ЛитМир - Электронная Библиотека

Райка почти смирился с неизбежным, но сюрпризы в «затерянном мире» были на каждом шагу. Чья-то лапа перехватила мальчика и потащила вбок, в узкое ущелье, которое он не заметил впопыхах. За спиной раздался утробный рев — добыча ускользнула из-под самого носа! Это взбесило мегалозавра до такой степени, что он принялся крушить все, что видел, в пыль.

А Райку тащили все дальше и дальше… И кто его спас, мальчик не видел — в ущелье было темно и мрачно… Да еще вопрос, спасали его или наоборот — из огня да в полымя?

Глава пятая

Ущелье становилось все уже и уже. Вскоре и спасатель, и Райка едва протискивались среди песчаника. Но все же не застряли, хоть мальчишке уже мерещилась подобная перспектива. Его волокли за ворот, развернув спиной, так что оставалось лишь шустро перебирать ногами, иначе рисковал задохнуться.

Наконец дорожка привела в пещеру, которая показалась огромной — конечно, по сравнению с ущельем.

Вход был задвинут почти круглым камнем высотой с взрослого человека. Кто мог сдвинуть такую махину с места, Райка не представлял. По всей окружности камня били рассеянные солнечные лучи, они и освещали внутреннее пространство.

Райку уронили на пол и, конечно, он первым делом попытался разглядеть, кто же его, собственно, волок. Стоя на четвереньках, мальчик воззрился снизу вверх на… небольшую гориллу… Именно так выглядело это существо, покрытое черной шерсткой…

— Ой-ё… произнес удивленно Райка.

Горилл он видел в зоопарке, неандертальцев — на страницах учебника. Существо представляло собой забавную помесь тех и других. Морду уже можно было называть лицом — умное, выразительное, с мимикой, почти без шерсти. Слегка согнута спина, полусогнуты лапы. А в целом, довольно симпатичный обезьяныш.

Да, именно обезьяныш — хоть и силы у него немеряно, раз сумел утащить Райку в такую даль, но жестами и повадками — ребенок. Он довольно скалил зубы, повизгивал, размахивая несоразмерно длинными кистями.

— Урргыыхх, — прозвучало из его уст.

— Чего? — переспросил Райка и тут же из его сумки послышалось глухое:

«Ты кто?»

— Ничего себе… — удивленно проговорил Райка. Заглянув в сумку, он поискал источник звуков. Им оказалась черная коробочка «без окон, без дверей» То есть, литой полированный корпус без кнопок, рычажков, индикаторов — вообще без ничего.

— Ух ты… — мальчик повертел новую игрушку в руках.

— Я — Райка! — произнес он, старательно выговаривая звуки.

— Арргыы Ррахка… — повторила штуковина из далекого будущего.

Это повергло обезьяныша в неописуемый восторг. Он кувыркнулся через голову, поколотил себя в грудь, повизжал что-то неразборчивое даже для «переводчика»

— Крракх! — наконец сказал он, успокоившись. Чтобы гость понял сказанное, ткнул себя в живот толстеньким пальцем.

Райка понял — это такое имя.

— Крракх? — повторил он и улыбнулся. — Ты Крракх, я — Райка!

— Гыых, — обрадовано оскалился юный абориген.

— А где все остальные? — задал логичный вопрос Райка. Такая большая пещера, а народу нет. И ребенка одного оставили.

Транслятор перевел его вопрос, обезьяныш послушал, склонив голову набок. А затем принялся за ответ — он принялся притоптывать на месте, махать лапами, бормотать:

— Аггырр, грыыхх, хрруммм… — и прочие подобные перлы первобытнообщинного диалекта.

Продолжалась эта пляска не меньше минуты, а в результате транслятор выдал перевод:

— Охота.

Крракх поднял брови, (точнее, надбровные дуги) удивившись такой лаконичности.

— А-а, на охоте! — закивал Райка. — А ты дом сторожишь, да? Ой, а кто же камень сдвинет, когда все придут? Он ведь изнутри открывается!

Выслушав в свою очередь перевод, Крракх довольно сказал:

— Я! (Здесь и в дальнейшем — перевод транслятора)

Райка захлопал глазами — как этот малыш (ну, всего-то на голову выше Райки) сдвинет с места здоровенный валун? Но решил не спорить — вернется племя, сам все увидит.

