ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рассказала им о столкновении с Гордоном, но опустила наиболее деликатные подробности о волосках на его груди и о его восхитительных поцелуях.

– Я сказала, что мы недостаточно близко знакомы, чтобы спать вместе. Он все еще похож на свою фотографию из выпускного альбома, но последний раз мы виделись тридцать пять лет назад. Почему-то у него возникло ошибочное впечатление, что я обвиняю его в обмане, в самозванстве, и он в бешенстве уехал домой.

– Нет, – возразила Джоанна. – Он уехал потому, что ты отказалась спать с ним: Ты нанесла его мужскому самолюбию глубокую рану, а мужчины просто не могут переносить подобные вещи.

Карен подалась вперед:

– Нет, подожди-ка. Это не совсем верно. Обрати внимание, что он прореагировал именно на слова о самозванстве. Возможно, ты была не так уж далека от истины, и, даже если он действительно тот человек, за которого себя выдает, в нем может оказаться что-нибудь подозрительное. Где он живет?

– В фамильном доме в Пасадине. Я точно не знаю, где именно.

– Эта загадка легкоразрешима. – Карен прошла в дом и вернулась с телефонной книгой. – Как его фамилия?

– Эшбах, Гордон Эшбах.

Джоанна скорчила гримасу:

– Прямо как персонаж из Маппет-шоу.

Карен ударила ногой по ножке ее стула:

– Замолчи. Давай-ка поищем Эшбаха. А, вот он. Живет на Хиллкрест-авеню. Вот это да! Интересно, там есть хоть что-нибудь, что стоит меньше миллиона?

Джоанну разобрало любопытство, и выражение ее лица смягчилось:

– Какая у него машина?

– «Мерседес» четыреста пятьдесят SL.

Карен присвистнула:

– Где же он работает?

– Он сказал, что занимается теоретической физикой в Лаборатории реактивного движения.

– Вот видишь! Это такое занятие, в котором, по его мнению, ты ничего не смыслишь и поэтому не станешь его расспрашивать. Но это легко проверить, – заверила Джоанна свою мать. – Просто позвони туда завтра и спроси его.

Эми в задумчивости пожала плечами:

– Мне нечего ему сказать.

– А тебе и не надо говорить с ним, – надавила Джоанна. – Просто позови его и подожди, соединят ли тебя с его секретарем. Если так и будет, повесь трубку, но если тебе скажут, что никогда о нем не слышали, то станет ясно, что его история выдумана.

– Подожди минутку, – сказала Карен. – А как быть с его рубашкой? Ты собираешься ее возвращать?

– Да. Раз уж ты открыла нужную страницу, запиши, пожалуйста, для меня его адрес, и я отошлю рубашку по почте.

Карен пошла в дом за бумагой и ручкой, но после того, как она переписала адрес Гордона, ею завладела другая мысль:

– Я знаю, что все мы болезненно относимся к таким вещам после горького опыта с Биллом Данхэмом, но разве нельзя допустить, что этот парень именно так хорош, как тебе показалось сначала, и что ваша глупая ссора – лишь результат недоразумения?

– Да нет тут никакого недоразумения, – снова возразила Джоанна. – Просто она сказала «нет», а он и взорвался. Это же элементарно. Тебе, вероятно, никогда не приходилось отшивать парней, но…

Карен шутливо толкнула сестру:

– Ты хочешь сказать, что я потаскушка? Я не так уж часто говорила «да», и многие парни вставали на дыбы, когда было затронуто их достоинство. Это, конечно, мальчишество, но ведь этот тип – твой ровесник, мама?

– Да, как, впрочем, и Билл, так что мудрость и порядочность от возраста не зависят.

– Если он физик, то не может быть глупым.

– Если он действительно физик, – предостерегла Джоанна. – Нет, я бы сказала, что его поведение не имеет оправданий. Мне кажется, ты уличила его в какой-то лжи, мама, и он смылся, чтобы не подвергаться риску быть разоблаченным.

– Ты рассуждаешь, как параноик, – заявила Карен.

– На то есть чертовски веская причина, – парировала Джоанна. – Мама одинока и представляет из себя легкую мишень. Я не хочу, чтобы ее муж номер три был похож на мужа номер два.

