ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав это приглашение, Велвет вздохнула с облегчением. Этот день начался неудачно, и она уже опасалась, что затея Шарлотты обречена на неудачу.

– А для девушек не опасно, если они отправятся одни? – спросила Шарлотта.

– У меня есть дела в городе. Я могу сопровождать их, – предложил Улисс. – Я был бы счастлив пригласить Алицию на ленч, и Райну тоже, разумеется.

– О Улисс! – выдохнула Алиция в полном восторге. – Вы так внимательны.

Велвет постаралась собрать все свои силы и твердость, чтобы выдержать то, что она увидела: глаза Райны были полны боли. Если, молча убеждала она себя, Улисс и Алиция обручатся, Райна выкинет его из головы. А если все пойдет по намеченному ею плану, Террилл Микс окажется тут как тут и будет ее утешать.

Появление Патрика прервало нить ее мыслей.

– Рад тебя видеть, Велвет, – сказал он, направляясь к ней и целуя в щеку. – Я скучал по тебе.

– И я тоже скучала.

Он выглядел намного лучше по сравнению с тем последним разом, когда она его видела. Приезд Шарлотты, несомненно, принес ему огромную пользу.

На свете еще не было мужчины, который знал бы, как обиходить себя. Да, они обожают демонстрировать свою отвагу и независимость, но холостяки и вдовцы представляют собой прискорбное зрелище. Может быть, поэтому милосердный Господь так и устроил мир, что мужчины не живут долго, как женщины.

Патрик так отчаянно сокрушался, оставшись один, что Велвет опасалась за его рассудок. Теперь же, хотя утрата Илке прочертила новые морщины на его лице и посеяла новые серебряные пряди в волосах, было заметно, что он снова владеет собой и своими чувствами.

Он всех поприветствовал, потом поставил свой стул рядом со стулом Райны:

– Твой отец сказал мне, что ты выполняла двойную работу на своем и на моем ранчо, пока я был не в форме. Я никогда не смогу достойно отблагодарить тебя. Но все же у меня есть для тебя кое-какие деньги.

Райна вспыхнула от удовольствия:

– Вы не должны меня благодарить или платить мне. Я рада, что смогла вам помочь. Но я была бы рада, если бы вы кое-что рассказали мне.

Она помолчала, а потом сделала своеобразное движение головой, будто собиралась нырнуть, – она всегда так поступала, когда волновалась.

– Это о Старфайере, сэр.

– С ним что-нибудь случилось?

– Он вчера был в отличной форме, – вмешался Улисс.

– Великолепное животное, – добавила Алиция.

Райна сложила руки в умоляющем жесте:

– Я думала о том, чтобы потренировать Старфайера и сделать его образцовым призером. Я надеялась, что вы согласитесь продать его мне.

Патрик ласково улыбнулся Райне:

– Я бы не прочь, но лошадь мне не принадлежит. Старфайер – конь Улисса. Что скажешь, сынок? Продашь его Райне?

Велвет задержала дыхание, ожидая ответа Улисса. Господи, сделай так, чтобы он отказался! Она ни за что не хотела, чтобы Улисс вел себя как порядочный человек, чтобы он смотрел, говорил или действовал так, если речь шла о ее дочери.

– Я должен подумать, – ответил Улисс.

– А о чем тут думать? – взорвалась Райна.

– Раз я так сказал, Квинни, значит, есть о чем. Райна опустилась на стул. Она была оскорблена – об этом говорило выражение на ее лице, и единственное, чего хотела Велвет, – обнять ее и успокоить. Лучше пусть перестрадает теперь, чем потом будет обречена на долгую несчастную жизнь. Пора Райне обратить внимание на кого-нибудь другого, кроме Улисса Прайда.

Заметив, как Шарлотта коротко кивнула ей, Велвет повернулась к Патрику. Первая часть их плана сработала. Встреча дочерей оказалась, безусловно, удачной. Теперь была очередь за ней, Велвет, – она должна была привести в действие вторую часть плана.

– Шарлотта мне сказала, что у тебя нет никаких планов насчет праздника. Рио и я будем рады, если ты и твои гости присоединитесь к нам за рождественским обедом.

Она ждала, почти уверенная в его отказе.

