ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава тринадцатая

Дорога и вправду была знакома, да только конечный пункт оказался иным. Вместо подвала, откуда они с Андрюшкой сбежали, Райку притащили в небольшое одноэтажное здание из белого камня, спрятанное в глубине большого подворья. Правда, вскоре выяснилось, что это была лишь оболочка для непосвященных, а основная часть находилась под землей.

Мальчика втолкнули внутрь, остановились перед каменной дверью. Что это камень, Райка сразу определил по шероховатости материала. Ну не дерево же!

Один из воинов нажал на выпуклость в стене, и дверь плавно ушла вбок, открывая темный тоннель, идущий вниз. Райку подтолкнули в спину, и он зашагал по ступенькам, рискуя свалиться и свернуть себе шею.

Спускались долго, Райка успел утомиться, но его постоянно толкали в спину то рукой, то древком копья. Наконец спуск завершился, но не закончился поход — тоннель извивался, как хвост питона, запомнить повороты было невозможно. Как воины находили путь в кромешной тьме, Райка решительно не понимал. Но в глубине души он очень хотел, чтобы дорога затянулась как можно дольше.

По пути Райка пару раз чиркнул локтем по стенам и удивился — они были мягкими, будто плюшевыми. Пощупав, теперь уже специально, он понял — стены от старости поросли мхом. Мальчишка передернул плечами — бр-р-р... Может, тут еще и пауки водятся или какая-то другая гадость…

Впереди забрезжил тусклый свет, и стражники ускорили шаг — им тоже надоело идти, по всей видимости.

В конце этого бесконечного коридора Райка увидел три двери, одна из которых была гостеприимно распахнута настежь. В нее и ввели пленника.

Мальчишка рассмотрел обстановку и ему стало нехорошо… Средневековые застенки, да и только…

На стенах закреплены факелы, разгоняющие тьму. Чуть в стороне разогревается жаровня с вишневыми угольями. Блестящий от пота, слуга в одном переднике то и дело ворошит их железной кочергой, чтобы не гасли. Две деревянные скамьи по обе стороны комнаты, похожей на склеп. Еще дальше — круглое деревянное колесо с перекладинами. И совсем добила Райку подвешенная к потолку кованая цепь… Хоть ветра в подвале не было и в помине, цепь отчего-то еле слышно позвякивала. Будто звала к себе юного узника...

Предназначение многих мрачных предметов в подвале мальчишке было малопонятно, но ничего хорошего не предвещало.

— Что я сделал? — пробормотал Райка, но его никто не слушал.

Ухватив за руки, подтащили к плетеному креслу и привязали крепко-накрепко, не шелохнешься. Подергавшись немного, Райка притих, ожидая с испугом появления Верховного. Ведь наверняка именно он отдал приказ схватить беглеца.

Райка не ошибся — связанные конечности еще не затекли, как вошел Верховный Грраарр. Он уселся напротив Райки, устало вытер пот со лба и взглянул на мальчика.

— Арргнаа рва? — спросил он и облокотился о столик, стоящий перед ним.

— Не понимаю, — попытался пожать плечами Райка, но даже это слабое движение ему не удалось.

Грраарр кивнул, жестом отослав стражников. Дождавшись, когда дверь захлопнется, он уставился на мальчишку тяжелым немигающим взглядом.

В ту же секунду Райка ощутил, как что-то влезает ему в голову и начинает ворочать там, внутри, когтистой лапой. Боль, сперва слабая, разрослась и захватила все Райкино сознание. Он застонал, задышал часто-часто, задергался на веревках, едва не выворачивая суставы. Но лапа беспощадно выгребала из его головы все, что там было спрятано — в памяти, в подсознании. Наконец, не выдержав, мальчишка закричал. И сразу все стихло, только остался звон в ушах, но и он постепенно ослабел и растаял.

— Живой? — сочувственно спросил Грраарр, улыбаясь тонкими губами. — Здравствуй, мальчик Раймонд из двадцать первого века от Рождества Христова. Ты слишком глуп, чтобы от меня бегать. Ты даже не заметил, что все мальчишки в империи черноволосы, а у тебя они светлые. Такую примету видно издалека.