Эми удивили рассуждения дочерей. Несмотря на их внешнее сходство, их взгляды во многом не совпадали. Карен была жизнерадостной, любила смеяться и шутить, в то время как Джоанна проявляла больше осторожности. Эми где-то читала, что первый ребенок в семье обычно более серьезный, а второй – более открытый и общительный, но в случае с ее дочерьми дело обстояло наоборот.

Конечно, Джоанне был всего год, когда погиб Стив, и она не помнила его веселый смех, наполнявший первые три года жизни Карен. Если бы не дочки, Эми вряд ли пережила бы смерть мужа; но она знала, что маленькая Джоанна страдает из-за того, что ее мать убита горем, хотя Карен в свои три года отдавала сестренке все, что могла.

Карен закрыла телефонную книгу.

– Что говорит тебе твой инстинкт, мама?

Эми задумчиво прикусила нижнюю губу:

– Он с самого начала заставил меня нервничать, поскольку признался, что был сильно мной увлечен. Он возвращался к этому на протяжении всего вечера. Похоже, я была «девушкой его мечты», а я совершенно ничего о нем не помню.

– Ну ты и хитрюга, мама! – воскликнула Карен. – Нечего и сомневаться, что ты произвела на него впечатление. Твое красное платье великолепно. Можно я как-нибудь позаимствую его?

– И куда же тебя в нем поведет Роджер? – спросила Джоанна с кривой усмешкой.

– Роджер – это уже история, – ответила Карен. – Я решила последовать твоему примеру и отныне буду встречаться только с докторами. Только вот я намерена ограничиться неженатыми.

– Карен! – прикрикнула Эми, но, увидев, как побледнела Джоанна, она испугалась, что Карен вовсе не шутит. – Ты что, встречаешься с женатым мужчиной, Джоанна?

В глазах Джоанны появился слабый намек на подступающие слезы, но она покачала головой:

– Нет, однако у меня был такой соблазн. Единственная моя ошибка – это то, что я рассказала обо всем Карен.

Эми повернулась к Карен:

– Я думала, ты не способна предать доверие сестры.

– Да я и не предавала! – клятвенно заверила Карен. – Это была просто шутка, и я прошу прощенья, если она оказалась неудачной. Я никогда ничего не сказала бы, если бы Джоанна действительно встречалась с кем-то. Сейчас достаточно трудно найти интересного человека. Но мы обе прекрасно знаем, что женатый мужчина – это отрава. Если он способен обманывать свою жену ради нас, значит, он с таким же успехом будет обманывать нас ради другой женщины, а никому из нас не нужны подобные огорчения.

– Твоя сестра права, Джоанна.

– Я знаю, – кивнула та, – тем более, что в его истории нет ничего нового. По его словам, хотя они с женой и учились в медицинской школе, но их интеллекты совершенно не совпадают. Она достала его своей глупостью, однако он чувствует, что должен остаться ей верным. Мы просто болтали, я даже не дала ему себя поцеловать. Не стану утверждать, что мне не было лестно, но я сказала ему, чтобы он позвонил мне, когда разведется. Как я слышала, он по-прежнему при своей жене и встречается с кем-то из медсестер. Это приводит меня в бешенство. Женщины должны поддерживать друг друга. Если никто из нас не будет спать с женатым человеком, многие мужчины смогут наконец разобраться со своими семейными проблемами.

– Ты чертовски права, – согласилась Карен. – Женщины не должны предавать друг друга, поэтому берегись, если я когда-нибудь застану тебя с Роджером.

– Мне почудилось, будто ты сказала, что он уже «история»?

– Да, я так сказала.

Испугавшись продолжения бесконечной саги о Роджере, Эми поднялась на ноги:

– Пойдемте в дом. Наделаем оладий, и тогда вы получите возможность поделиться друг с другом тем, что же произошло с Роджером на этой неделе.

Карен взяла телефонную книгу, а Джоанна – «Таймс»:

– Честно говоря, мама, в последнее время он был настоящим ослом.

– Ну а какой мужчина им не был? – вмешалась Джоанна.

– Дамы, дамы, пожалуйста, – предостерегла Эми. – Немногие мужчины так же ужасны, как мы, женщины.

Прежде чем начать печь оладьи, Эми положила адрес Гордона на стол в кабинете. Возможно, это будет более хлопотно, но если ее предварительное расследование покажет, что он тот, за кого себя выдает, она соберет все свое мужество и вернет ему рубашку лично.

46
{"b":"103174","o":1}