ЛитМир - Электронная Библиотека

– Желаю приятно провести время с Линдой.

– Спасибо, мама. Увидимся.

Кэрол включила запись на телефонном автоответчике и обнаружила, что звонила Барбара Коллинз, которая также состояла в комитете по проведению вечера встречи. Довольная тем, что может сосредоточиться на пустяках, Кэрол еще раз прослушала запись, стараясь не думать, как сильно ей хочется услышать на пленке глубокий голос Мэтта.

Когда Сьюзан добралась домой, Кейси сидел на столе и ждал ее. Увидев, что она выходит из машины, он вскочил на ноги и пошел ей навстречу.

– Уже поздно, – сказал он, – и я начал беспокоиться.

Сьюзан протянула руку и ласково коснулась щеки Кейси, но этот жест не смог стереть озабоченное выражение с его лица.

– У меня по вторникам внеклассные часы, а сегодня еще и семинар. Я ждала, что вы позвоните мне и встретите после работы.

Кейси сунул руки в карманы и пошел за ней к задней двери. Ему пришлось в спешке покинуть дом Сьюзан этим утром, чтобы приехать к себе и переодеться для работы, но он не хотел использовать этот предлог как оправдание.

– После вчерашней ночи я думал, что мне не нужно звонить и договариваться с вами о встрече.

Сьюзан в нерешительности помедлила, прежде чем вставить ключ в замочную скважину, и решила, что, если уж они собираются ссориться, лучше будет, если это произойдет в доме.

– Заходите, – бросила она. Положив книги на стол, Сьюзан повернулась к Кейси. – Прошлая ночь была чудесной, – начала она, – но, даже если мы будем очень часто заниматься любовью, не надо забывать, что у каждого из нас есть личная жизнь. Я никогда не появлюсь у вас без предупреждения, и я была бы вам очень признательна, если бы вы ставили меня в известность о вашем приходе заранее.

Кейси постарался, чтобы в его голосе не прозвучала горечь, но это ему не удалось:

– Со сколькими мужчинами еще вы встречаетесь, Сьюзан? Если я не предупрежу вас, что нахожусь в пути, вы что, поставите меня в очередь?

– Мне следовало бы дать вам пощечину за эти слова. – Сьюзан почувствовала отвращение к Кейси и прошла в холл. Она забрала там почту и по пути обратно в кухню бегло просмотрела ее. Как обычно, там оказались счета и реклама, и Сьюзан бросила корреспонденцию на стол рядом с книгами. – Вы обладаете множеством замечательных качеств, Кейси, но если вы намерены и дальше вести себя как собственник, то я бы предпочла, чтобы вы ушли. Забудем о вечеринке и о наших планах. Видите ли, я считаю, что любовь – это волшебное дополнение к жизни, но ни в коем случае не тесные рамки. Я не веду беспорядочный образ жизни. Я даже не думаю о других мужчинах теперь, когда я провела ночь с вами, но если вы не можете или не хотите мне доверять, тогда, что бы я ни говорила или ни желала, ничто не убедит вас. Поэтому, чем бы мы ни занимались, с этой минуты все кончено.

Кейси прижал кулаки к бокам. Он знал, что вел себя, как последний осел, но, когда по его приезде Сьюзан не оказалось дома, его воображение нарисовало целую серию мрачных картин. Начиная с того, что Сьюзан могла оказаться в постели одного из студентов, и заканчивая тем, что она занимается любовью на рабочем столе с каким-нибудь музейным хранителем. Она не заслуживала таких глупых подозрений, и ему это было отлично известно.

– Простите меня, – пробормотал наконец Кейси. – Вы мне так сильно нравитесь, и я не хотел бы все испортить ненужными посягательствами или попытками насильно вас удержать. Просто мне трудно отступить и относиться к вам спокойно.

– Я не хочу расставаться с вами, Кейси, но будьте благоразумны и доверяйте мне. И прежде всего расскажите о себе.

Кейси покачал головой:

– Я не хочу ворошить прошлое.

– Не лучше ли будет ценой этой боли спасти будущее?

– Это ваши условия: либо мы обсуждаем мое прошлое, либо вы не захотите видеться со мной снова.

