ЛитМир - Электронная Библиотека

Эми улыбнулась его попытке сострить, но все еще чувствовала себя ужасно беззащитной.

– Ты говорил мне, что встречался со многими женщинами. Современные женщины намного раскованнее, чем я с моим воспитанием. Сравнение с ними окажется не в мою пользу, и ты быстро удерешь.

У нее был такой потерянный вид, что Гордон понял: она искренне считает себя ни на что не годной, и это разбивает ее сердце.

– Эми, посмотри на меня. – Он подождал, пока она сделала это. – Я знаю, что покажусь тебе чокнутым, но мне все равно. Я влюбился в тебя, когда мне было восемнадцать лет, и все эти годы ты была частью меня. Когда ты позвонила, чтобы пригласить меня на вечер встречи, и сказала, что овдовела, когда тебе было чуть больше двадцати, моей первой мыслью было поблагодарить Господа за то, что ты свободна, но стоило тебе повесить трубку, как я страшно на себя разозлился, что не следил за тобой. Я позволил тебе выпасть из моей жизни после школы и никогда себе это не прощу. Теперь же, когда мы встретились снова, мне кажется, словно мы все это время стремились быть вместе, но судьба сыграла с нами злую шутку и разлучила нас. И пусть тебе потребуется неделя, или месяц, или, не дай Бог, год, чтобы прийти к тому же заключению, – я постараюсь быть терпеливым, но, пожалуйста, не заставляй меня ждать долго.

Его поцелуй говорил о чем-то совершенно ином, и, оставаясь настороже, Эми обняла его крепче. Он говорил так искренне, но ведь и Билл был таким же. Когда Билл говорил о том, как рад встрече с ней, как любит ее, она верила каждому его слову. Ей страстно хотелось снова обрести любовь, но она бы не перенесла, если бы прекрасные обещания Гордона оказались ложью. Будучи закоренелым холостяком, который, бесспорно, пользовался значительным успехом у женщин и при этом ни разу не женился, он вполне мог отточить свои приемы.

Устыдившись того, что она позволяет своим мыслям опускаться в такие отвратительные пучины, Эми высвободилась из его объятий.

– Ты мне слишком нравишься, чтобы я позволила себе торопить события. Может быть, в этом нет никакого смысла. Я знаю, что люди спят друг с другом просто ради минутного удовольствия, но я хочу чего-то большего.

– Так назови это, – настойчиво посоветовал Гордон.

– Нет, слишком рано.

Гордон поднялся на ноги и засунул руки в задние карманы брюк, чтобы удержаться и снова не обнять ее.

– Некоторые женщины меня всерьез увлекали, Эми, но этого недостаточно, чтобы жениться. Я никогда не строил из себя плейбоя. По своему опыту я знаю, что когда находишь человека, который тебе нравится (а это нелегко), то хочешь встречаться только с ним. Затем, если увлечение растет и рождается любовь, люди привязываются друг к другу и, в конце концов, женятся. И той же самой последовательности люди придерживались, когда мы были подростками. Я не думаю, чтобы что-то изменилось. А ты?

– Я тоже, – согласилась Эми. – Но овдовев и потерпев крах во втором браке, я потеряла веру в то, что кто-то может жить счастливо после разлуки. Вот что на самом деле пугает меня, Эш. Что, если мы будем безумно счастливы, а потом произойдет что-нибудь ужасное и все кончится?

Гордон глубоко вздохнул:

– Разве что кто-нибудь из нас внезапно умрет, а подобное, как я понимаю, в твоей жизни уже было, и, значит, ничего страшного не случится. Если мы не будем спешить, то ты получишь возможность убедиться, что я не хочу исчезать из твоей жизни. Ведь это то, что тебе действительно нужно? Время, чтобы поверить, что судьба не будет к тебе жестока в третий раз?

– Это звучит довольно глупо, не так ли? Гордон обнял ее за плечи и повел к машине:

– Вовсе нет. Давай посмотрим, как у нас пойдут дела в первые недели. Если ты по-прежнему будешь бояться, что в меня ударит молния или что я тебя так или иначе оставлю, мы обратимся к консультанту, и он нам поможет. Это будет не только твоей проблемой, Эми, это будет нашей проблемой.

– О, Эш, ты слишком хорош, чтобы быть настоящим.