Говорил он на чистом русском языке без малейшего акцента.

— Что вы со мной сделали? — едва шевеля языком, прошептал Райка, а в теле противно растворялась мутная слабость, заполнившая каждую клеточку.

— Здесь вопросы задаю я, — ответил Грраарр, но все же соизволил пояснить: — я мельком пробежался по твоему сознанию, вычленив лингво составляющую. Надо же нам как-то общаться. Вопросов у меня много, но главный один — где кристаллы?

— А что, не могли узнать, пока в голове у меня копались? — хоть как было плохо, но Райка не желал сдаваться.

— Представь себе, не мог, — развел руками Грраарр. — Если бы я начал работать более тщательно, ты бы не выдержал. А зачем мне нужен мальчишка — комнатное растение? У меня на тебя большие планы.

— Какие еще планы? Завтра от вашей страны даже пылинки не останется, — устало сказал Райка. — Неужели вы еще не поверили в это? Лучше бы на корабль бежали…

— Прекрати сеять панику, — жестко сказал Верховный. — Я велел за такие разговоры казнить на месте! Где кристаллы, я спрашиваю?!

— Нету… Потерял… Когда убегал…

— Врешь! По глазам вижу, врешь!

Верховный Грраарр хлопнул в ладоши, и в подвал вернулись оба стражника. Последовала какая-то команда на их языке, и один солдат влепил Райке затрещину. Мальчишка взвизгнул и попытался отъехать на стуле, едва не свалился.

— Что я сделал?! — крикнул он с обидой. — За что?!

— За то, что не отвечаешь на мой вопрос, — немного успокоившись, сказал Верховный. — Я повторяю еще раз, и если не ответишь, сильно пожалеешь. Где кристаллы? Где ты их спрятал?

— Я не помню! — отчаянно крикнул Райка.

— Ответ неправильный, — грустно прокомментировал Грраарр. — Будем освежать память. Взгляни-ка сюда!

Райка поднял голову, а один из стражников поставил перед ним на стол черный перламутровый ящичек. Грраарр снял крышку и Райке стало плохо — внутри переливались багровым пламенем, отражая факельный свет, металлические предметы весьма угрожающего вида. Какие-то ножики, клещи, молоточки, иглы… Не всем Райка смог даже придумать предназначение. Но затрепетавшее сердце подсказало — все это вызывает жуткую, нестерпимую боль.

— Не надо… — пролепетал он, отворачиваясь. — Я честно не помню…

— Продолжает упорствовать, — вздохнул Верховный, захлопывая ящик. — Ну что же, ты сам выбрал свою участь. Эти орудия мы пока прибережем, а начнем с самого простого.

Он вновь скомандовал что-то скрипучим, как трель сверчка, тоном, и стражники отвязали Райку. Сдернув с него хитон, протащили через комнату и разложили на скамье. Она показалась Райке при первом знакомстве обычной, но он ошибся — у скамьи была хитрая конструкция, и мальчик в этом быстро убедился.

Лодыжки и кисти закрепили, но уже не веревками, а кожаными ремнями, растянув мальчишку.

— Ну что, готов? Начнем потихоньку... — ласково проговорил Верховный Грраарр и осторожно крутнул деревянное колесико, приколоченное в изголовье. Это дело он не мог доверить стражникам, а то еще перестараются.

Скамья скрипнула, пришла в движение. По центру, где поясница, в дереве появилась трещина. Она росла, расширялась. А Райкино тело растягивалось...

Грраарр крутил колесико не спеша, поглядывая на мальчишку, часто останавливаясь и давая отдых. Заодно задавая один и тот же вопрос:

— Где ты спрятал кристаллы?

Сначала Райка только презрительно улыбался, чтобы скрыть смущение — выставлен голышом на потеху публике! — но очень быстро ему стало не до смеха… Мальчишку буквально разрывало на части. Мускулы под незагорелой кожей натянулись, как резиновые жгуты. На шее отчетливо проступили вены, а лицо раскраснелось. Едва Грраарр касался колёсика, как суставы отзывались хрустом, который казался мальчику оглушительно громким. Боль вливалась в тело широким потоком, захлестывая, изгоняя волю.

17
{"b":"103199","o":1}