявления, людям волей-неволей приходится тебя слушать. Ты рискуешь стать всеобщим посмешищем.

– Она говорит правду, Лулу, – раздался голос у двери. Сестры одновременно повернули головы и увидели леди де Вер на пороге комнаты.

– Ты все знала? – удивлению Милли не было предела.

– Джанферро звонил мне сегодня утром, – ответила ее мать. – Официально, чтобы просить руки моей дочери, поскольку ваш отец покинул нас. Хотя, думаю, мое согласие – всего лишь пустая формальность. Если он решил жениться на тебе, то сделает это, не считаясь ни с чьим мнением.

Лулу переводила взгляд с матери на сестру, словно зритель на теннисном турнире, и лицо ее выражало все возрастающее недоумение.

– Как она может собираться за него замуж? – удивленно продолжила Лулу. – Ведь они не виделись с того злополучного вечера, когда он испортил нам ужин и вдобавок разбил мне сердце!

– Никто не разбивал твоего сердца, дорогая, – мягко возразила ее мать. – Ты ведь на другой же день вернулась к Неду Вону.

Но Лусинда уже не слушала.

– Может, ты все-таки объяснишь, в чем дело, Милли? Ведь вы встречались всего один раз в жизни!

Графиня бросила на младшую дочь проницательный взгляд.

– Боюсь, ты ошибаешься, дорогая, они встречались гораздо чаще. Я права, Милли?

Миллисента кивнула, закусив губу.

– Но когда? – выкрикнула Лулу. – И где?

– В Чичестере. Потом в Сиренсестере. И один раз в Хиткоте.

Глаза старшей сестры презрительно сузились.

– На лошадиных торгах?

– Именно так. Точнее, там, где проводились ярмарки. Честно говоря, мы не были ни на одной из них. Джанферро решил, что нам лучше встречаться в тех местах, где я чаще всего бываю. Только так можно будет избежать подозрений.

– Ах ты маленькая хитрая дрянь!

– Лулу! – остановила ее мать с осуждением.

– Все верно, – ответила Милли. – Она имеет право так говорить. – Голос девушки звучал робко, едва слышно. – Мне действительно очень жаль, Лулу, честно. Я не хотела причинить тебе боль, и он тоже.

Сестра громко, через силу, рассмеялась.

– Ну какая же ты дура! Да неужели ты не видишь, что он просто кружит тебе голову, чтобы затащить в постель? Еще бы, стать первым любовником у неопытной девушки! Разве ты не понимаешь, что для мужчины, которого уже ничем не удивить, девственность партнерши становится бесценным подарком?

– Но мы даже не… – Милли замолчала на полуслове, видя недоверие в глазах сестры. – Между нами еще ничего не было, все случится только после свадьбы. И я хотела, чтобы ты первая узнала об этом, Лулу…

– Ну что ж, спасибо. Слов не хватает, чтобы выразить, как ты меня обрадовала! – На лице Лусинды отразилась бешеная ярость. Милли вспомнила, что такое же выражение было у сестры, когда ей не досталась главная роль в школьной пантомиме. – Ты что, проболталась ему про нас с Недом? Рассказывала о том, что мы были любовниками?

– Конечно, нет! – в ужасе воскликнула Милли.

– В таких делах «конечно» не бывает! Еще бы, ты решила захомутать моего жениха, и, похоже, тебе это удалось. Только не надейся, что я поверю, будто он приехал сюда делать мне предложение, а потом передумал, увидев тебя!

– Я не знаю, как и почему это произошло, – грустно ответила Милли. – Просто так получилось, и все.

– В таком случае позволь мне поздравить тебя от всего сердца, дорогая, – раздался голос у нее за спиной. Девушка повернула голову: в глазах матери стояли слезы. – Ты должна порадоваться за свою сестру, Лулу, – произнесла леди де Вер.

– Тебе, видимо, очень хочется породниться с королевской семьей, – раздраженно возразила та. – И совершенно неважно, на которую из твоих дочерей падет выбор!

– Не говори глупостей! Ты будешь не менее счастлива, выйдя замуж за богатого землевладельца. К тому же Нед готов безропотно исполнять любое твое желание. А Джанферро тебе не удалось бы загнать под каблук – вы оба слишком горды и независимы, чтобы жить вместе.

Взгляд Лулу немного смягчился, но она не могла так сразу оставить сестру в покое.

– И ты что же, действительно надеешься, не имея ни капли опыта, сразу взять в оборот такого мужчину, как Джанферро?

Милли удивленно уставилась на нее.

– Я не знаю, – честно призналась она, – но буду очень стараться.

Графиня мягко подтолкнула младшую дочь к креслу.

– Может, ты все же расскажешь нам, дорогая, как это все произошло?

Миллисента и сама понимала, что не может больше держать мать и сестру в неведении – только вот с чего начать? И что скажет Джанферро, узнав о ее откровениях?

Милли и так казалось, что между ней и окружающим миром образовалась огромная пропасть, которая увеличивается с каждым часом. Теперь она – невеста будущего короля, а это не только большая честь, но и огромная ответственность. Джанферро – не обычный мужчина, поэтому его разговоры с возлюбленной не должны стать темой для обыкновенных сплетен. Милли не может себе позволить, подобно другим девушкам, пересказывать родным, как ей сделали предложение.

Они встречались несколько раз, и каждое свидание проходило в обстановке строжайшей конспирации. Со станции Милли забирали на машине и быстро увозили в очередное безопасное место, где ее уже поджидал Джанферро. Здание внутри и снаружи наполняли телохранители и офицеры охраны, но и те и другие держались совершенно незаметно.

Хозяева усадеб, куда ее привозили, были в основном, незнакомы Миллисенте, за исключением одной пары. Жена владельца дома окинула ее любопытным взглядом, не в силах скрыть свое удивление. И все же Милли была уверена, что об их пребывании там никто не узнает. Джанферро настаивал на полной конфиденциальности, потому что ставки были слишком велики. Но какие ставки? – спрашивала себя девушка и не смела ответить на свой вопрос. Слишком страшно было ошибиться.

Во время короткого званого ужина Миллисенте задавали кучу вопросов по поводу ее отношения к политике и искусству, а также что она думает о женском феминизме. Собственные ответы Милли не радовали – она внезапно осознала, что всю жизнь слишком мало интересовалась чем-либо, кроме лошадей. И все же она инстинктивно понимала, чего от нее хотят и как нужно себя вести – ведь, как-никак, Миллисента воспитывалась в аристократической семье.

Однажды владельцы усадьбы устроили для гостей экскурсию по своему великолепному саду. Милли вежливо расспрашивала о деревьях и кустарниках. Подойдя к кусту редкой персидской розы, девушка безошибочно назвала ее сорт, краем глаза заметив, как хозяйка утвердительно кивнула головой, а Джанферро удовлетворенно улыбнулся. Похоже, это испытание было пройдено успешно.

Наградой стала прогулка в конюшню, где стояли прекрасные андалузские скакуны. Совершенно неожиданно девушка поймала себя на том, что ее не интересуют эти великолепные животные. Она мечтала оказаться наедине с высоким задумчивым красавцем, который, как и раньше, был для нее полной загадкой. Этот мужчина ворвался в жизнь Миллисенты, как метеор, прорезавший звездное небо.

5
{"b":"103173","o":1}