ЛитМир - Электронная Библиотека

– О, вы заблуждаетесь, Террилл, – вырвалось у Алиции.

– Хотел бы, чтобы было так. Мы с вами принадлежим к совершенно разным мирам, и между нами нет ничего общего. Я веду тяжелую и неустроенную жизнь, а вы дама голубых кровей. Я слишком стар для вас, к тому же необразован, черт бы побрал этот Техас!

– Все это и заставило меня полюбить вас, Террилл Микс, – заявила Алиция.

Не ожидая приглашения, она шагнула к нему и притянула к себе, потом крепко поцеловала его прямо в губы. Это был настоящий поцелуй, от которого подгибаются колени.

Террилл недаром выбрал профессию рейнджера – он прекрасно умел владеть инициативой, и Алиция с облегчением отметила, что его поцелуй был не менее страстным. Террилл прижал ее к себе с такой силой, что Алиция ощутила прикосновение его восставшей плоти.

Так вот что означает почувствовать настоящую близость мужчины, подумала она. Как будто цветок внезапно расправляет лепестки. Нет, тут же поправила она себя, это напоминает бобовый росток, но только растет особенно быстро.

К тому времени, когда их поцелуй иссяк, ее щеки стали пунцовыми, а на побледневшем лице Террилла особенно явственно выделялись веснушки. Он был похож на человека, только что пережившего отчаянный страх или невероятное наслаждение, а возможно, то и другое вместе.

– Где это ты научилась так целоваться? Неужели у этого Деверо? – проворчал он.

– Мне нравится, что ты ревнуешь, – ответила Алиция, награждая его улыбкой. – Но мне придется признаться, что не существует никакого Деверо. Это девичья фамилия моей матери. И я воспользовалась ею, потому что предполагала: господин Бидл не пожелает приобрести вестерн, написанный женщиной.

У Террилла округлились глаза.

– Значит, книгу написала ты?

– Виновна и поймана с поличным.

– И этот мистер Бидл действительно хочет заплатить тебе за него? Ты уверена, что это единственное, чего он хочет от тебя? Что, черт возьми, ты знаешь об этом человеке?

– Уверяю тебя, это не розыгрыш. – Ей нравилось, что он был готов защищать и ее самое, и ее интересы. – Может быть, поговорим позже? Я предпочла бы вернуться к поцелую.

Он поднял правую руку, отстраняя ее.

– Не приближайся ни на шаг. Если я снова тебя поцелую, я не смогу с тобой разговаривать. Зачем ты написала этому Бидлу, что была техасским рейнджером по имени Террилл Микс?

– Он должен был поверить, что я знаю, о чем пишу.

– А о чем ты там написала?

– Моя книга основана на деле Флореса. Он хлопнул себя ладонью по лбу:

– О, мой Бог, я буду всеобщим посмешищем.

– У мистера Бидла не возникло желание посмеяться. Он счел мою книгу потрясающей. Более того, я намекнула ему, что ты собираешься оставить работу рейнджера.

– Что?

– Ты должен подумать о следующих четырех книгах, и ничто не должно мешать твоему писательскому труду.

Бедный Террилл лишился дара речи.

– Алиция, ты загнала меня в угол. Ведь писательница ты, а не я.

– Это знаю я, и это знаешь ты. Но господин Бидл никогда об этом не узнает. Я приехала попросить тебя встретиться с ним вместо меня.

– Но это безумие! Я ничего не знаю об этом ремесле. Я даже не читал своей книги.

– Это моя книга, – перебила его Алиция довольно кислым тоном, – у тебя будет уйма времени, чтобы прочесть ее. И тебе вовсе не надо ничего знать о том, как пишутся книги. Ты просто должен быть в форме рейнджера. Поговори с ним о своих подвигах, покажи бляху и револьвер. Именно это ему и интересно.

Террилл покачал головой:

– Я не буду даже пытаться выдать себя за кого-то другого. Мистер Бидл мгновенно меня разоблачит. Кроме того, я не могу отлучаться по собственному усмотрению. – Чем яростнее он возражал, тем яснее становилось, что он обдумывает просьбу Алиции.

– Я сказала о твоем намерении оставить работу рейнджера, и это не просто слова. Я собираюсь заработать кучу денег для нас обоих.

Террилл оцепенел.