А тем временем он решил познакомиться с местным бытом. Как они тут живут, интересно ведь! И Райка отправился на экскурсию по пещере, в сопровождении обезьяныша.

У стен лежали шкуры — твердые, хрустящие, тонкие, будто плащи. Наверное, ими укрывались. И то правда, климат жаркий, шубы не нужны. Тем более, что сами «люди» шубы на себе таскают. Вон какой Крракх пушистый, как медвежонок.

— А чем вы питаетесь? — любопытничал Райка и совал нос во все закоулки.

— Мясо, — отвечал Крракх и тыкал Райке под нос кусок вяленой динозаврятины.

Бе-е, от того неприглядного на вид куска так несло тухлятиной, что мальчишка отворотил нос. И решил угостить обезьяныша тушенкой 22 века. Пусть полакомится.

— Иди сюда, — с загадочным видом поманил он Крракха поближе к сумке и вынул третью, последнюю, банку.

Пшшш… — раздалось из нее. Крракх испугался и отпрыгнул сразу метра на полтора.

— Да не бойся! — рассмеялся Райка. — Она не кусается!

Но Крракх сидел в стороне и подошел только на невообразимо вкусный запах, что разнесся по пещере. Принюхиваясь широкими ноздрями, обезьяныш медленно подбирался поближе. Райка ждал, не шевелясь, чтобы не испугать еще больше.

— На, держи, — сказал он, выудив из банки кусок теплого мяса. — Вкусно! Ням-ням!

Крракх взял мясо на ладонь, потрогал губами.

— Урррххх, — заурчал он и принялся жевать. На его лице отразилось такое удовольствие, что Райка даже позавидовал.

— Еще! — Крракх требовательно протянул руку. Райка не противился, банки хватит на двоих. В голову забралась прагматичная мыслишка — а прокормит ли «скатерть» все племя? Крракх непременно расскажет о необычном угощении, захотят попробовать все. И если Райка не сможет обеспечить ужин… Тогда поужинают им самим… А что, запросто — нравы тут некультурные, первобытные. Сожрут и не подавятся.

В душу закралось беспокойство, захотелось унести ноги. Но пока что можно повременить — Крракх забавный и кушать Райку вроде не собирается.

Когда банка опустела, Крракх принялся выпрашивать еще, но Райка не соглашался, отнекивался и мотал головой, показывая, что еды больше нет. Разочарованный обезьяныш вздохнул, но видимо, был приучен к подобному отношению от старших и быстро успокоился. А Райка продолжил обход пещеры, хотя, если честно, смотреть было особо и не на что.

Вдруг Крракх взвизгнул, подпрыгнул на месте и метнулся к самой дальней стене, куда не доставал солнечный свет. Через мгновение оттуда донесся такой жалобный вой, что Райка перепугался и побежал смотреть, что приключилось.

Обезьяныш сидел на полу, качаясь из стороны в сторону и схватившись за голову. Перед ним лежало черное кострище с обугленными ветками. Райка сперва не понял, а потом протянул руку, потрогал угли — они уже успели остыть…

Мальчик смекнул, что Крракх не только сторожил пещеру (а чего ее сторожить, если вход закрыт?) Нет, на него была возложена гораздо более важная миссия — охранять очаг! Кормить огонь сухими ветками, что были сложены рядом. А малыш увлекся, побежал гулять, заодно спас Райку. Но огонь прозевал… И навряд ли ему простят подобное отношение, ведь огонь — священен!

Райка присел рядом, погладил по жесткой шерстке:

— Ну успокойся… Сейчас что-нибудь придумаем… Ой, знаю!

Он подхватился и бросился к сумке.

— Смотри, что у меня есть! — вернувшись, Райка повертел перед носом обезьяныша зажигалкой, которой недавно жег пиявок. Но Крракх поглядел на непонятную штуковину печальными влажными глазами — он не понимал, как из нее можно вытащить жгуче-алый Огонь.

Представляя себя Прометеем, Райка загадочно улыбнулся и нажал кнопочку. Появился тонкий язычок пламени, который мальчик поднес к брошенной в очаг вязанке. Затрещали ветки, озарились закопченные стены…

Крракх воззрился на это чудо, вытянул губы трубочкой, коротко взвыл и заплясал от восторга. Ухватив Райку за руки, вовлек и его в свой бешеный танец. Мальчишки поплясали от души, да так, что с потолка посыпалась мелкая крошка.

7
{"b":"103199","o":1}