– Нет, это только просьба. Если вы и без этого сможете относиться ко мне с уважением, все в порядке. – Сьюзан сама не понимала, откуда у нее взялись силы обсуждать столь важный вопрос так спокойно. Но она знала, что жизненно важно установить взаимопонимание с Кейси прямо сейчас, иначе их дружбе придет конец. – Прошлая ночь очень много значит для меня, но совершенно необходимо, чтобы мы лучше понимали друг друга, иначе нам не возродить это волшебство.

Похвала вселила в Кейси надежду, и он улыбнулся:

– Это было прекрасно, правда?

– Да.

– Наверное, нам надо сделать вид, что ничего не произошло? Я отправлюсь домой, пойду в спортивный зал. И, если вы этого захотите, не появлюсь вплоть до субботы. Но не буду лгать, утверждая, что мне будет легко не видеть вас все это время. Правда, если вы этого хотите, я это сделаю.

– О, Кейси, не пренебрегайте своими желаниями, стараясь угодить мне. Меня это обижает. Мне приятно, что вы хотите быть рядом. Даже больше того, я очень рада этому. Все, что я прошу, это чтобы вы звонили мне, и мы обсуждали наши планы. А теперь, раз уж вы здесь, давайте приготовим обед. У меня цыпленок в морозилке.

Испытывая огромное облегчение от того, что Сьюзан не намерена выгнать его, Кейси успокоился и развязал галстук:

– Отлично. У вас есть мед и апельсины?

Сьюзан кивнула, но все же ей хотелось знать, сможет ли человек, которому минуло сорок, изменить свой подход к жизни. Она мечтала, чтобы это было так, но в отличие от периода своей жизни с Фрэнком она хотела знать наверняка, не было ли ее усилие потрачено впустую.

Кэрол отвела послеполуденное время в субботу для встречи в «Риц Карлтоне» с Барбарой и еще одной представительницей комитета. Построенный на вершине холма на границе Пасадины и Сан-Марино, этот отель был точной копией «Хантингтон Шератона», который Герни Е. Хантингтон возвел в 1906 году для того, чтобы принимать друзей, прибывших на его поездах насладиться теплой зимней погодой в Калифорнии. Та гостиница просуществовала до конца восьмидесятых годов, когда затраты на укрепление здания против землетрясений были признаны непомерными. Спасенный и вновь отстроенный другими владельцами, гостиничный комплекс представлял собой внушительный памятник в честь славных дней железнодорожных магнатов.

Кэрол припарковалась напротив входа, но небольшие лавочки, расположенные по соседству, так заинтриговали ее, что, выйдя из автомобиля, она заглянула в них, прежде чем направиться в отель. «Амадеус Спа» предлагал всевозможную косметику и безделушки. Рядом с ним находились «Цветы от Николо», где кроме букета цветов можно было купить изысканный подарок. Кэрол осмотрела витрину «Пигмалиона» и, немного помедлив, под влиянием внезапного импульса, вошла внутрь, чтобы бросить взгляд на товары. Ей сразу стало ясно, что магазин предлагает обычный набор одежды из киосков отеля, начиная с престижных спортивных костюмов и заканчивая вечерними туалетами и аксессуарами.

Кэрол приценилась к белому льняному костюму и была удивлена тем, что на ярлычке стояла цена 426 долларов. Кэрол знала изготовителя и помнила оптовую цену костюма, и, хотя вещь выглядела стильно и качественно, стоила она дороже, чем подобная в «Расселле». Подумав, что местонахождение магазинчика оказывает большое влияние на стоимость товара, Кэрол продолжила свой путь. На окнах следующих двух лавочек висели таблички «Сдается в аренду» и телефоны агентов по недвижимости. Заинтересовавшись размером арендной платы, Кэрол записала номер и сунула его в сумочку.

После двух пустых помещений она миновала «Парадиссимо», еще один магазинчик, готовый удовлетворить самые изысканные вкусы постояльцев отеля. На этот раз Кэрол не стала интересоваться ценами, она уже в достаточной мере изучила их. Домик на углу также сдавался внаем, но сейчас его использовали для выставок акварелей двух известных калифорнийских художников. В последнем строении располагался музей, в котором оформляли выставку фотографий и памятных вещей, рассказывающих о долгой истории отеля. Открытие экспозиции ожидалось не раньше осени.

28
{"b":"103174","o":1}