– Я не могу позволить, чтобы ты меня содержала. Я не альфонс.

– Я это знаю, дорогой. – Она впервые назвала его так. – У меня было время обдумать все это. Ведь я не справилась бы с книгой без твоей помощи, а теперь мистер Бидл хочет, чтобы я написала еще четыре. Я уже начала второй роман, и он тоже основан на твоих рассказах.

– Ах вот как! – Скептическое выражение его лица показало Алиции, что он все еще не убежден.

– Ну неужели ты не понимаешь? Ты меня вдохновляешь. Я всегда мечтала стать писательницей, но пока мы не встретились, у меня ничего не получалось.

– Ты это серьезно?

– Серьезнее быть не может. Я не хочу провести всю свою остальную жизнь, сочиняя грошовые вестерны. Я хочу путешествовать и писать книги, но ты должен быть рядом, чтобы защищать меня. – Ее речь была пронизана страстью. – Подумай обо мне, любовь моя. Неужели тебе не хочется увидеть пирамиды или поохотиться на тигров, сидя на слоне?

К ее безмерному облегчению, Террилл снова превратился из сосульки в живого человека. Его напряжение спало.

– Я бы солгал, если бы сказал, что не хочу этого. Откровенно говоря, я и сам подумывал о том, чтобы оставить работу рейнджера. Но есть куча препятствий, которые предстоит преодолеть.

– Назови хотя бы одно.

– Твоя мать.

– Я справлюсь со своей матерью. Еще что?

– Твой издатель. Я никогда не сумею его убедить, что я писатель, по крайней мере пока достаточно не изучу твое творчество. А у нас нет на это времени.

– В таком случае я поеду с тобой. – Когда Алиция произносила эти слова, она уже знала, что нашла правильное решение. – Ты сможешь представить меня мистеру Бидлу в качестве своего секретаря.

– Моего чего?

– Секретаря. Машинистки. Стенографистки. Если мистер Бидл будет задавать какие-то специальные вопросы, на них отвечу я.

– Полагаю, может так случиться.

Продолжая гнуть свою линию и понимая, что уже добилась успеха, Алиция протянула ему руку:

– Итак, сделка заключена?

Он взял ее руку, повернул ладонью кверху и поцеловал. Это прикосновение вызвало отклик во всем ее теле, будто по руке пробежал электрический ток. Этот поцелуй вызвал в ней такой прилив энергии, что она могла бы теперь танцевать всю ночь, а потом сесть и написать новый бестселлер.

– Это безумие, – бормотал он. – У меня такое чувство, что я веду себя как дурак, но сделка есть сделка. Впрочем, есть еще одна проблема.

– Я слушаю. – Сколько еще возражений он придумает?

– Если мы поедем вместе, я не отвечаю за свое поведение.

Эта угроза вызвала восхищенную дрожь во всем ее теле.

– Что ты хочешь сказать?

– Не играй со мной в игрушки, Алиция. Ты прекрасно знаешь, что я хочу сказать. Я достаточно старомоден, чтобы ждать помолвки и свадьбы.

– Я тоже, – ответила она, смахивая слезы. Все вышло гораздо лучше, чем она предполагала. – А теперь поцелуй меня.

Террилла не пришлось просить дважды.

Глава 25

Райна небрежно запихнула одежду в саквояж, не задумываясь о том, что она изомнется. Ей было наплевать на то, как она будет выглядеть в Индианоле.

Единственное существо, на которое она хотела произвести впечатление, был Набоб, а бык-призер едва ли обратит внимание на ее внешний вид. На животных не производят впечатления генеалогия, общественное положение и банковские счета. Зато для них важны нежность, привязанность и сострадание.

И как это ее угораздило позволить уговорить себя? Она с раздражением защелкнула замочек саквояжа. Они обсуждали с Патриком вопросы отгрузки и перевозки быка, и вдруг она согласилась отправиться в Индианолу, где Набоба должны были выгрузить с корабля.

– С тобой поедет Улисс, – сказал Патрик без всяких предисловий.

– Улисс? – неуверенно переспросила она.

– Он же ничего не понимает в животных. Да и не считает нужным разбираться. – Патрик одарил ее невинной улыбкой. – Мой сын изменился. Он осознает все свои недостатки и полон решимости исправиться. А лучшего учителя, чем ты, ему не найти.

72
{"b":"103186","o":1}