ЛитМир - Электронная Библиотека

Найджел сиял. Ведь в этих словах для мужчины может быть заключено очень многое. Буквально все. Нет, такой очаровательной маленькой шалуньи, такой дерзкой и смелой он еще не встречал.

– Может быть, стоит подождать и попросить Эльке?

– Ой, какая чепуха! Вы что, мне не доверяете, лорд Хосорн?

– У меня такое чувство, что вы очень опасная женщина.

– Ах вот вы как! А я-то думала, что вы смелый мужчина. Даже боитесь попробовать?

К своему удивлению, он вдруг понял, что хочет произвести на нее впечатление. Сделать что-то такое, чтобы она знала, что остаток своей жизни он не собирается проводить, лежа в постели на спине.

– Мне в своей жизни приходилось рисковать больше, чем многим мужчинам. Если бы не так, то я бы здесь не оказался. Так что одним риском больше, одним меньше, какая разница.

– Я схожу за бритвой Патрика и сейчас вернусь.

Шарлотта торопилась, боясь, что он передумает. В холле она задержалась перевести дух. Ее сердце колотилось так сильно, что она боялась, как бы оно не выскочило из груди и не упало на пол.

В таком состоянии она не была с того самого вечера, когда впервые встретила Патрика.

«Нет, – поправила она себя, – я и тогда не испытывала подобного восторга».

От мысли о том, что ей придется брить едва знакомого мужчину, на душе становилось сладостно тревожно.

Бритва Патрика, кувшин для бритья и кисточка – все это было расставлено на полке в ватерклозете. Шарлотта собрала их и наполнила водой белый эмалированный таз. Она была уже на пути к двери, как вдруг поспешно возвратилась к зеркалу над раковиной.

Щеки пылали так ярко, что вовсе не нуждались в румянах. Костюм, который она надела сегодня утром, прекрасно оттенял ее темные волосы. Она изогнула бровь, увлажнила губы и несколько раз улыбнулась, следя за появлением ямочек на щеках. После этого, удовлетворенная, поспешила назад, в комнату Найджела.

У двери Шарлотта остановилась собраться с мыслями. В конце концов никаких оснований чувствовать себя, как будто она собирается пуститься в тайное и рискованное путешествие, у нее не было. Только и всего, что предложила раненому человеку небольшую помощь. Что здесь такого?

Она постучала один раз и, не дожидаясь ответа, вошла.

– Не придется ли нам потом сожалеть об этом? – проговорил Найджел со своим удивительным английским акцентом.

– Обещаю, что живым вы останетесь. Он тихо засмеялся.

«Как он мило смеется», – подумала Шарлотта, устраивая полотенце под подбородком Найджела. Ей всегда нравилось, когда мужчины смеялись над ее проказами.

Она окунула кисточку в миску с водой, затем в мыльную пену и сильно размешала, после чего покрыла пеной щеки и подбородок Найджела.

Она не раз наблюдала, как слуги брили ее отца и братьев, но никогда не задумывалась над этим. Что-то интимное по своей сути было в том, что она сейчас бреет этого мужчину. Особую пикантность ситуации придавал тот факт, что мужчина этот симпатичный английский аристократ.

Об аристократическом происхождении Найджела говорили его высокий лоб и орлиный нос, равно как и стройная фигура и чудесные пепельные волосы, пряди которых падали на лицо.

Патрик своей мужественностью ее слегка перегружал. Наружность Найджела была куда более утонченной. Она водила бритвой по твердой щетине, покрывающей его лицо, и было такое ощущение, что фундамент дома покачивается у нее под ногами.

Она почувствовала вдруг, что связана с ним, причем связь эта выходила далеко за пределы физического влечения – хотя и этого было здесь с избытком – она чувствовала себя так, как будто уже знала его насквозь.

Это было очень странно! Как она, замужняя молодая женщина, счастливая в браке, может испытывать подобные чувства к какому-то еще мужчине, кроме своего мужа.

Про Патрика, про то, как он ей нравится, она рассказывала своей матери, делилась с Эллой Мэй и другими своими приятельницами, у которых было желание слушать. Но Шарлотта бы никогда не отважилась поделиться тем, что чувствовала сейчас, ни с одним живым существом, разве что сама бы сказала Найджелу лично. Может быть, когда-нибудь они вместе посмеются над этим.

