ЛитМир - Электронная Библиотека

Алиса уже стояла вплотную к нему, нацелив указательный палец ему в грудь.

– Никогда! Понятно вам, всемогущий властелин? Ни-ког-да!!!

Лукас уже знал, как остановить поток ее гневных слов – прижать к себе и поцеловать.

И, черт возьми, ему очень хотелось сделать это!

Хотелось увидеть, как гнев, пылающий в ее глазах, сменяется желанием… Он сошел с ума!

– Так мы ни к чему не придем, – заметил он, сдержавшись.

– Блестящий вывод!

– Я же просил не провоцировать меня, – мягко напомнил он.

Алиса открыла рот, чтобы продолжить спор, но передумала. Женщина явно не была глупой.

– Уверен, вы с Нортоном считаете себя очень умными. Не знаю, как вам удалось заставить моего деда подписать это юридическое мумбо-юмбо. Это же мошенничество!

– Я? – оскорблено воскликнула Алиса. – Я не имею к этому никакого отношения!

– А я – лишь косвенное, – торопливо добавил Нортон. – Большую часть работы сделали адвокаты вашего дедушки. Потом контракт прислали мне, я посмотрел и мой клиент подписал его, после чего мы отправили все документы на подпись вашему дедушке, затем…

Лукас грохнул кулаком по столу, вскользь подумав, что к концу разговора этот предмет мебели грозит превратиться в дрова.

– Ваш дед и мой отчим сговорились и продали меня вам. – Алиса снова наступала на него, сверля пальцем дырку в его груди. – И вы утверждаете, что это я все затеяла?

Лукас схватил ее за запястье и вывернул руку за спину, из-за чего она оказалась прижатой к нему. Реакция последовала незамедлительно – он пришел в неистовое возбуждение. Глаза женщины расширились с притворной невинностью.

– Ты этой реакции добивалась, amada? – спросил он тихо, чтобы только она могла его услышать. – Сначала прикинулась невинной, затем выказала неистовый гнев?

– Сукин сын, – процедила Алиса сквозь зубы. Лукас усмехнулся и рывком прижал ее к себе еще плотнее.

– Не делай так больше. Ты проиграла. Ты мне нравишься, но я не покупаю женщин. А даже если бы и стал, не заплатил бы за это своим именем и будущим.

– Теперь я знаю, в чем дело – ты настолько мерзок, что сам себе никогда не найдешь женщину.

Алиса невольно охнула, когда ощутила новый рывок и еще более тесный контакт с возбужденным мужским телом.

– И именно из-за моей мерзостности ты впилась в мои губы, когда я целовал тебя, будто никогда не видела мужчину? Как будто ждала этого всю жизнь? – Улыбка Лукаса погасла. – Или ты просто хорошая актриса? Давай попробуем еще раз и посмотрим?

– Принц Лукас, – послышался дрожащий голос Нортона. – Сэр, вы все не так поняли. Мисс Макдоноу… Алиса говорит правду. Это была идея вашего дедушки. И моего клиента.

– Не могу в это поверить. Вы решили обмануть старого человека…

– Ваш дедушка заплатил половину оговоренной суммы, Ваша Милость. Только половину. И я не…

– Половина – это уже много больше того, что стоит этот заброшенный клочок земли. – Лукас, наконец, отпустил руку Алисы, и она потерла запястье, на котором остались следы пальцев Лукаса. – Но тебе нужно больше, ты готова подать иск в суд…

– Я настоятельно прошу вас позвонить принцу Феликсу, – снова вмешался адвокат. – У меня нет желания затевать судебную тяжбу, но я обязан проследить, чтобы воля моего клиента была выполнена.

Толстенький коротышка, этот испуганный адвокатишка из малюсенького техасского городка, был, похоже, готов стоять до конца. И именно это обескуражило Лукаса больше всего.

В душе он уже был готов признать, что дед мог такое учудить. Нет, не брачный контракт – это наверняка придумал Макдоноу, или Нортон, или женщина, а покупку этого ранчо за двойную цену. Дед стар, не очень здоров, Алоиз был его другом…

В любом случае с этим делом нужно покончить на месте, а не ждать, пока он вернется в Испанию.

Лукас вытащил мобильный телефон – дома было раннее утро, но это не остановило его.

– Выйдите отсюда.

Адвокат направился к двери, Алиса осталась на месте, лишь скрестила руки на груди.

– Это касается меня так же, как и вас, – холодно сказала она. – Я не уйду.

