ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что из себя представляет Лейпше?

– Очень деловой город, чистый. Отличные гостиницы, бары, рестораны, дискотека, театры, словом, есть все, чего тебе так не хватает.

В его ответе явственно прозвучал упрек, и Луиза нахмурилась.

– Почему ты решил так?

Он непрерывно смотрел на дорогу, не пожелав ответить ей, и Лу ломала голову, что из сказанного ею могло не понравиться Вождю. Черт возьми! Говорить с ним – все равно, что ходить по острию ножа. Неужели нужно постоянно ссориться?

Следующие несколько миль Луиза сидела, надувшись, все еще раздумывая об отношениях с Конроем, и наконец, смущенно взглянув на него, сказала:

– Послушай… Когда я вспоминала про цивилизованный мир, я вовсе не хотела обидеть Фрелл, упрекать вас в отсталости, архаизме или в чем-то подобном. Мне даже нравится это местечко. И оно… оно нравится тебе.

Луиза пристально смотрела на его профиль, желая узнать, какое впечатление произвели ее слова, однако вместо ответа на вопросы, которые мучительно ее волновали, она услышала лишь неопределенно звучащее ворчание. Девушка сердито скрестила руки. Если Конрой не желает верить ей, значит, никто не сможет убедить его в том, что Лу действительно полюбился Фрелл. Луиза уже узнавала в лицо многих людей, запомнила имена. Жизнь в поселке шла по законам природы. Ветер, морские приливы и отливы заменяли здесь часы, и, если они объявляли перерыв, люди старались общаться, незлобиво посудачить, обменяться новостями.

Лу отчетливо понимала, отчего у нее возникают неприятности с Конроем. Хотя Фрелл мал и незначителен, однако это – его владение, а Луиза, пусть и неумышленно, ранила самолюбие Вождя. Она даже мрачно подумала о том, что Конрой может в любую минуту остановить машину и высадить ее.

Наконец Вождь первым нарушил холодное молчание.

– О чем ты беседуешь с Джоном? Я знаю, что вы каждый вечер встречаетесь на пристани, по полчаса болтаете, словно сплетницы.

– Это секрет, мой и Джона, – ответила она сухо.

Конрой бросил на нее циничный взгляд.

– Секрет? Ты что же, впадаешь в детство?

– В какой-то мере, – парировала Лу. – Осмелюсь заметить, что и ты многое скрываешь от меня. – Она помолчала и, не сдержавшись, добавила: – Ну, хотя бы, например, то, что касается Джулии.

Она почти физически почувствовала, как после ее слов в машине упала температура, и содрогнулась. Ну почему она опять не придержала язык? До сих пор из памяти не выходит последний разговор с Конроем, когда она упомянула имя Джулии. Он буквально изничтожил ее.

– Я уже объяснял, мои отношения с Джулией тебя не касаются, – резко сказал он.

– Я помню, что ты говорил! – вспыхнув, выкрикнула Лу. – Почему ты думаешь, что я проявляю какой-либо интерес к твоим отношениям с ней? Я знаю, что вы – друзья, и мне просто любопытно знать, заходил ли ты к ней в гости, когда находился в отъезде. Разве это преступление? У тебя нет никаких оснований так злиться.

Конрой, на мгновение, остановив на ней голубые глаза, переключил все внимание на дорогу и проворчал:

– Да, я навестил Джулию, два дня гостил в ее родовом имении. Я всегда останавливаюсь у друзей, если бываю в их краях.

– Вот и хорошо, – горячо сказала Лу. – Ты мог просто сообщить об этом, вместо того чтобы огрызаться. – Она просчитала про себя до десяти и как бы вскользь добавила: – Я хотела бы при случае познакомиться с Джулией. Она, наверное, приедет на праздник?

Лу заметила на его лице легкую улыбку.

– Конечно, ты познакомишься с ней. Джулия ни за что не пропустит бал!

– Ладно, – сказала Лу, – я очень рада.

Подавленная, она мрачно уставилась в окно, чувствуя, что больше не сможет притворяться. «Ягуар» въехал в Лейпше за полдень. Парковка находилась на берегу реки напротив старинного замка, что возвышался на холме. Надежно закрыв машину, Конрой повел девушку к центру города.

