ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я не люблю сладкое
Лжец на кушетке
Охота на миллионера
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Заказано влюбиться
Битов, или Новые сведения о человеке
Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику
Нэнси Дрю и гонка со временем
Новая жизнь
A
A

Бейли смотрел Алексу вслед и думал о том, как странно порой разворачиваются события. С утра он был уверен, что все кончится хуже некуда. И вот, пожалуйста, поворот на сто восемьдесят градусов, все вернулось на круги своя. Еще бы помирить этих упрямцев, которые не понимают, что созданы друг для друга!

Нужно дать им немного времени успокоиться, потом свести вместе под благовидным предлогом. А пока ему, как адвокату, нужно ввести свою клиентку в курс дела. Она же еще не знает, какой фокус выкинул Алекс после ее ухода.

10

В полном отчаянии Бет сидела в своем уютном кабинете и машинально разглаживала ладонью, лежащие перед ней листы бумаги. Вот они, ее последние аргументы в защиту своего материнского права безраздельно владеть сыном. Они произвели впечатление на адвоката Алекса. Но к судебному заседанию Уорнер, безусловно, подготовится и придумает способ хотя бы частично нейтрализовать производимый ими эффект. Тут нечему удивляться: это его работа, и делает он ее хорошо.

Беда в том, что противницей известного адвоката на этот раз оказалась именно она. И хотя Бет не сомневается в том, что Джозеф сделает все, чтобы защитить ее интересы, все же полной уверенности в победе быть не могло. Многое зависело от судьи.

Может, начать собирать вещи? А что? Пусть Сэвидж судится с ней через океан! Дело будет постоянно откладываться. То ребенок заболеет, то сама Бет, а там, глядишь, отцовские чувства поугаснут или появится новый претендент на наследство. Женится же он когда-нибудь… Почему-то при этой мысли она испытала неприязнь к будущей миссис Сэвидж, кем бы та ни была.

Бет издала негромкий стон. Ненавидеть бы его за все, что он ей сделал, а вместо этого она ревнует и тоскует. Как это тяжело, когда любишь такого негодяя, как Алекс… и как несправедливо. Ну почему бы ей не увлечься кем-нибудь другим? Так нет, при виде других мужчин у нее не пересыхают губы и сердце бьется в обычном ритме, а не частит, как это бывает только в его присутствии. Нет, пусть он женится, а ее оставит в покое. Постепенно она придет в чувство… А хорошо бы будущая миссис Сэвидж оказалась бы порядочной стервой и так потрепала нервы своему муженьку, что тому стало бы не до Ника.

Когда Бет устала перебирать в памяти подробности утренней встречи в офисе Бейли, она встала и хотела пойти к сыну. Но, услышав голос Джозефа в коридоре, поспешила ему навстречу. С ее губ готов был сорваться вопрос. Но адвокат, радостно улыбаясь, победоносно поднял вверх руку с тонкой черной папкой. Бет ничего не понимала. А Джозеф повел ее обратно в кабинет и усадил на стул, чтобы она не упала от новости, которую он ей принес.

– Твой эффектный уход, дорогая, не стал концом пьесы. Последний акт был сыгран Алексом при нашем молчаливом участии. Прочти-ка!

– Не может быть! – изумленно воскликнула Бет, ознакомившись с содержанием документа. – Как ты сумел этого добиться? Глазам своим не верю! Да ты просто волшебник!

– Я тут ни при чем. Когда ты ушла, до Алекса наконец дошло, что он натворил. Но он парень умный и сообразил, как спасти положение. Тут же велел Уорнеру составить этот документ, а сам отбыл в неизвестном направлении зализывать раны. И скажу тебе прямо, выглядел он не лучшим образом.

– Кто бы мог подумать?! А я тут сижу и ломаю голову, что делать дальше. Боже, какое счастье! – И она уткнулась лицом в плечо Бейли, заливая слезами его дорогой пиджак.

Но адвокат только гладил ее по голове, пока слезы радости не иссякли. Тогда она подняла голову и растерянно улыбнулась.

– Ничего, ничего, тебе нужна разрядка. Только прошу тебя, постарайся не слишком сердиться на Алекса. Ради Ника вы должны поддерживать хотя бы видимость хороших отношений. Как думаешь, ты это сможешь?

– Постараюсь. Раз он мог поступить как полагается, значит, я тоже смогу. Не волнуйся. – Она утерла последние слезы. – Ты понимаешь, что я теперь абсолютно свободная женщина? Можешь себе представить, как я счастлива?

