ЛитМир - Электронная Библиотека

Милли бросила быстрый взгляд на Джанферро, но тот сосредоточил все свое внимание на лошадях.

В последнее время он обращался с ней подчеркнуто вежливо и отчужденно, словно и не было тех жарких объятий в конюшне, в первый день знакомства. Чем больше Милли общалась с принцем, тем сильнее восхищалась им – и тем меньше узнавала в нем прежнего Джанферро. Она хотела лишь одного – возвращения утраченной близости.

Девушка провела рукой по лоснящемуся боку лошади.

– Какая красавица, ты не находишь? – задумчиво спросила она.

– Пожалуй, не плоха, – пробормотал принц.

– Не плоха? – рассмеялся хозяин. – Да это же королевская порода! Вот эта кобыла принесет вам будущих победителей на скачках. Я дарю ее вам, Джанферро! И не вздумайте отказываться.

Джанферро выразил свою признательность легким наклоном головы. Он знал, что подобные подарки не делаются просто так. Он убеждался в этом всю свою жизнь, но в последнее время особенно часто. Приближалось время восхождения на трон, и люди старались расположить к себе будущего монарха с помощью щедрых даров и любезных услуг, вроде предоставления собственного дома в его распоряжение. Каждый хотел приблизиться к его персоне, но только сам принц понимал, что никому не удастся по-настоящему преодолеть это расстояние. Даже его жене. Удел всех королевских особ – полное одиночество.

– До обеда еще есть время. Не угодно ли вам будет осмотреть библиотеку – вдвоем? – спросил хозяин дома.

Миллисента вздохнула с облегчением: наконец-то их оставили одних. Не в силах бороться с собственными желаниями, она бросилась в объятия любимого и прижалась к нему всем телом. Губы влюбленных слились в страстном поцелуе, мир вокруг закружился, наполнился яркими красками. Однако как только из уст девушки вырвался сладкий стон, принц разомкнул объятия и слегка отстранился, словно сдерживая милого, но не в меру расшалившегося щенка.

Милли взглянула на него с изумлением.

– Неужели ты больше не хочешь меня?

Джанферро нахмурился. Его сводила с ума восхитительная страстность юной возлюбленной. Такой неподдельный восторг не встретишь в более зрелых, опытных любовницах. Но, с другой стороны, это обоюдоострый меч. Невинность Милли имеет и оборотную сторону – ему придется научить девушку обуздывать свои желания, держать их под контролем. Она должна узнать, что инициатором близости может быть только Джанферро.

– Ты знаешь, что я хочу тебя, – тихо прошептал он. – Но не здесь и не сейчас. Давай поговорим, Милли.

– Я не могу, – ответила она. – Я не в силах владеть собой, не понимаю, что со мной происходит.

– В самом деле? – Джанферро взял ее за плечи и заглянул в глаза. – Ты действительно не догадываешься, зачем тебя привезли сюда?

Девушка покачала головой.

– Нет, не догадываюсь.

Принц понял, что настал решительный момент.

– Ты помнишь, что случилось в тот день, в конюшне? – Его голос звучал мягко и в то же время повелительно. – Я не ожидал такого поворота.

– И не хотел? – спросила она испуганно. Взгляд его стал суровым: Милли должна понять, что копание в себе не решает проблему, а лишь усугубляет ее.

– Чего я хотел, теперь уже не важно. Речь идет сейчас о том, что мне нужно, – твердо пояснил он. – Я нашел то, что долго искал.

Миллисенте показалось, что она стоит на краю пропасти и смотрит вниз, а там только темнота и нет просвета. Но внутренний голос убеждал, что все будет хорошо, и оставалось только поверить своей интуиции.

– Так что же тебе нужно? – спросила она.

– Ты. Я собираюсь жениться на тебе.

Странно, но это заявление совершенно не взволновало Милли.

– И ты даже не спрашиваешь моего согласия?

На лице собеседника появилась задумчивая улыбка. Может, все-таки стоит подарить ей иллюзию собственного выбора, подумал он. Пусть считает, что способна повлиять на ситуацию, когда я уже принял решение!

– Ты выйдешь за меня замуж?

Милли приложила ладони к щекам – они горели, как в огне.