– Сначала мы перекусим в баре, а потом отправимся за покупками, – сказал он. – Ну а еще тебя ожидает сюрприз. – Вождь взглянул на часы. – Если быть точным, любопытное событие произойдет в два часа.

Луиза удивилась – не в его правилах делать ей что-то приятное, однако ничего не сказала, опасаясь, что Конрой снова впадет в скверное настроение.

На углу оживленной улицы Вождь остановился и суховатым тоном спросил:

– Что ты предпочитаешь? Бар с легким пивом и громкой поп-музыкой или кафе с легким коктейлем, где интерьер сделан под старину?

Она уперлась руками в бедра и сердито взглянула на Конроя.

– А ведь ты меня совершенно не знаешь. Скажи, что я из себя представляю?

– Понятия не имею, – легко согласился Конрой; почти развеселившись от язвительного упрека. – Мне известно только то, что ты сама о себе рассказала, ну и еще кое-что. Мы ведь действительно проводим вместе очень мало времени. Однако я пытаюсь разгадать.

– Ну, так вот, во-первых, я ненавижу громкую музыку, во-вторых, не люблю коктейли, поэтому лучше отправиться в приличный ресторан.

С притворной галантностью Конрой взял ее под руку.

– Ну что ж, вполне обоснованно. Я знаю прекрасное местечко.

Из окон ресторана, который выбрал Конрой, открывался восхитительный вид на море, по которому проплывали белоснежные яхты и прогулочные катера. Луиза не проголодалась, а потому заказала только омлет и кофе, тогда как Конрой с жадностью набросился на огромный кусок мяса.

Затем молодые люди отправились обратно к центру города, буквально забитому толпами туристов.

Прижавшись к Конрою, Лу крепко держалась за его руку, пока он пытался пробиться сквозь плотную массу людей. Наконец ему удалось выйти на тихую аллею с рядами небольших магазинчиков. Они специализировались на продаже определенных товаров, а потому и цены были дороже, чем в центральных супермаркетах.

Конрой завернул в магазин, где продавалась национальная одежда и сопутствующие аксессуары. Продавщица, женщина средних лет, приветствовала его как старого знакомого. Они перекинулись несколькими фразами, и Конрой представил спутницу.

– Это мисс Луиза Робертс. Ей нужно подобрать брошь для вечернего платья.

Женщина улыбнулась.

– Думаю, вы найдете у нас именно то, что вам требуется.

Открыв застекленный шкафчик, она извлекла оттуда изящную коробочку и с гордостью выложила на прилавок.

– Это чистой воды таиландский жемчуг в оправе из высокопробного серебра. Брошь уникальная. Ювелиры сделали всего десять экземпляров, девять из них мы продали нашим клиентам на Среднем Востоке. Последняя оставалась у нас.

Зачарованная, Луиза смотрела на изумительной красоты брошь, не решаясь прикоснуться к ней.

Конрой, наблюдая за девушкой, спросил:

– Ну и как, тебе нравится?

Она кивнула и с трудом выговорила:

– Она… она восхитительна.

– Ну что ж, мы ее покупаем.

Он даже не спросил о цене, вскользь отметила про себя Луиза.

– А еще Луизе нужны какие-нибудь заколки для волос, – сказал Конрой заботливо. – Подберете?

– Конечно, нет проблем. Заколок много, самых разнообразных фасонов и размеров, но, думаю, красивые белокурые волосы лучше всего украсит вот это. – И продавщица достала с полки рулон ярко-красной клетчатой ленты. Отрезав полоску нужной длины, собрала длинные волосы Луизы в пучок и связала их бантом.

Конрой удовлетворенно кивнул головой:

– Да, очень красиво.

Когда он подписывал чек, Луиза отвела глаза. Ради собственного спокойствия она не имела никакого желания знать, сколько Конрой истратил денег.

А затем Конрой повел Лу в один из самых престижных фирменных магазинов, где внимательно ознакомился с расположением специализированных отделов. На эскалаторе они поднялись на этаж, где продавались дамские головные уборы.

– И зачем мы пришли сюда? – спросила Лу, озадаченно оглядываясь вокруг.

– Я хочу купить тебе шляпу.

– Да, но я не ношу шляп, они мне не идут.

Не обращая внимания на ее протест, Конрой обратился к одной из продавщиц.

– Моя дама хочет подобрать шляпу с широкими полями – чем шире, тем лучше.

22
{"b":"103185","o":1}