ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда ребенок наконец выскользнул из лона Эльке, свежевыстиранная воскресная рубашка Рио насквозь пропиталась потом. Но ему было наплевать. На его глазах свершилось чудо, и он принимал в этом участие.

Вельвит завернула ребенка в полотенце, перевернула и нежно шлепнула по попке, чтобы он закричал. Раздался слабый писк, и для ушей Рио не было приятнее музыки.

– Мальчик, – объявила Вельвит хриплым от усталости голосом и, к ужасу Рио, заплакала.

– А что сейчас-то плохого? – спросил Рио. – Я думал, мы все сделали как следует.

– Мы-то сделали, но ребенок не сделает. Он родился слишком рано. – Вельвит протерла тельце новорожденного и завернула в кусок простыни. Затем передала его Рио.

Рио отпрянул, как если бы она предложила ему гремучую змею.

– Черт побери, Вельвит, я не знаю, как держать ребенка. Если бы это был теленок…

– Ты прекрасно сможешь его держать, – отрезала Вельвит. – Я должна заняться матерью. – Тыльной стороной ладони она вытерла слезы на своих щеках. – Ребенок умирает, Рио, надо спасать мать, иначе она умрет вместе с ним.

Она сунула ему в руки маленький сверток, а затем повернулась к Эльке. Рио глядел на крохотное серое, как зимнее небо, личико. Но что удивительно, черты лица были уже сформированы правильно, почти как у взрослого. Ему даже показалось, что он похож на мать.

Волна нежности неожиданно накатила на Рио. Отвернувшись от Вельвит, чтобы она не могла видеть его слез, он прижал ребенка к груди и сделал то единственное, что мог сейчас сделать.

Вельвит обтирала запачканные кровью ноги Эльке и вдруг застыла пораженная, услышав пение. Это был тенор, он заполнил всю комнату и был такой сладкий и чистый, что, несомненно, принадлежал ангелу.

Вельвит повернула голову. Усталый ковбой пел песенку. При желании ее можно было считать и колыбельной.

– Где ты, моя Дженни, я так хочу погладить твои шелковистые каштановые волосы… – По спальне Вельвит Гилхули разносилась жалоба о разбитой любви.

Ее проникновенно пел умирающему ребенку Рио де Варгас. А тот, так и не успев познать мир, отходил на свой вечный покой.

Глава 9

Эльке проснулась. Боль как будто переместилась, стала иной, но все равно ни о чем другом, кроме нее, она думать не могла. Малейшее движение откликалось ослепительно-белой вспышкой в глазах. Любая попытка вздохнуть больно ударяла кувалдой по груди. В животе чувствовалась болезненная пустота. А простейшая процедура открывания глаз вызывала тошноту и спазмы в пересохшем горле.

Но что-то она уже видела. Например, едва различимые контуры затененной комнаты, расплывчатое пятно, как будто повисшее прямо над ней. Эльке с трудом моргнула и сделала слабую попытку сфокусировать это пятно. Единственное, что ей удалось более или менее четко разглядеть, это копну рыжих волос. Тут никаких сомнений не было.

«Господи! Это же Вельвит Гилхули. Что делает она у моей постели?»

Чтобы спросить, Эльке необходимо было облизнуть губы. Она попыталась, но не нашла достаточно слюны. Как будто угадав ее желание, Вельвит поднесла к губам Эльке чашку.

Эльке жадно выпила, но ее тут же вырвало. «Вырвало» не то слово – вывернуло наизнанку. И здесь Вельвит успела вовремя, подставив ко рту Эльке миску.

Когда позывы стихли, Вельвит вытерла лицо и губы Эльке влажной салфеткой, а затем пригладила ей волосы.

– Я понимаю, у вас много вопросов, – сказала Вельвит, поправляя простыни и одеяло, – но сейчас вам нельзя говорить. Доктор прописал вам полный покой. У вас сотрясение мозга и сломаны два ребра.

Эльке попыталась переварить полученную информацию, но сдалась.

«Отто, – подумала она. – Где Отто? Почему он не здесь?»

Когда снова нахлынула темнота, его имя еще оставалось в ее одурманенном сознании.

Сколько она проспала, Эльке не представляла. К счастью, все кошмары, сопровождавшие ее сон, она не запомнила.

Первое, что она увидела, очнувшись, – это свет керосиновой лампы.

