ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Макс лег в постель, попытался заснуть, но сон не шел. Он побрел в кухню, нашел в одном из шкафов непочатую бутылку рома «Барбанкорт». За ней в углу что-то стояло. Проволочная фигурка высотой примерно десять сантиметров. Человечек в соломенной шляпе расставил ноги, заложил руки за спину.

Макс налил себе рома, глотнул и внимательно рассмотрел фигурку. Голова покрашена черной краской, одежда – рубашка и брюки – темно-синяя. Из кармашка торчит красный платочек. За плечо заброшена небольшая сумка, похожая на школьный ранец.

Ром прошел хорошо, наполнил внутренности успокаивающей теплотой, которая скоро распространится по телу и преобразуется в приятное ощущение беспочвенной надежды. Похоже, он начал привыкать к зелью.

26

Шанталь и Хаксли предупреждали его, но все равно он был ошеломлен, медленно двигаясь в автомобиле по трущобам Города Солнца.

Главной транспортной магистралью здесь служила узкая колея в грязи. Направо и налево тысячи убогих лачуг. Колея вилась между ними. Присмотревшись, Макс обнаружил там определенную иерархию. Примерно четверть домов – саманные хижины с крышами из гофрированного железа. Они выглядели довольно крепкими и пригодными для жилья. Классом ниже шли лачуги из тонких досок с крышами из пластика, которые мог снести несильный ветер. Но в любом случае эти жилища были лучше лачуг из картона, составляющих большинство. Видимо, саманные хижины принадлежали старожилам трущоб, а картонные – новичкам. В деревянных жили те, кто посередине. Некоторым служили жильем выпотрошенные легковые автомобили, автобусы и грузовики.

Из дыр в крышах вырывались густые клубы черного дыма. Они образовывали в небе облако серого тумана в форме дирижабля, ветер крутил его, но не рассеивал. Макс чувствовал на себе сотни взглядов. Обитатели лачуг вылезали посмотреть на автомобиль. Истощенные, еле двигающиеся, похожие на скелеты, они стояли, опираясь спинами на стенки своих лачуг.

Кварталы хижин сменялись незастроенными участками. Тут сухого места было мало, в основном топь непролазная. Возле куч грязи играли тощие рахитичные дети. Несколько раз попались повозки, везущие какой-нибудь скарб. Лошади такие же изможденные, как и их хозяева. В воздухе витали разнообразные мерзкие запахи. Причем один смешивался с другим, умножался на два и так до бесконечности. Падаль, всевозможнейшие отбросы и экскременты – все это смердело. Вонь стояла такая, что Макса затошнило. Пришлось надеть одну из масок, которые он купил перед поездкой сюда.

Макс пересек Бостонский канал по временному мосту, сделанному из связанных металлических балок. Густая река из отработанных нефтепродуктов разделяла Город Солнца пополам. Извергала ядовитую жидкость в море. Такого кошмара он еще не видел. В аду, наверное, чище и дышится легче. Не верилось, что войска США и ООН оккупируют страну уже два года и ничего не сделали с Городом Солнца.

Где же тут может обитать Винсент Пол? Никаких автомобилей и джипов.

Макс поднялся на возвышенность и вышел из машины осмотреться. По совету Шанталь он купил специальную обувь, которую потом можно выбросить. Недалеко от «Тупика Карвера» торговала женщина. У нее в корзине было много разного старья. Максу достались обшарпанные армейские ботинки со стертыми каблуками. Вскоре он убедился, что поступил очень разумно, потому что, пройдя несколько метров, провалился по щиколотку в грязь так, что с трудом вытащил ноги. Глубокие следы немедленно затянуло липкой маслянистой мерзостью.

Слева послышалось гудение двигателей. Метрах в пятидесяти шла небольшая колонна военных автомобилей – три грузовика, сзади джипы. Они направлялись к морю.

Макс побежал к машине и завел двигатель.