Лукас кивнул.

– Оставайся. Я хочу видеть твое лицо, когда дед посмеется над вашими кознями.

Он набрал прямой номер деда. После множества гудков трубку сняли, но голос был Лукасу незнаком.

– Кто говорит? – осторожно спросили на том конце.

– Принц Лукас! А вы кто?

– Я…

Какая-то заминка, голоса, и, наконец, голос деда в трубке:

– Лукас?

– Да, дед. Кто это был?

– Неважно. Мой новый секретарь. Ты где?

– Там, куда ты послал меня. На Эль Ранчо Гранде… если это место можно так назвать.

– И что ты об этом думаешь, мой мальчик?

– Ранчо в ужасном состоянии. Постройки разрушены, земля истощена…

– Я знаю. Ну а все остальное?

– Что остальное, дед? Ты о кобыле? Здесь нет никакой кобылы. Здесь нет ничего и никого, кроме адвоката, который настаивает, что мы должны заплатить сумму, которая вдвое превышает стоимость этого места, и женщины, которой не помешает пара уроков этикета.

Тишина. Затем смешок.

– Именно так отец и описывал ее. Вопрос в следующем – готов ли ты преподать ей эти уроки?

Лукас почувствовал, что у него волосы встают дыбом. Он покосился на Алису.

– Abuelo,[4] – мягко заговорил Лукас по-испански, – ты о чем?

– Чувствуешь ли ты себя в достаточной степени мужчиной, чтобы обуздать эту кобылку?

Лукас отнял трубку от уха и поднес к глазам, как будто хотел увидеть в ней лицо деда, а потом рухнул на стул.

– Ты знал об особом условии?

– Конечно. Понимаешь, ты ведь не становишься моложе…

– Мне – тридцать два! И пока ты не разразился очередной речью, говорю – я помню о своих обязанностях. О моем долге продолжить род Рейзов. Дед…

– Она – идеальная кандидатура. Красива, здорова и, как меня заверили, невинна.

Лукас невольно посмотрел на женщину. Невинна? Женщина, воспламеняющаяся в мужских руках как факел? Еще одна ложь.

– Что еще нужно мужчине?

– Право на собственный выбор. Прости, дед, но я не женюсь на этой женщине.

Эти слова эхом прокатились по комнате. Он снова посмотрел на женщину – лицо Алисы Макдоноу не дрогнуло. Впрочем, с чего бы ему дрогнуть, если она ни слова не знает по-испански?

– Ты уже взрослый мальчик, Лукас. Поступай, как сочтешь нужным.

– Хорошо. Увидимся завтра и…

– Ты не должен платить вторую половину суммы.

Лукас кивнул – слава богу, дед в здравом уме.

– Конечно, ты и так переплатил.

– Это было частью соглашения, Лукас. Ты читал контракт? Даже если да, прочти еще раз – если брак не будет заключен, нам там ничего не принадлежит.

– Отлично.

– Насколько ты понимаешь… – Дед закашлялся – кашель был глубоким и сильным.

– Дед? Ты болен?

Опять какие-то голоса в отдалении, потом голос деда, показавшийся Лукасу слабым:

– Все нормально. На чем мы остановились?.. Ах, да – ты не должен давать Тадеусу Нортону никаких денег.

– Поверь, дед, я и не собирался. Как я уже сказал, ты и так переплатил.

– Банк забирает ранчо, земля уйдет к застройщику…

– Нас это не касается.

– Конечно. Это касается девушки, но нас это не должно волновать.

Лукас снова посмотрел на Алису. Ее лицо оставалось непроницаемым, но глаза были полны слез.

Неужели она понимает, о чем речь? И если она так любит это ранчо, почему отец не оставил его ей?

Она – прекрасная актриса: когда нужно – изображает страсть, когда нужно – холодна как лед.

– Ладно, – сказал Феликс, – я сделал все, что мог. Я обещал Алоизу, что девочка не потеряет землю, потому что ты женишься на ней и заплатишь долги, ну да ладно…

– Дед…

– Я не могу принудить тебя выполнить условия этого контракта. Конечно, я огорчен тем, что не выполню обещание, данное покойному другу…

– Дед, есть же какой-то другой способ.

– Боюсь, нет. Ладно, Лукас, девочка – не твоя проблема. Теперь это проблема адвоката. Ты видел его – такой низенький, толстый, робкий. Потеет все время.

вернуться

4

Дедушка, дед (мел.).

9
{"b":"103182","o":1}