На этот раз Эльке все видела резко и отчетливо. Несомненно, в этой комнате она прежде никогда не бывала. Ей даже прежде и видеть не доводилось такой бесстыдной роскоши – обитые бархатом стены, шторы, расшитые золотом, хрустальные стенные подсвечники и зеркала повсюду, даже над кроватью.

Миленькое женское лицо, склонившееся над ней с вниманием и заботой, было Эльке совершенно незнакомым.

– Вы полежите тихо, а я сбегаю за мисс Вельвит, – сказала молодая женщина.

«Значит, та первая женщина все же действительно была Вельвит Гилхули, известная в городе «мадам» из заведения, пользующегося дурной славой, – подумала Эльке, – а девушка, должно быть, одна из ее падших ангелиц».

Эльке вспомнила свое первое пробуждение, оно показалось ей дурным сном. Сейчас она боялась, что будет еще хуже.

Предчувствие страшной катастрофы огненными сполохами проскакивало в ее голове. Эльке лежала тихо, боясь пошевельнуться, боясь узнать обстоятельства, которые привели ее в эту странную постель.

– Рита сказала мне, что вы проснулись, – сказала Вельвит, возникая в ограниченном поле зрения Эльке. – Как вы себя чувствуете?

– Ужасно. – Этот скрипучий голос Эльке едва могла признать за свой собственный. – Что случилось? Где мой муж?

– Вы ничего не помните?

– Нет.

Вельвит села в кресло рядом с постелью и взяла Эльке за руку.

– Вы всегда были так добры ко мне, миссис Саншайн. Очень жаль, что именно мне предстоит сейчас все вам рассказать.

– Рассказать что?

– То, что ваш кабриолет перевернулся.

– Кабриолет? – Эльке пыталась вытащить из своей пустой памяти хоть какие-то крохи.

– Да, ваш кабриолет перевернулся, когда вы с мужем возвращались с ранчо Прайда, – подсказала Вельвит.

Внезапно в мозгу Эльке пронеслась серия сцен, как будто она увидела все в стереоскопе. Пролетающие мимо кусты и деревья. Мчащаяся лошадь. Натягивающий вожжи Отто. Звуки выстрелов.

Близнецы Детвайлеры, проносящиеся галопом мимо.

Смеющиеся. Они смеялись. Кабриолет накренился.

Отто взлетел в воздух, не выпуская вожжи из рук.

Все это исчезло так же внезапно, как и появилось, но она успела увидеть, как Отто ударился о землю.

Смог ли он пережить такой удар? И что с ребенком? Ее свободная рука скользнула под одеяло к животу, и пальцы первыми узнали то, что только спустя некоторое время дошло до ее сознания.

Вельвит еще крепче сжала ее руку.

– Теперь вы вспомнили?

– Только то, что случилось в дороге. Но что было потом? Где мой муж и… ребенок? Где Отто? – простонала Эльке.

– Я бы рада сообщить вам что-нибудь другое, но нет никакой возможности. Рио де Варгас ехал в город и случайно обнаружил вас. Мистеру Саншайну он, к сожалению, ничем помочь не мог. Вас же он привез в город так быстро, как мог. Доктора Роте на месте не было, а Рио во Фредериксбурге больше никого не знал. Так что он доставил вас сюда. У вас уже были схватки. Принимала ребенка я. Это был мальчик. Чудный маленький мальчик.

На слезы, струящиеся по щекам Вельвит, Эльке внимания не обратила. Она их проигнорировала. Она отказывалась принять то, что они означали.

– Что вы имели в виду, сказав, что он не мог помочь Отто? С моим мужем, надеюсь, все в порядке?

– Рио говорил, что он был сильно ранен. Я знаю, это слабое утешение, но все же вы должны знать: ваш муж не мучился.

Эльке до крови прикусила губу. Рио все неправильно понял. Бедный Отто мучился, и еще как. Он ведь так боялся. Он умер в страхе. И теперь он никогда не узнает, что у него родился сын. Благодарение Богу, хотя бы частица его выжила.

– Я хочу посмотреть на своего ребенка. Вельвит потянулась за кружевной сумочкой, достала кружевной носовой платок и вытерла глаза.

– Я очень сожалею, миссис Саншайн. Но ваш сын прожил всего несколько минут. Он был совсем слабенький. Ваш ребенок на Небесах, со своим отцом.

– Я этому не верю. Почему вы хотите сделать мне больно? Что я вам такого сделала? – Эльке была слишком слаба, чтобы подняться. Она только захватила в кулаки концы одеяла и зло смотрела на Вельвит.

23
{"b":"103187","o":1}