ЛитМир - Электронная Библиотека

Лукас расхохотался.

– Да или нет?

Алиса облизнула пересохшие губы. Звучало так, как будто у нее есть выбор. При звуке заводимого двигателя ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она стремительно распахнула дверцу и села на пассажирское место.

– Только учтите, – ее голос дрожал, – если бы был, хоть какой-то другой шанс, я бы никогда не села в машину.

– Хорошо сказано, даже если это неправда. Машина уже отъехала от дома, оставив на крыльце растерянного адвоката.

– Алиса!

– Что?

– Есть ли какая-нибудь другая дорога в аэропорт, кроме той, по которой я приехал утром?

– Вы имеете в виду дорогу, на которой вы выступили полным ослом?

Машина резко остановилась, подняв облако пыли.

– Я не потерплю оскорблений и насмешек.

– А как насчет того, чего не потерплю я? Ваших злобных измышлений и попыток соблазнить меня…

Она оказалась в его объятиях раньше, чем договорила. Он накрыл ее рот в поцелуе, который она уже знала, – быстром, жарком, глубоком. Он целовал ее так, как будто контракт был выполнен, и она принадлежала ему.

И тут Алиса заплакала. Должно быть, он почувствовал соленый вкус слез, потому что характер поцелуя изменился. Она чувствовала жар его тела, его возбуждение и таяла. Она так долго противостояла жизни одна, а ей так хотелось опереться на сильное плечо…

Он прошептал что-то по-испански. Она ощутила, как его губы приникают к пульсирующей жилке на ее шее, почувствовала его руки на своей груди под кожаным пиджаком.

Когда его большие пальцы стали поглаживать ее соски, по телу прошла дрожь. Она откинулась назад, и он тут же склонил голову и зубами прихватил сосок через ткань блузки. Алиса вскрикнула и запустила пальцы в его густые волосы. Лукас прошептал ее имя, а его рука проникла под пояс брюк, а потом и трусиков.

Она хотела этого, хотела большего… Боже!

Внезапно Лукас оторвался от ее губ. Алиса открыла глаза и увидела его лицо. Холодное, довольное.

– Это что касается соблазнения. Твой ответ… О таком мужчина может только мечтать. Страстная, сладкая женщина. Не представляю, что девственница может отвечать на поцелуй с таким пылом.

Алиса занесла руку для пощечины, но он перехватил ее.

– Поэтому я воспринял заявление о соблазнении как вызов, а не как жалобу.

Алиса выругалась самыми последними словами.

– Такие слова из таких невинных уст! – Его глаза превратились в льдинки. – Я подумаю о том, чтобы взять тебя в свою постель. Но я не женюсь на тебе, будь ты последней женщиной на земле. Понятно?

Алиса высвободила руку.

– Я тебя презираю.

– О, ты разрываешь мое сердце.

– У тебя нет сердца! – В пылу поединка она не заметила, как перешла на «ты».

– Мне нужно, чтобы ты помогла убедить деда, что этого контракта не должно было быть вообще. И сделать это нужно не ради тебя или меня, а ради него. Он стар, и я очень люблю его. Понятно?

Алиса хотела ответить достойно, но мозг отказывался соображать.

Лукас Рейз был полон противоречий. Она только что сказала, что у него нет сердца, а оно у него есть, когда дело касается его деда.

– Итак, спрашиваю еще раз – есть другая дорога в аэропорт?

Она хотела показать ему дорогу в ад, но решила не делать глупостей.

– На перекрестке налево…

– И куда она приведет меня? Прямо в ад?

При виде выражения ее лица Лукасу захотелось расхохотаться – слишком очевидны были мысли Алисы Макдоноу, хотя ему было не до смеха.

Дед болен. Он везет домой женщину, которой не доверяет. Что в этой истории, правда, а что ложь? Как побыстрее добраться домой, если он отправил свой самолет в Нью-Йорк?

Лукас достал телефон и мысленно скрестил пальцы на удачу. Быстро, пока боги не отвернулись от него, он набрал код и спросил у Алисы номер аэропорта.

Да, можно арендовать самолет. Да, его технические характеристики позволяют совершить полет до Нью-Йорка.

Лукас позвонил своему пилоту в Нью-Йорк и приказал быть готовым к вылету из аэропорта Кеннеди. Захлопнув крышку телефона, он заметил, что Алиса смотрит на него широко раскрытыми глазами.