– Не хочешь ли ты приехать в мой офис и сказать об этом миссис Рейни? У нее на мой счет прямо противоположное мнение.

– Она красивая?

Гордон на мгновение задумался, очевидно, отыскивая правильное определение:

– Она, ну, она квалифицированный работник, но никто никогда не нанял бы ее за внешние данные.

Эми потянулась поцеловать его на прощание.

– Ты и не представляешь, как я рада слышать это.

– Эй, подожди-ка минутку. Когда я смогу снова тебя увидеть?

– А когда ты хочешь?

– Как насчет завтрашнего вечера? Я отвезу тебя поужинать, а затем можно будет сходить в кино.

– Мне это нравится.

Они условились о времени, но стоило Эми отправиться домой, как она начала дрожать. Дать название своим страхам не означало избавиться от них. Они все еще были с ней.

Глава 16

В понедельник вечером, доев остатки бутерброда с баклажанами, принесенного домой из кафе «Жюльенн», Сьюзан почувствовала себя достаточно подкрепленной, чтобы позвонить дочери. Патрисия училась в колледже в Орегоне и обзавелась там такими чудесными друзьями, что решила не возвращаться обратно после получения диплома. Ей дали первый класс в очаровательной начальной школе в пригороде Портленда, и, хотя она нечасто баловала мать письмами и звонками, они были полны энтузиазма по поводу ее профессии. Поскольку любовь к преподаванию была одной из немногих вещей, которые их объединяли, Сьюзан в первую очередь спросила у дочери о ее классе, прежде чем открыть причину своего звонка.

– В сентябре все они были ангелами, – ответила Патрисия, – но к весне их ореолы определенно потускнели. Они все рассчитывают перейти во второй класс, но я уже считаю дни, оставшиеся до лета. А как у тебя, мама? Что нового в университете штата Калифорния?

Сьюзан дала краткий отчет о последних сокращениях в бюджете, обязанных кризису в Калифорнии, и затем перешла на более личный тон:

– Я звоню, дорогая, чтобы рассказать тебе о человеке, которого я встретила. Он очень хороший, и я наконец поверила, что наши отношения могут перерасти во что-то более серьезное.

После минутного молчания Патрисия спросила:

– Папа виделся с ним?

– Мы с твоим отцом разведены, детка, и мне не требуется знать его мнение о человеке, с которым я встречаюсь.

Патрисия всегда была близка с отцом, и Сьюзан знала, что дочь обвиняет ее в разводе. Хотя Сьюзан не чувствовала за собой никакой вины, инициатором развода действительно стала она, когда окончательно поняла, что Фрэнк никогда не станет тем добрым, любящим и надежным человеком, которого она заслуживает.

Патрисия не смогла скрыть досаду при этом напоминании.

– Я знаю, что вы разведены, мама. Просто я подумала, что если уж этот мужчина такой особенный, то тебе стоило бы представить его папе.

Сьюзан начала бояться, что, несмотря на самые благие намерения, ей вряд ли удастся справиться со своей частью разговора. Как и многие выросшие дети, Патрисия была глубоко потрясена их разводом, и Сьюзан так и не удалось убедить дочь, что это было лучшее, что могло случиться с ее родителями.

– Нет, твой отец и я не ходим на свидания вдвоем, так что он не видел Кейси и, вероятно, не увидит, пока мы не поженимся.

– Ты серьезно подумываешь о том, чтобы выйти замуж за этого Кейси?

По голосу Патрисии было ясно, что она в полном ужасе, и Сьюзан не сомневалась, что никакие ее слова по поводу Кейси не повлияют на мнение дочери о нем.

– В субботу вечером мы сфотографировались на вечере встречи «Кортес Хай». Я пришлю тебе снимок. Кейси не только хороший человек, но еще и чрезвычайно привлекателен.

– У него есть работа?

– Конечно, у него есть работа, – начала раздражаться Сьюзан. – Он поставщик товаров для одного из отделов «Расселла». Одно время он работал шеф-поваром и потрясающе готовит.

– Отлично, это как раз то, что тебе так необходимо.

У Патрисии были золотисто-рыжие волосы матери, но стройную фигуру она унаследовала от родственников по отцовской линии. Обидевшись на то, что дочь сделала такое острое замечание по поводу ее веса, Сьюзан решила, что с нее достаточно.

56
{"b":"103174","o":1}