– Замуж… – повторила она дрожащим голосом, чувствуя, как бешено бьется сердце в груди. – Мне казалось, что, прежде чем делать предложение, принято…

Взгляд его черных глаз стал острый, как лезвие.

– Неужели ты думаешь, что я могу себе позволить то, что делают обычные мужчины? Свидания под луной, трогательные поцелуи на прощание? Походы в театр и знакомство с друзьями? – Джанферро взял ее левую руку в свою и повернул ладонью вверх, внимательно разглядывая переплетение линий. – Все это не для меня, Милли. Когда человек в моем положении выбирает себе невесту, обычные правила ухаживания не действуют.

– То есть… иными словами, ты выше всех правил?

– Да, – просто и уверенно ответил он. – Вздумай я встречаться с тобой открыто, это вызвало бы бурную реакцию в печати – не только в Англии, но и во всей Европе, – и скомпрометировало бы тебя. Люди стали бы следить за каждым твоим словом и шагом, все было бы тщательно запротоколировано и предано публичному обсуждению. Да и зачем осложнять дело, Милли? Ведь я и так уверен, что ты воплощаешь все то, что нужно моей невесте.

– Но почему? – не унималась она. – Почему именно я?

– Требования просты: моя невеста должна быть невинна и происходить из аристократической семьи.

Как те лошади, которых мы только что видели, подумала девушка, едва сдерживая себя, чтобы не разрыдаться.

– У тебя не было интимных связей – именно то, что мне нужно, – в голосе Джанферро появились страстные нотки. – И я обещаю, что твой первый любовник предложит тебе то, чего никакой другой мужчина подарить не сможет.

Милли покраснела, и явное смущение девушки завело его еще больше.

– Но почему ты не выбрал невесту среди женщин Мардивино?

– Это было бы очень сложно. Я слишком хорошо знаю всех возможных претенденток, им нечем меня удивить. К тому же оба моих брата женаты на англичанках. Они составят тебе компанию, и ты будешь меньше скучать по дому. А полученное воспитание позволит тебе прекрасно справиться с возложенной задачей.

– Задачей? – переспросила она. Джанферро кивнул.

– В Англии девушек с юных лет воспитывают независимыми, выносливыми и находчивыми. Ты быстро найдешь общий язык с кем угодно. Тебе не придется объяснять, как следует воспитывать будущего наследника престола – ведь королева должна будет родить мне сыновей.

Королева. Это слово будто залетело в разговор из сказочной страны. Но все остальное мало походило на сказку, иначе принц не забыл бы упомянуть то, о чем больше всего хотят слышать невесты – о любви. Милли взглянула на красивое, гордое лицо Джанферро. Может, любви совсем и нет – ведь они почти не знают друг друга? В любом случае ей не нужны ложные уверения, если нет настоящих чувств.

– И все-таки ты сомневаешься, – нежно заметил он. – Хочешь, я объясню тебе, что важнее всего?

– Д-да, – она задыхалась от волнения. – Скажи мне.

– Взаимное притяжение между нами. Оно очень сильно, с ним нельзя не считаться. Ты ведь тоже чувствуешь это, признайся, Милли?

Сердце Миллисенты стучало так громко, что слова собеседника казались приглушенными. Она молча кивнула, дрожа от предвкушения, поскольку Джанферро наклонился, едва касаясь губ девушки, и поддразнивал ее, медля с поцелуем.

– Видишь, до чего ты меня довела… там, – он взял руку красавицы и притянул к центру своего желания.

Милли вздрогнула, коснувшись напряженной плоти, готовой вырваться наружу. Ответная страсть охватила ее, заставляя забыть обо всем на свете – даже о том, что, возможно, для Джанферро дело ограничивалось лишь плотским влечением.

– Да, – прошептал он, – несмотря на твою невинность, я безумно хочу тебя. Знаешь, я никого в своей жизни так не хотел – наверное, потому, что сейчас мне приходится ждать. Я стану твоим первым и единственным мужчиной, тебе не с кем будет меня сравнить, не у кого больше научиться искусству любви. Ты узнаешь, как доставить мне удовольствие и получить его самой. Тебе, королеве Мардивино, будет доступно все, о чем только можно мечтать: лучшие скаковые лошади, драгоценности, побрякушки – только прикажи.

6
{"b":"103173","o":1}