– Я все делаю правильно?

– У вас прирожденные способности.

– Вы просто мастер делать комплименты.

Она покончила с правой стороной и наклонилась через распростертое тело Найджела, чтобы начать брить левую.

Найджел оторопел, когда ее, если можно так выразиться, верхняя часть приблизилась к его лицу. Он отклонился назад насколько мог, но этого было явно недостаточно. Она источала экзотический аромат, который возбуждал все его чувства… все без исключения.

Господи, неужели она не осознает, что стоит ему только поднять чуть-чуть голову, и он может поцеловать ее грудь? Если в ближайшее время она не закончит, он за некоторые части своего тела не отвечает.

Рио де Варгас проделал мастерскую работу по спасению его ноги. Патрик Прайд создал ему здесь райские условия. Доблестная Эльке Саншайн ухаживала за ним. Но Шарлотта Прайд – он сейчас осознал это с восторгом – вернула к жизни его третью часть тела, о которой он только недавно так печалился.

Даже если ему будет суждено прожить еще сотню лет, этот момент он все равно никогда не забудет. Она что, специально дразнит его или просто такая добрая от природы? Искусная соблазнительница или ангел? Он горел нетерпением это выяснить.

Глава 22

Эльке застегивала пуговицы на своем голубом дорожном костюме.

Шарлотта и Найджел в последнее время выглядели все более крепкими и живыми, она же чувствовала, что тает с каждым днем. Она отдала им так много энергии, что, казалось, у нее самой ее не осталось совсем.

«У меня уже давно не было выходного», – подумала она, спускаясь по черной лестнице.

Кончита встретила ее у дверей кухни с чашкой кофе в руках.

– Кабриолет уже у входа, сеньора. Выпейте перед дорогой.

Эльке сделала всего несколько глотков.

– Не забудьте дать лорду Хосорну на завтрак чай, а не кофе, и он любит яйца в мешочек. Там осталась ветчина, она будет хороша на ужин и…

– Oiga,[30] вы говорили мне все это вчера. Я ничего не забыла, – прервала ее Кончита. – Вы слишком обо всем беспокоитесь. – Она слегка подтолкнула Эльке по направлению к двери. – Я там вам положила кое-что, поедите в дороге. В повозке.

– Вы уверены, что ничего не забыли?

– Si.[31] Я уверена. У вас не было ни одного дня отдыха, дайте-ка я вспомню… – Кончита сосчитала на пальцах. – Три месяца. У вас должно быть время и на себя. Vaya con Dios, senora.[32] – Она проводила Эльке до дверей кухни.

– Adios у muchas gracias,[33] – крикнула ей напоследок Эльке и вышла в холл.

Здесь, надев свое зимнее пальто и шляпку, она распахнула дверь в морозное февральское утро. Над головой простирался огромный свод звездного неба. Лай койотов вдалеке дисгармонично перекликался с предрассветным петушиным кукареканьем. Солнце только занималось, возвещая о своем появлении на востоке сполохами расплавленного золота. Широко раскинув руки, как будто желая обнять все вокруг, Эльке сделала глубокий живительный вдох. Воздух имел вкус более освежающий, чем шампанское.

«Я слишком долго была заперта в стенах этого дома», – подумала она, глядя на ожидающий кабриолет.

Уход за Шарлоттой, а затем за Найджелом измотал ее эмоционально и физически. Наконец-то ей удалось вырваться в город. Сначала заедет к Вельвит, проведет время с ней и девушками, а потом у Гробе переночует.

– Я ждал тебя.

Голос Патрика ее испугал. Она слышала, как он уходил, и думала, что он уже теперь далеко, готовит для перегона скот. Эльке обернулась. Он стоял в овечьей тужурке.

вернуться

30

Послушайте (исп.).

вернуться

31

Да (исп.).

вернуться

32

Поезжайте с Богом, сеньора (исп.)

вернуться

33

Пока, и большое спасибо (исп.).

53
{"b":"103187","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Внутри звездопада
Смутное время
Не проблема, а сюжет для книги. Как научиться писать и этим изменить свою жизнь
Светлик Тучкин и украденные каникулы
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Доброключения и рассуждения Луция Катина
Избранница хозяина Бездны
Когда пируют львы. И грянул гром
Вендетта