27

Он последовал за колонной к площадке у моря, где полукругом стояли большие темно-зеленые палатки. Над двумя развевались флаги Красного Креста. Сотни обитателей Города Солнца стояли в очереди к длинным столам, за которыми солдаты подавали им бесплатную еду в картонных тарелках Они быстро съедали порцию и снова становились в очередь, другие с ведрами и канистрами стояли в очереди к цистерне с водой. Дальше Макс увидел еще три «хвоста», где давали рис, кукурузную муку и уголь. В очередях соблюдался идеальный порядок. Люди стояли тихо. Каждый знал, что хватит на всех.

Макс начал думать, что был не прав: войска ООН действительно что-то делают для облегчения страданий этих отчаявшихся людей, которых освободили от диктатуры. Но, присмотревшись внимательнее, нигде не обнаружил символики ООН. На солдатах не было знаменитых лазурных головных уборов, на машинах надписей. И оружие у них было не фирменное, а разношерстное, бандитские стрелялки. Автоматы, помповые ружья и автоматические карабины.

Макс осознал, что это боевики Винсента Пола, за несколько секунд до того, как увидел его самого, когда он вышел из медицинской палатки. Винсент Пол был во всем черном – футболке, брюках военного образца и ботинках парашютиста. Он был высокий, массивный, лысый и чернокожий. Уж как здоров был Джо, а этот казался ростом выше. Достаточно посмотреть, какую тень он отбрасывал.

Гигант направился к одному из столов, где раздавали еду, и стал помогать. Подавал людям тарелки, разговаривал, смеялся. Смех – рокот на низких частотах, напоминающий рев идущего на посадку реактивного самолета. И голос очень запоминающийся. Макс сразу узнал его. Да, в ту ночь его от детей-грабителей спас действительно Винсент Пол.

Подав несколько тарелок, Пол двинулся вдоль очереди. Наклонялся к детям, говорил что-то, даже приседал на корточки, общался с мужчинами, женщинами, тоже нагибался, чтобы услышать их реплики. Пожимал руки, принимал объятия и поцелуи. Когда одна старуха поцеловала его руку, он поцеловал ее, и люди пришли в восторг. Они забыли про очередь, столпились вокруг.

Вскоре Макс услышал странные свистящие звуки, будто декламировали речитативом.

Ссен-ссен… ссен-ссен… ссен-ссен…

Звуки становились громче, к декламации присоединялись все больше людей. И тогда он наконец разобрал.

Вин-ссен… Вин-ссен… Вин-ссен…

Обитатели Города Солнца, забыв о голоде и страданиях, славили своего благодетеля. А он продолжал легко двигаться между ними, пожимая руки, принимая объятия. Макс заметил двух женщин в форме. Они наблюдали за толпой, на бедрах висели кобуры с пистолетами.

Пол поднял руки, и толпа затихла. Он на голову возвышался над самым высоким человеком, так что его хорошо было видно. Начал говорить глубоким баритоном. Толпа жадно впитывала каждое слово, взрываясь возгласами, аплодисментами, свистом, воплями, топаньем ног. Даже его люди, которые, должно быть, слышали это миллион раз, хлопали с неподдельным энтузиазмом.

Макс видел подобное на улицах Майами. Каждые несколько лет разные мафиози – из тех, кому повезло не попасть в тюрьму и просто остаться живыми благодаря жестокости, деньгам и хорошим связям, – решали «отдать кое-какие долги» общине, которой стояли поперек горла своими наркотиками и войнами за дележ территории. На Рождество они выезжали с бригадами в район трущоб и раздавали жареных индеек, подарки и даже деньги. У них было все, что могли вообразить их примитивные мозги, – богатство, женщины, власть. Но им нужны были еще любовь и уважение.

Филантропия Винсента Пола – иного толка. В этой стране выжить можно было, лишь покинув ее, как делали многие, рискуя жизнью, добираясь на лодках до Флориды. Оставшимся должен был кто-то помочь. Поскольку США и ООН это делать не собирались, помогать взялся тот, кого называли самым крупным наркобароном на Карибах.

Наблюдая за Полом, Макс был уверен, что видит перед собой похитителя Чарли Карвера. Он вполне мог забрать ребенка и спрятать где угодно. Ему тут всё подчинялось.

39
{"b":"103190","o":1}