– Твое счастье было бы полнее, если бы ты послушалась доброго совета и вновь вышла замуж, поверь мне, – назидательно произнес Бейли.

– Не все сразу, – засмеялась Бет. – Сначала мне нужно прийти в себя и осмотреться. Кстати, у вас тут елку можно купить? Я совершенно забыла про Рождество и подарки.

– О подарках и елке пусть думает Алекс. Для него это первое Рождество в новом качестве. Не лишай его этого удовольствия. Договорились? Не хочешь позвонить Сэвиджам и успокоить их. Они так боялись, что лишатся внука.

– Нет, вдруг трубку возьмет Алекс. Лучше ты позвони и скажи, что я не стану мешать им видеться с Ником, как раньше. Выручишь меня? Ведь ты такой милый! – Бет откровенно подлизывалась. Ну не может она сегодня звонить Сэвиджам. Нет у нее на это сил!

– Так и быть, но только ради тебя. Кстати, а как вы будете делить Ника на праздники?

– Давай не будем пока говорить о неприятном. Как-нибудь разберемся.

– Ладно, мне пора возвращаться. Ты у меня не единственная клиентка. Поспешу в офис, пока остальные не отказались от моих услуг.

Бет проводила Джозефа до входной двери, обняла и поблагодарила за помощь, а потом несколько минут стояла в задумчивости, глядя вслед машине. Визит адвоката и принесенная им радостная весть преобразили отчаявшуюся было женщину и вдохнули в нее новую жизнь. Бет захотелось обнять сына, чтобы полнее ощутить всю полноту своего счастья. Отныне не придется бояться, что его могут отнять у нее. А раз так, она может быть щедрой и великодушной. Пожалуй, это даже доставит ей удовольствие. Любая просьба Сэвиджей – естественно, в границах разумного – будет выполнена.

В детской царил полумрак. Тяжелые шторы были задернуты, чтобы яркий свет не мешал ребенку, лежавшему в трогательной позе в своей кроватке и видевшему сладкие сны. Ник спал на животе, крепко прижимая к себе любимого плюшевого медвежонка. Бет хотелось расцеловать сына, но она боялась разбудить его. Поэтому сидела тихо-тихо, слушая ровное дыхание малыша и борясь с собой, чтобы не погладить розовую пяточку, высунувшуюся из-под одеяльца.

Ник повернулся на спину и открыл глаза. Увидев мать, он протянул к ней руки, и Бет обняла его.

– Мама, когда придет Санта-Клаус? А елка у нас будет? – окончательно проснувшись, спросил Ник.

– Да, дорогой, не волнуйся. – Бет поцеловала малыша, любуясь его радостно заблестевшими глазенками.

– А папа сказал, что мы будем с ним вдвоем, а ты останешься дома одна. – В голосе Ника слышалась надежда, что мать развеет его страхи.

Бет покачала головой.

– Это папа сначала так думал. Но потом мы решили, что ты встретишь Рождество со мной. Ты ведь хочешь именно этого, да, мой любимый?

– Я хочу и с тобой, и с папой! Хочу вместе! Вместе!

– Ну, не плачь… Мама что-нибудь придумает, ладно? А сейчас давай вставать. Рут приготовила для тебя что-то очень вкусное.

Получалось, что для счастья Ника необходимо и праздники встречать всем вместе. Так можно дойти и до совместного проживания. Бет усмехнулась, сообразив, что почти допускает такую мысль. Интересно, рискнет ли Алекс предложить нечто подобное после всех треволнений, которые он ей доставил? Или все же постесняется? Ну что ж, посмотрим. До Рождества осталось совсем мало времени.

И четыре дня она провела в напрасном ожидании звонка или прихода Алекса, переходя от снисходительного настроя к ожесточенному нетерпению. За это время в дом Кэпшоу была доставлена голубая ель изумительной красоты. К сожалению, к ней не прилагалось сопроводительной записки, поэтому неизвестно было, кого благодарить за это чудо. Такое деревце Бет прежде видела только на рождественских открытках.

Елку установили в гостиной. Она была и очень высокой. Бет доставала до ее макушки рукой, даже не поднимаясь на цыпочки. Ник крутился рядом и трогал иголочки пальчиками. Ему пока не разрешали самому украшать ее, но Бет постоянно спрашивала, какую игрушку куда повесить, и это наполняло малыша необыкновенной гордостью. Закончив украшать елку, Бет решила выяснить, кто мог прислать ее.

31
{"b":"103184","o":1}