– О, пожалуйста, Патрик, почему бы и нет? – спросила Шарлотта.

– Не вижу причин отказываться, – ответил Патрик, переводя взгляд с одной женщины на другую, – раз это семейный ужин.

– Ну да, именно это я и имела в виду, – обрадовалась Велвет. – Единственный человек, которого я еще собираюсь пригласить, – это Террилл Микс.

Глава 9

В сочельник, в десять часов вечера, Улисс пожелал Шарлотте и Алиции доброй ночи. Пока они поднимались по лестнице в свои спальни, придерживая юбки руками, он наблюдал за их грациозными движениями. На верхней площадке лестницы Алиция остановилась и с лукавой улыбкой послала ему воздушный поцелуй.

– Пусть все ваши рождественские желания исполнятся, – сказала она, исчезая в темноте коридора.

Рождественские желания? У него не было никаких желаний, кроме одного – найти наконец внутреннюю гармонию, добиться которой ему никогда не удавалось. Он слишком долго воевал со своим прошлым.

Он простоял некоторое время у подножия лестницы, прислушиваясь к приглушенным женским голосам, пока Алиция и Шарлотта желали друг другу спокойной ночи. Как он завидовал их взаимной привязанности и преданности друг другу и как желал, чтобы между ним и его отцом отношения были хотя бы вполовину такими теплыми!

Чувствуя себя одиноким и особенно ощущая отсутствие Илке в это время года, с поникшими плечами он прошел через холл нижнего этажа в кладовую, где хранил приготовленные подарки. Он отнес их в гостиную и положил под елку.

Патрик рано удалился в спальню, сославшись на усталость, и предоставил Улиссу сопровождать Шарлотту и Алицию в Керрвилл на церковную службу, проходившую при свете многочисленных свечей. Улисс подозревал, что его отец не мог заставить себя встречать Рождество без Илке и оказаться лицом к лицу с многочисленными доброжелателями и друзьями.

Когда они прибыли в церковь, она была уже полна пароду. Улисса поразило, как много людей помнят Шарлотту, еще больше его поразило то, как тепло они ее приветствовали.

Было похоже, что и Шарлотта пришла в восторг, встретившись со своими старыми друзьями. Мэр и его жена даже заговорили о том, чтобы устроить официальный прием по случаю праздников.

Кажется, никто не помнил и тем более не задумывался о скандале, отравившем юность Улисса. Возможно, они просто поддались очарованию Шарлотты. Бог свидетель, она с легкостью завоевала их симпатии.

* * *

Хотя усталое тело требовало покоя и звало его в постель, Улисс знал, что не сможет заснуть. Несмотря на то, что во время езды туда и обратно он промерз до костей, Улисс чувствовал какое-то возбуждение. Он подошел к камину и помешал угли, возвращая их к жизни, так, что они снова зардели. Он стоял в задумчивости, и его не покидало чувство, что нечто важное осталось не сделанным. Это его беспокоило.

Он гордился своим логичным и упорядоченным умом, а также поведением, которое считал следствием такого склада ума. Как юрист он был добросовестным, все дела были всегда досконально изучены и тщательно продуманы. Ему не нужно было напоминать, что его работа требует усердия. Привычка к точности пронизала все его существо. Ему было приятно сознавать, что и в личной жизни он столь же педантичен. Что же он мог забыть?

Он приготовил для Патрика пару сапог на заказ еще несколько месяцев назад. Во время поездки с Алицией и Райной в Керрвилл он улучил минутку, чтобы выбрать подарки для Алиции и Шарлотты.

Ничего кричащего. Он не выносил вульгарности, выставляемой напоказ. Однако показать им знак своего растущего уважения было в порядке вещей. Ему удалось довольно легко найти изящную французскую кружевную шаль для Шарлотты и брошь-камею с такими же серьгами для Алиции.

Для слуг и своих подчиненных в офисе Улисс купил подарки еще несколько недель назад, а также договорился с отцом, чтобы всем работникам на ранчо выплатили премии в зависимости от того, сколько лет они прослужили, а завтра им всем предстояло насладиться самым настоящим пиром с таким количеством бурбона, какое они смогут выпить.

26
{"b":"103186","o":1}