– Люди всегда делают то, что ты велишь им? Это было скорее утверждение, чем вопрос, высказанное холодным тоном. Вряд ли в ее устах это был комплимент. Он взял в руки ее лицо и поцеловал неторопливым поцелуем.

– Да. Всегда.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Они вылетели из Техаса на небольшом арендованном самолете. Лукас крепко держал Алису за локоть, когда они всходили на борт, как будто боялся, что она передумает в последнюю минуту.

По правде говоря, она подумывала об этом, и главной движущей силой, которая вела ее вверх по ступенькам трапа, были упрямство и гордость.

В Нью-Йорке они пересели в личный самолет Лукаса. Она ожидала увидеть маленький, аккуратный самолетик с несколькими пассажирскими местами. И ошиблась. Огромная гладкая серебристая птица, самолет внутри был декорирован в черно-бежевых тонах. Стюард сервировал обед посудой из тончайшего фарфора, украшенной королевским гербом.

Как же ей не нравился этот испанский принц! Она не доверяла ему. А собственная реакция на его поцелуи невероятно злила ее.

Полная решимости взять ситуацию под контроль, Алиса выработала план.

Как только они прилетят в Испанию, она скажет ему, что у него есть три дня на урегулирование всех дел. Этого более чем достаточно, чтобы убедить старого человека в том, что он больше потеряет, чем приобретет, если поломает две судьбы. Играть в Бога – плохая идея, и принц Феликс Рейз должен понять это.

Три дня. Потом она вернется домой.

Один год в юридической школе не сделал ее высококлассным юристом, но даже новичок способен увидеть в этом контракте множество дыр. Она поедет в Нью-Йорк и встретится со своими бывшими профессорами. Наверняка кто-нибудь из них даст ей совет, как поступить, чтобы не потерять ранчо.

Алиса допила кофе, поставила изящную чашку и блюдце на стол и посмотрела на Лукаса, сидевшего через проход от нее. Его еда стояла нетронутой, а сам он сжимал в руках стакан с янтарной жидкостью и смотрел в окно.

Несмотря на то, что она его ненавидела, ее пульс участился. Лукас был очень красив. К ее счастью, как только они пересели в его самолет, он перестал обращать на нее внимание. Большую часть времени он говорил по спутниковому телефону – иногда по-английски, иногда по-испански. Она улавливала отдельные слова, которых было достаточно, чтобы понять, что речь идет о его дедушке.

Она даже почувствовала сострадание к нему и уже была готова выразить его, но потом опомнилась.

Три дня. И ни секунды больше, иначе случится катастрофа.

Самолет начал снижаться, плавно зашел на посадку, коснулся бетонной полосы и наконец, замер. Посадочную полосу окружали зеленые луга, вдалеке паслись лошади. К самолету подъехал черный «роллс-ройс», двое мужчин в комбинезонах подкатили трап, стюард открыл дверь самолета.

– Добро пожаловать домой, Ваше Высочество, – сказал он.

Алиса поднялась на ноги. Одновременно поднялся и Лукас.

– Подожди. – Он взял ее за плечо.

Приказ Его Высочества! Она сбросила его руку, сделала шаг мимо стюарда и… едва не рухнула в щель между самолетом и трапом. Сильная рука обхватила ее за талию и втащила обратно.

– Что, черт возьми, ты делаешь!

– Я думала… дверь… трап… Алиса дрожала как осиновый лист.

Лукас тоже дрожал, ведь еще шаг… Он выругался, развернул Алису к себе лицом и крепко обнял. Он ожидал, что она воспротивится, но она прижалась к нему с гулко колотящимся сердцем, быстро дыша и сглатывая.

– Лиса. – Он закрыл глаза и уткнулся лицом в ее волосы. – Это я виноват. Трап…

– Там не было трапа.

– Я знаю.

– Это полностью моя вина, сэр, – вмешался стюард потрясенным шепотом. – Если бы я не открыл дверь…

– Эмилио, ты не виноват. – Лукас взял лицо Алисы в ладони и приподнял, чтобы видеть ее глаза. – Эмилио знает, что я люблю, когда дверь открывают сразу по приземлении. Хочется поскорее почувствовать запах родного дома. Травы. Моря. Лошадей. – Боже, ее лицо оставалось белым как мел. – Ты решишь, что я сумасшедший, раз люблю запах конского навоза?

11
{"b":"103182","o":1}